Не матерью, но тульскою крестьянкой (Ходасевич)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Не матерью, но тульскою крестьянкой…
авторъ Владиславъ Ходасевичъ (1886—1939)
Изъ сборника «Тяжелая лира». Дата созданія: 1917, 1922, опубл.: 1923. Источникъ: Владиславъ Ходасевичъ. «Тяжелая лира». — Берлинъ / Петербургъ / Москва: Издательство З. И. Гржебина, 1923. — С. 10-11. Не матерью, но тульскою крестьянкой (Ходасевич)/ДО въ новой орѳографіи


[10]

Не матерью, но тульскою крестьянкой
Еленой Кузиной я выкормленъ. Она
Свивальники мнѣ грѣла надъ лежанкой,
Крестила на ночь отъ дурного сна.

Она не знала сказокъ и не пѣла,
За то всегда хранила для меня
Въ завѣтномъ сундукѣ, обитомъ жестью бѣлой,
То пряникъ вяземскій, то мятнаго коня.

Она меня молитвамъ не учила,
Но отдала мнѣ безраздѣльно все:
И материнство горькое свое,
И просто все, что дорого ей было.

Лишь разъ, когда упалъ я изъ окна,
Но всталъ живой (какъ помню этотъ день я!)
Грошевую свѣчу за чудное спасенье
У Иверской поставила она.

И вотъ, Россія, «громкая держава»,
Ея сосцы губами теребя,
Я высосалъ мучительное право
Тебя любить и проклинать тебя.

[11]


Въ томъ честномъ подвигѣ, въ томъ счастьи пѣснопѣній,
Которому служу я въ каждый мигъ,
Учитель мой — твой чудотворный геній,
И поприще — волшебный твой языкъ.

И предъ твоими слабыми сынами
Еще порой гордиться я могу,
Что сей языкъ, завѣщанный вѣками,
Любовнѣй и ревнивѣй берегу…

Года бѣгутъ. Грядущаго не надо,
Минувшее въ душѣ пережжено,
Но тайная жива еще отрада,
Что есть и мнѣ прибѣжище одно:

Тамъ, гдѣ на сердцѣ, съѣденномъ червями,
Любовь ко мнѣ нетлѣнно затая,
Спитъ рядомъ съ царскими, ходынскими гостями
Елена Кузина, кормилица моя.

1922.