Нечистая сила в народных верованиях (Добровольский)/1908 (ВТ:Ё)

Нечистая сила в народных верованиях : По данным Смоленской губернии
автор В. Добровольский
Опубл.: Живая старина. — 1908. Т. XVII. Вып. 1. — С. 3-16.. Источник: bestiary.us

Нечистая сила в народных верованиях
(По данным Смоленской губернии)

Леший (Честной леса)Править

— «Заблудились, — лесовой нас водил!»

— «А какой он с виду?»

— «Водил-то он нас, водил, да не приказал нам говорить о себе ничего».

Но иные сообщают кое-что, хотя и неохотно, о наружности лешего, о его проделках и образе жизни; наблюдения заблудившихся путников в разных местностях Смоленской губернии носят различный характер.

Лешие в Поречском уезде, по воззрениям местных крестьян, имеют вид людей здоровых и мужественных.

Ростом лешие бывают с лес, а силу имеют необыкновенную.

Начальник леших называется «Честной леса», лесной царь; роста он огромного, на целую голову выше леса, над которым он владычествует, на руках и ногах у него закрюченные когти, похожие на собачьи; борода у него длинная сивая, носит он её в руках.

Некоторые видели лесного царя с белой, длинной бородой, как сидит он спокойно в лесу и громко посвистывает, иной раз он, при свете луны, плетёт лапти.

Могуч и страшен «Честной леса», и волю его слепо исполняют лешие, начальники отдельных частей леса. И царь лесной и подчинённые ему лешие, однако, не имеют власти за пределами своего леса.

Полагают также, что леший имеет вид человека с белыми выпуклыми глазами; выражение лица у лешего такое, какое бывает у сильно испуганного человека, когда он, по народному выражению, «таращит свои бельмы».

А то лесовик является людям в виде обыкновенного седенького старичка, в белой одежде; его можно узнать по тому, как он быстро растёт, удаляясь от человека, и делается огромным великаном.

Леший — оборотень: существенная его черта — что он изменяется в росте и принимает различные образы: в лесу леший идёт — он с лесом равен, на лугу или в поле идёт — он с травой и былинкой равен. А иногда он прячется под былинку, цветок или листок дерева; в лесу леший прячется в дупло и под корнями вывороченных бурей деревьев; вообще леший применяется к среде, его окружающей: является леший и старичком, и красной девушкой, и красивым мужчиной, и зверем, и птичкой, и увлекает путников за собой в непроходимую чащу леса, из которой трудно выбраться.

Он гогочет, кричит диким голосом, хлопает кнутом; иногда, не показываясь из чащи, зовёт прохожего по имени знакомым голосом; прохожий свертывает с дороги и идет на голос, который удаляется всё дальше и дальше в глубь леса, пока не заведёт его в глушь-чащу непроходимую.

По народному мнению, есть такие проклятые места, где непременно человек блудит.

Иногда трудно бывает отойти от вывороти[1], от срубленного дерева. Ходишь, ходишь и всё возращаешься на проклятое место: к какой-нибудь кочке или вывороти, излюбленному местопребыванию или логову лешего. И места-то, кажется, всё знакомые — как тут заблудишься? Один крестьянин не мог отойти от вяза, пока не бросил срубленного им сука. «Видно, это дерево очень любил леший», решил он.

Что же следует предпринимать, когда заблудишься, когда обойдёт тебя леший, или ты сам попадёшь на его логово и, вообще, озелит тебя, одурманит нечистая сила?

А поступай так, как советуют старички и старушки.

Переодень что-нибудь из одежды вверх изнанкой, разуй левую ногу и обуй правую, поверни свою шапку на изнанку кверху или поверни её козырьком назад; прочти, если знаешь, воскресную молитву три раза; вспомни, что накануне Нового года варят свиную голову — этими средствами ты не дашь подшутить над собой лешему, который водит человека на самом краю леса и не даёт ему узнать, к какому он месту вышел подле селения. А сердится на тебя придирчивый леший за то, что случайно ты перешёл его любимую тропу. Впрочем, иногда лешие сбивают с пути тех, которые отправляются в лес, не благословясь, т. е. не помолясь Богу; они также уводят детей, оскорбивших мать и проклятых ею в полдень. Лесовые уносят по преимуществу мальчиков, лесовихи девочек. Женщин лешие уводят больше строптивых и плохо живущих с мужьями.

Что же делается со взрослыми и детьми, похищенными лесовыми и лесовихами?

Плененные лешим становятся невидимкою и странствуют с лешим. Лесовой кормит их губяшечкой или труташечкой, поит луговой водой.

А добрый лесовик кормит пленников баранками, орехами, пряниками, только даёт в меру, очень не балует. По мнению народа, что хозяин забудет или положит небрежно, то лесовой утащит — вот откуда у лесового берутся баранки и пряники, и пища человеческая. Пряники лесового, принесённые в обитаемое жилище, становятся труташками и листьями.

Лесовой водит свою жертву не только лесами и полями, но по городам и селениям, по местам хорошо известным заблудившемуся. Драматизм положения сбившихся с дороги и водимых лешим заключается в том, что они бывают близко около родных, видят их лица, слышат их разговоры, бывают свидетелями бессильной скорби; заблудившиеся сами проливают незримые слёзы и ноги у них подкашиваются от сердечного горя. А между тем лесовой не позволяет несчастным открыться родне, высказаться, хоть словечко промолвить, а разве только, и то в добрую минуту, пройти около родных, и «тирнуться краем одежды».

Жизнь похищенного лесовым — созерцательная. Кормит лесовой не часто, но зато делает невидимку свидетелем различных житейсвих сцен-положений, и при виде всего этого, в поучение заблудившемуся, лесовой делает свои выводы и поучения. Понятия у лесового такие, как у степенного домовитого мужика. Вот некоторые взгляды из этого домостроя.

По мнению лесового, после ужина следует молиться; ложиться спать надо, перекрестясь, и детей на ночь надо перекрестить; следует быть аккуратным и чистоплотным и хозяину, и хозяйке. Муку для хлеба надо просевать, с хлебом рекомендуется обходиться бережно и с особым почтением: утворяя хлеб, не мешает процедить воду; хлеб следует класть на столе — отнюдь не на лавке. Рекомендуется в закромах накрывать зерно покрышкой, чтобы оно не запылилось. Если пища изготовлена вкусно и опрятно, лесовой, пожалуй, отведает ее, от плохой пищи он отвернётся, скривит свою морду — и уйдёт.

Натура лесовика широкая и весёлая, русская. Ему нравится весёлый разгул ярмарки: где лесовой пройдет, там живее торг идет, купцы наперебой сбывают товары, от задора дерутся даже — ради шутки лесовой сводит их на драку.

Лесовой иногда принимает близкое и непосредственное участие в скорбях человека — он убаюкивает больного ребенка, чтобы успокоить бодрствующую над ним мать и дать ей приотдохнуть. Лесовой предвидит будущее, и наперед судьба человека ему известна; иной раз он является в роли предсказателя.

Долго, долго водит лесовой; иногда лет семь. И если он увёл вследствие проклятия, то тогда только возвращает ребёнка родителям, как окончится срок проклятия и при известных характерных обстоятельствах. Раз в полдень мать прокляла дочь; через это проклятие дочь её сделалась невидимкой и семь лет странствовала с лешим. Мать, между тем, усердно молилась Богу о возвращении дочери и клала относы[2]) лесовым. Родители уже совсем потеряли надежду найти дочь. Раз они были в кабаке. Отец предлагал матери выпить стакан водки, а она всё отказывалась и с сердца выплеснула водку через плечо — прямо в глаза своей дочери, которая невидимо была в кабаке и тёрлась вместе с лешим подле своих родителей. Тотчас же дочь перестала быть невидимкой и появилась пред глазами удивленных и обрадованных родителей.

Возвращению лесовыми уведенных ими жертв способствуют относы. Относы кладутся на перекрестках дорог, где собираются лешие. Относом может служить кусок сала, горшок с кашей, хлеб с солью, а то бабы напекут блинов или пирогов, завернут эту снедь с солью в чистую тряпочку, перевяжут красной ниточкой, отнесут всё это в лес и положат на перекрестке лесных дорог. Бабы, предлагая гостинец лесному царю, кланяются на все четыре стороны, не крестясь, и говорят: «Честной леса, просим тебя: нашу хлеб-соль прими, а нашего родного возврати». Верят, что после этого относа лешие перестают водить заблудившегося. По мнению крестьян села Данилович, Ельнинского уезда, освобождаются дети, уведенные лешим, от дьявольского пленения, если не вкусят дьявольской пищи. Когда за унесенного младенца служат молебны, то бесы мучат его щиплют, «щекотят», всячески тиранят и кормят углями и землёй.

Унесённые лешими дети, после возвращения, с трудом привыкают говорить и дичатся общества. Лешие сами выносят их и бросают на то место, откуда взяли. Придя в сознание, дети рассказывают, что, во время пения молебнов, они были или в лесу на деревьях, или в селении на крыше избы своего родственника. Возвращаются от лесового уведённые им жертвы бледные, худые, с лицом, поросшим мохом, в одежде, напоминающей «трипятиння или перяпир березы». Если блудившие хворают какими-либо болезнями от голода, утомления или страха, то родные для их выздоровления кладут относы в том лесу, где они блудили. Часто пребывание у лесового кладёт особенный отпечаток: бывшие у него отличаются особенною сосредоточенностью и серьёзностью, и с важностью передают то, что видели и слышали. Многие, наслышавшись от лесового всякой премудрости, становятся знахарями и знахарками и поддерживают сношения с лесовыми, домовыми и всякой нечистою силой. Девушки, жившие у лесовихи, называются лесными девками; по выходе замуж, они теряют свое знание и связь с миром сверхъестественным.

Лесовые запрещают вернувшимся от них рассказывать кое-что: например, о своей наружности, о своём житье-бытье. В этом отношении их рассказы напоминают видения обмиравших. И обмиравшие, и водимые лесовиками, рассказав многое, при этом прибавляют: «одно слово мне не приказано говорить». Любопытство сильно подстрекается умолчанием.

«Ну, скажи, скажи!»

— «Умру, не скажу. Ни за что в свете не скажу».

Как обмиравшие, так и уведённые лесовыми получают иногда предсказания относительно своей судьбы и судьбы близких. Пропадавший дровосек рассказывал подробно, как его незнакомый старик завёл в непроходимый лес и всё это время водил по лесу, показывал ему два колодца: в одном были всё змеи, а в другом вместо воды кровь; предсказал, что он будет служить в солдатах, а сегодняшнюю ночь привел его опять к тому дереву, где был воткнут топор. На вопрос, чем он питался всё это время, крестьянин отвечал, что старик кормил его хлебом, который ещё и теперь лежит у него за пазухой; но когда стал вынимать его, тотчас вместо хлеба оказались гнилушки и мох. Через десять лет крестьянин умер, а жена его и двое детей живы и теперь.

Сверхъестественные знания и богатство получают от лесового те, кто окажет какую-либо услугу его детям, прикроет их, найдя в лесу нагими. Всем присуще верование, что у лесовых есть дети, а некоторые видели их: лежат они, голенькие, в люльках, привешенных к ветвям ели или сосны. Если увидишь такого ребёнка, нужно что-нибудь с себя снять, покрыть ребенка и нести. Явится женщина, которая будет убиваться, упрашивать отдать ей ребенка, обещая за него исполнения какого угодно, но только одного желания. Сейчас вам и расскажут пример, что, действительно, такой человек разбогател, благодаря ребёнку, найденному в лесу, а такой получил чудесное знание или сделался знахарем. В Ельнинском уезде, Смоленской губернии, Арнищевской волости, деревни Блашевицах есть такое поверье: кто увидит лесовиху во время родов, тот должен что-нибудь набросить, не крестясь и не читая молитвы, на её родившегося ребенка и тотчас же уйти. Лесовиха пойдёт за этим человеком и всё будет спрашивать, что ему нужно: денег или хорошей жизни. Кто попросит у неё денег, то она сейчас же насыплет ему целый приполок денег, которые, при выходе из леса, обращаются в уголья. Но кто будет говорить, что ему ничего не нужно, тот всю жизнь будет пользоваться успехом во всех своих делах. Поэтому народ говорит про того, кто живет в довольстве, что, верно, он видел лесовиху во время родов. Только счастливый человек может видеть лесовика и лесовиху одетыми в хорошую одежду; если кто увидит лесовика в дурной одежде, не будет счастья. Мужчины, увидев лешевиху и услышав её голос, начинают скучать и худеют.

Приспанные дети, по мнению народа, не умирают, а их уносит лесовой и кладёт вместо унесённого ребёнка чурбан или труп. Считается почему-то грехом колыхать пустую люльку — убаюкивать чёрта. Говорят также: не тряси коленом — не потешай чёрта.

Следует избегать в лесу лешего и его кнута. Следы кнута лешего остаются на траве и на грибах. За следы принимаются бороздки на поверхности грибов, оставленные слизнями. Поэтому, маленьких детей, посылая за грибами, очень часто научают не брать грибов с трещинами и не ругаться, чтобы не случилось какого несчастья. Нехорошо также ступить на волчий след. Волки, как и прочие звери собачьей породы, при встрече друг с другом, расшаркиваются и, исполняя этот долг вежливости, сдирают с почвы листья, оставляя при этом приметный след на земле. Говорят: кто ступит на такой след — заболеет. Так про заболевшего обыкновенно и говорят: он вступил в «звериный скраб». Звериным скрабом называется особая болезнь: по телу появляются волдыри «кургонья»; больной испытывает нестерпимый зуд.

Кто перейдёт след лешего, — или блудит, или заболевает ломотою. Нехорошо в лесу говорить громко и браниться: лесовой этого не любит. Раз мальчик ведёт на ночлег лошадей и разговаривает громко, к нему подходит какой-то почтенный старик (верно лесовой) и строго замечает мальчику, что он не у себя дома, чтобы он вёл себя потише.

Старый охотник Марко приказывает своим детям входить в лес с следующим присловьем: «лес клястнэй, хозяин частнэй! Господи, Боже, благослови в лес войти и с лесу выйдить».

Лесовой сердит и иногда не проч бывает подраться. Один крестьянин, блуждая по лесу, увидел около огня странного человека, которого он принял за лесовика, лесовик оказался вспыльчивым и придирчивым, так что у встретившихся завязалась драка. Незнакомец так ударил крестьянина по щеке, что тот приехал домой со знаком и от испуга через неделю умер. Но лесовой редко вступает в открытую драку, а больше карает прогневавших его посетителей леса разными болезнями, ломотами, горячкою или таким помрачением ума, от которого человек блуждает в знакомом месте. Для избавления от всех этих бедствий, надо молиться лесовым и класть им относы.

К лесовому же обращаются с просьбой вернуть заблудившийся в лесу скот. Хозяин утраченного животного кладет на перекрестке десять яиц, кусок сала, ковригу хлеба и становится к относу задом; знахарь очерчивает его и заклинает духов разными голосами; после чего хозяин, не оборачивая головы, возвращается назад домой. А весной, во время первого выгона лошадей в поле — на ночлег, — крестьяне молятся лесному царю о сохранении лошадей от зверя и всякого случая: «Лес честной, царь богатый и многомилостивый! Спаси моих лошадок в поле, за полями, в лесу, за лесами, где они ходят, гуляют, росу выпивают, — тем они сыты пребывают. Вот тебе, лес честной, хлеб соль и низкий поклон».

Леший, иди Честной Леса, — хозяин над всеми зверями, а над волками по преимуществу. Волки — любимые звери лешего. В народных рассказах упоминается сивенький старичок, с предлинной бородой, пасущий волков. Этот старичок посылает волков на скот и для единоборства с собаками; старичку неприятно, если собаки справляются с волками: старик вступается за своих «собачек» и убивает их противников волшебным прутиком.

В стаде волков, пасомых старичком, есть белый, как снег, волк. В некоторых рассказах волками предводительствует белый волк — это лесовой, принявший волчиный вид.

По народному мнению, чтобы волки не нападали, при встрече с волчиным стадом, надо обратиться к волкам с речью, называя их молодцами: «Здрастуйтя, мыладцы! идитя вы, мыладцы, сваей дарогый, а я пайду сваей!» Волки тогда посторонятся и пойдут, куда им нужно.

В Духовщинском уезде полагают, что у волков есть свой хозяин — царь, белый волк; по другому поверью, лесовой принимает вид белого волка. Если этот волк бросается на человека, то и все волки на него бросаются и наоборот. При встрече со стадом волков, нужно поклониться до земли белому волку, и волки не сделают никакого вреда. Одному крестьянину пришлось поздно ехать по лесу; вдруг он видит огонек; подъезжает ближе — видит вокруг огня целое стадо волков, а над ними — хозяин лесовой. «Оставайся, мужичок, у нас ночевать, сказал лесовой, всё будет цело и сохранно». — Мужичок поблагодарил на ласковом слове. Он знал, что перечить хуже.

Мужику дали место у огня, а лошадям сена и соломы.

Утром мужичок стал предлагать плату за ночлег.

«Мне ничего не надо, возразил лесовик: — а вот моим волкам дай, что у тебя дома есть и чего тебе не жалко».

Мужичок думал: «деревня моя далеко, и притом как же волки могут из хлева утащить корову — ведь теперь не лето: коровы не в поле». Через несколько дней приезжает мужичок домой.

— Ну, что у вас всё благополучно? — спрашивает у домашних.

— Всё-то всё! да вот на другой день, как ты уехал, погнали на водопой коров, и нашу лучшую корову разорвали волки — никак отбить не могли…

Молятся о сохранении стад не одному «Честному леса», но и св. Егорию, а также и царю — белому или серому волку.

Водяной дедушкаПравить

Водяного простой народ представляет или старым дедом, у которого борода по колено, или же получеловеком, или полурыбой. В последнем случае водяной называется «навпой.»

Водяной может превратиться в какую угодно рыбу. Под водой у водяного есть великолепный дворец, из которого он в известное время дня и ночи выходит на дно рек и озер, и здесь в каком нибудь омуте или вире ожидает добычи.

Спасать утопленника, т. е. отнимать добычу у водяного, боятся, дабы не разгневить дедушку-водяного. Купающегося человека водяной часто хватает за ноги и старается его залить.

Особенно опасно купаться и ловить рыбу, по мнению крестьян, в полдень и полночь. Залившихся девиц водяной обращает в русалок.

Иногда водяной живёт под мельницей; если он захочет, может воспрепятствовать постройке мельницы. Один помещик вздумал выстроить на Днепре какую то особенную мельницу на плотах. Сначала работа шла очень успешно, но вот, однажды, просыпается помещик как-то на заре и видит: по реке, от леса, идёт какой то высокий человек, весь в белом; подходит довольно близко к нему, да как ударит кнутом по плоту — гул пошёл и шум кругом. С тех пор пошли неудачи и постройка плотины осталась неоконченной.

В местностях болотистых, по мнению народа, водяной имеет вид горбатого и бородатого старика с коровьими ногами и хвостом; не безопасно бродить по лесистому болоту во владениях этого водяного. Этот водяной показывается людям, то в воде, то близ воды, в виде серого чудовища на четвереньках.

Водяные далеко от своего местожительства не отходят, людей пугают громким хохотом и сильным хлопаньем в ладони; над заблудившимся они смеются.

РусалкиПравить

Русалки — молодые, красивые женщины, с длинными до пят косами; живут они в лесах, болотах, но главное пребывание русалок в речке, в каком нибудь глубоком омуте. На берег русалки выходят редко, а если и вылезают, то далеко от воды не отходят; они заманивают к себе проходящих мимо мужчин, которых больше всего прельщают красотой и стараются защекотать. От нечего делать русалки подшучивают над рыбаками, скручивают их сети, вытаскивают норота на берег, в неводах выворачивают матню.

Русалки — души утопленниц, мертворождённых, или же детей, умирающих некрещеными. До Духова дня они живут в водах; на Духов день русалки выходят из своих жилищ и плещутся на поверхности воды. Тогда русалки могут заходить и далеко от места своего обитания, в леса и рощи.

Цепляясь волосами за сучья и стволы, если эти деревья согнуты бурею, они качаются как на качелях, с криком: «рели́, рели́!» или: «гутыньки́, гу́тыньки!»

Заходят русалки в поля и луга, заманивая прохожих поближе к воде, чтобы потом их утопить или защекотать до смерти. Во всякое место могут зайти русалки. Остерегаются купаться на Духов и Троицын день.

На Кривой неделе опасно ехать одному чрез засеянное рожью поле: русалки могут напасть и замучить.

Русалок не трудно узнать издали: они походят на женщин с длинными распущенными волосами.

Чтобы избавиться от них во время нападения, нужно начертить на земле крест, который обвести кругом чертою; в этом кругу и стать. Русалки тогда не подступятся; походят, походят около черты, а потом и спрячутся.

В одной из духовских песен девушки просят бабушку очертить их волшебным кругом и обсыпать овсом и хмелем:

А ты, бабушка Куприяноўна,
Ты ж обчарти нас залатым нажом,
Ты ж абсей нас ярым аўсом

(с. Черепово Рославльского уезда).

Абсейка нас ярым хмелем,
Абчарти нас залатым ножом!

(С. Скотинино Смоленского уезда).

Бабка обводит чертою девушек, находящихся в кругу, со словами:

«Хто ў чарте — то наши.
За чартою—то ни наши

Русалки, по народному представлению, существа жалкие, нуждающиеся в пище и одежде:

На кривой бярёзи
Русалка сядзела,
Рубацёнки прасила:
— «Дзеўки-маладухи,
Стойця, рубашку дайця:
Хуш худу-худеньку,
Дак бялу-бяленьку.»

Существует поверье, что на Духовской неделе ходят по лесу нагие женщины и дети; при встрече с ними нужно непременно набросить на них платок или хоть какую нибудь тряпочку. Если же ничего с собою нет, то нужно хотя оторвать рукав от платья и кинуть русалкам — в противном случае угрожает неизбежная смерть. В подтверждение последнего рассказывают, что один мужик, встретив в лесу нагих детей, хотел убить их, но чуть поднял руку, как его скорчило, и он умер на месте.

Поверье относительно русалочьих детей, нагих, жалких, стонущих, весьма распространено. Крестьянка с. Данькова Февла Марковна мне передавала следующее:

«Я ехала через лес со своим отцом; проезжая мимо одной большой ели, мы услышали жалкий стон, точно маленькие дети рыдали. Отец шепнул мне на ухо: — „Это русалочьи дети плачут!“ — Мы прикрыли место около елки платочком, и плач стих».

Русалки принимают участие вместе с девушками в гаданиях на Духов и Троицын день. Девушки сплетают себе венки из живительных и чародейственных трав: буковицы, полыни, любистика, черемухи и березы. На Духов день после обеда девушки с песнями и плясками завивают венки. Они несут в лес разные кушанья, между которыми непременно должна быть яичница. Венок остается завитым целую неделю, в продолжении которой к нему не подходят из боязни, чтобы русалки, качающиеся не защекотали дерзкого; если кому-либо встретится крайность непременно идти неподалеку — отнюдь не должен видеть то место, где этот венок находится.

По окончании Русальной недели, в первое воскресенье после Духова дня, русалки оставляют венок; пора их наслаждений кончилась, и девки уж без страха отправляются развивать его и раскумливаться. А до этого —

Хто вянок разаўеть,
Таго у крюк сагнеть;
Акалеить батька,
Аслепнить матка.

На заговины девушки бросают венки в воду и загадывают о женихах. Девушка, венок которой тонет, по народному поверью, должна умереть; по другому поверью, печальная участь постигает её жениха:

«А ўси вянки паверьх вады,
А мой патанул;
А ўси дружки с вайны пришли,
А майго дружка нет!»

В селе Прыщах Рославльского уезда девушки старались затянуть в воду мужчину и выкупать его, если тот случайно приходил к воде, к месту девичьего гадания. Обычай этот, возникший как бы в подражание русалкам, давно уже прекратился.

«Раз мы, передавала одна женщина, покупали писаря и подмочили у него за пазухой какую-то бумагу. Писарь нас затягал по судам, и мы бросили с тех пор купать мужчин.»

На Семик крестьяне поминают утопленников, удавленников, вообще людей, скончавшихся скоропостижно. Прежде и «провод» таким умершим отпевали только в этот день.

Мыть белье на речке в Семик не принято в угоду залившемуся, потому что, если не из близких, так из дальних родственников кто-нибудь был утопленником.

По мнению крестьян Ельнинского уезда, русалки произошли от приспанных детей «присыпушей», вместо которых лесовые кладут чурбаны.

Одна крестьянка приспала нескольких своих детей и, чтобы не приспать последнюю дочь, не ложилась с нею спать даже тогда, когда та стала взрослою девушкою. Наконец, дочь, будучи уже замужем, приехала в гости к своей матери, которая ей говорит:

«Дачушка, ни разу я с тобою не спала; ляжем теперь поспать вместе.»

Дочь согласилась; в ту же ночь мать ее и приспала. После похорон мать была безутешна; раз пошла она в поле и слышит там голос: «пойди на Благовещенье в церковь и, когда запоют херувимскую песнь, стань в притворе у дверей; в это время будут выходить всё черти; между ними будет идти и твоя дочь. Ты пропусти всех чертей мимо, а дочь свою хватай и держи до тех пор, пока выйдет священник и начнет ее отчитывать!» Мать сделала так и привела свою дочь невредимою.

По крестьянскому поверью, во время обедни «черти-присыпальнички» находятся в церкви по левую сторону алтаря. Когда священник, при пении херувимской песни, отворяет царские врата, черти испытывают страшное мучение и спешат удалиться из храма, и, чтобы между присутствующими во храме не спрятался чёрт, они должны в это время стать на колени. Иногда и в пропаже скотины бывают виноваты русалки. Погадают деды и скажут, что для того, чтобы отыскать пропавшую скотину, нужно положить относ русалкам. Относ этот делается так:

Сплети лапти, сидя в лесу на пне; разорви новую женскую рубаху и сделай из неё онучи, и, вместе с хлебом и солью, всё это заверни в чистую тряпку, перевяжи красной лентой и отнеси на перекресток в лес. Там, положивши всё это на какое нибудь дерево, поклонись до земли, не крестясь, на всё четыре стороны и говори:

«Прошу вас, русалки,
Мой дар примите,
А скотинку возвратите!»

Крестьяне уверены, что пропавшая скотина возвращается только благодаря подобным относам.

По народному мнению, русалку можно поймать и привести домой. Вот одна легенда: "Мой прадед, рассказывает крестьянин, пошел однажды на Русальной неделе в лес лыки драть; на него там напали русалки, а он быстро начертал крест и стал на этот крест. После этого всё русалки отступили от него, толька одна всё еще приставала. Прадед мой схватил русалку за руку и втащил в круг, поскорее набросив на нее крест, висевший у него на шее. Тогда русалка покорилась ему; после этого он привел ее домой.

Жила русалка у прадеда моего целый год, охотно исполняла всё женские работы; а как пришла следующая Русальная неделя, то русалка снова убежала в лес. Пойманные русалки, говорят, едят мало — больше питаются паром и скоро бесследно исчезают из человеческого жилища.

Русальная неделя почитается крестьянами как праздник: во время этой недели крестьяне работают по утрам, а с полдня совсем ничего не делают. Всю неделю стараются избегать следующих работ: не пашут, не сеют, не вьют веревок, не вяжут борон, не прядут, не городят изгородей. По поверию крестьян, кто будет пахать в эту неделю, у того скот будет падать; кто будет сеять, у того градом побьет хлеб; кто будет прясть шерсть, у того овцы будут кружиться; кто будет городить изгородь, вить веревки, вязать бороны, тот зачахнет, и согнет того в дугу.

Дети лиц, нарушивших Русальную или Кривую неделю, родятся уродами; приплод скота у этих хозяев бывает ненормальный. Мальчики работали на русальной неделе; вдруг пришла русалка и защекотала их до смерти. На Русальной неделе не пускают детей бродить около воды.

ПримечанияПравить

  1. Сваленное бурей и вывороченное с корнями дерево. Ред.
  2. Об относах см. далее.