О Гильдебранте и Гадубранте (Берг)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

О Гильдебрантѣ и Гадубрантѣ
авторъ неизвѣстенъ, пер. Николай Васильевичъ Бергъ (1823—1884)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Das Lied von Hildebrand und Hadebrand. — Источникъ: «Москвитянинъ», 1854, томъ II, № 5, с. 10—16 О Гильдебранте и Гадубранте (Берг)/ДО въ новой орѳографіи



О Гильдебрантѣ и Гадубрантѣ.


Слышалъ я, какъ говорили,
Что сошлись въ единоборствѣ,
Межъ полками,
Гильтибрагтъ и Гадгубрантъ,[1]
Сынъ съ отцемъ.[2]
Изготовивши оружье,
И убранства боевыя,
И надѣвъ свои мечи,
Къ бою выѣхали оба.
Гильтибрагтъ заговорилъ, —
Былъ онъ мужъ, душою смѣлый,
Многоопытный и хитрый, —
Такъ разспрашивать онъ сталъ:
«Кто отецъ твой
И откуда родомъ ты?
Ты одно теперь мнѣ скажешь,
Я подумаю другое!
Ты еще ребенокъ малый
Въ королевствѣ короля,
А ужъ я на свѣтѣ пожилъ
И народъ я знаю всякой!»
Гадубрагтъ ему на то,
Гильтибрантовъ сынъ:
«Вотъ что люди мнѣ сказали,
Люди умные, что были
Въ-старину:
Гильтибрантомъ назывался
Мой отецъ, а я въ народѣ
Прозываюсь Гадубрантъ.
На Востокъ онъ съ Теотриггомъ[3]
И съ великою дружиной
Убѣжалъ, боясь Отахра,[4]
И жену въ дому оставилъ,
И ребенка, —
Мать и сына.
Въ эту пору Деотриггъ
Гильтибранта потерялъ
И безмѣрно сокрушался:
Ибо всѣхъ иныхъ любезнѣй
Былъ отецъ мой Деотриху:
Передъ войскомъ
Впереди всегда онъ шелъ
И любилъ войну и бой,
И въ народѣ былъ прославленъ.
Но теперь его ужъ нѣтъ!»
Такъ сказалъ; и Гильтибрантъ:
«Богь порука, —
Никогда не шелъ ты въ бой
Съ человѣкомъ столько близкимъ!»
И съ руки своей онъ снялъ
Перевитое оплечье,
Что изъ Кесаревыхъ денегъ
Было сдѣлано искусно,
И что далъ ему король,
Гунновъ вождь:
Вотъ возьми себѣ оплечье,
Съ радостью тебѣ даю!
И сказалъ тутъ Гадубрантъ:
«Въ лютой битвѣ мужъ отважный
Пусть дарами овладѣетъ! —
Супротивъ копья копье!
Вижу, старый,
Что себѣ ты на умѣ:
Подольщаешься рѣчами,
Чтобъ копьемъ вѣрнѣй достать!
Видно жилъ ты все обманомъ,
Старый Гунъ!
Люди мнѣ давно сказали
Корабельные, что ходятъ
Черезъ море на Востокъ:
Умеръ славный Гильтибрантъ,
Герибрантовъ сынъ!»
И на это Гильтибрантъ:
«По твоимъ доспѣхамъ свѣтлымъ
Вижу я, что твой король
Тароватый и хорошій,
И что изгнанъ не былъ ты
И чужой земли не знаешь!
Горе, горе, Боже правый!
На чужбинѣ,
Шестьдесятъ я выжилъ зимъ,
И стрѣлкомъ меня повсюду
Посылали напередъ.
Для чего доселя смерти
Я въ бою не повстрѣчалъ?
Нынѣ сынъ меня родимый
Топоромъ въ бою изрубитъ,
Иль плашмя мечемъ ударитъ,
Или я ему на смерт!
Нынѣ можешь ты легко,
Если сердцемъ ты отваженъ,
Въ бой идти
Съ гордымъ мужемъ и добычу
Отъ него себѣ достать.
Кто-же былъ-бы столько робокъ
Изъ Восточныхъ,
Кто-бы вызова не принялъ
И на бой-бы не пошелъ,
Если такъ его желаешь!
Испытаемъ!
Кто-то будетъ
Послѣ битвы
Похваляться
И добычей
Овладѣетъ!»
И пустились оба разомъ,
Свѣсивъ копья,
Что торчали на щитахъ. —
Щитъ о шитъ ударилъ тяжко,
Край о край!
Крѣпко бились,
Ажно древки
Стали малы…



Примѣчанія.

  1. Здѣсь Гильдебрантъ — Гильтибрагтъ, также точно, какъ Гадубрантъ измѣняется послѣ въ Гадубрагтъ. Такъ въ подлинникѣ, по чтенію Лахмана, въ книгѣ Altdeutsches Lesebuch, von W. Wackernagel, Basel. MDCCCXXXIX. Странно, какъ могъ н (n) измѣниться въ г (h). Я оставилъ однако чтеніе Лахмана безъ перемѣны. (Прим. перев.)
  2. Замѣчательное слово въ подлинникѣ, составленное изъ двухъ — Sunufatarungos, Sohn — Vater. (Прим. перев.)
  3. Теотриггъ, — дальше Деотрихъ — извѣстный Теодорикъ. (Прим. перев.)
  4. Отахръ — Оттокаръ. (Прим. перев.)