Yat-round-icon1.jpg
Полное собраніе стихотвореній — На пути изъ гостей
авторъ Яковъ Петровичъ Полонскій
Источникъ: Яковъ Петровичъ Полонскій. Полное собраніе стихотвореній. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 1. — С. 217 — 221. На пути из гостей (Полонский)/ДО въ новой орѳографіи

[217]
НА ПУТИ ИЗЪ ГОСТЕЙ.

Славный морозъ. Ночь была бы свѣтла,
Да застилаетъ сіянье
Мѣсяца душу-гнетущая мгла—
Жизни застывшей дыханье.
Слышится города шорохъ ночной,
Снѣгъ подметенный скрипитъ подъ ногой…
Дальнихъ огней вижу мутныя звѣзды,
Да запертые подъѣзды…
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Что̀ же въ гостяхъ удержало меня?
Или мнѣ было привольно
Въ сладкомъ забвеньи безплоднаго дня
Мучить себя добровольно?

[218]

Скучно и глупо безъ цѣли болтать…
И не охотникъ я въ карты играть,
Даже, признаться, не радуетъ ужинъ;
Да и кому я тамъ нуженъ!
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Мери сегодня была весела
И граціозно-любезна;
Но хоть она и умна и мила—
Нравиться ей безполезно.
Слушать—такъ право, на горе мое,
Бредитъ героями… но до нее
Мнѣ далеко, потому что невѣста
Ищетъ доходнаго мѣста.
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Олимпіада простѣе сестры…
Впрочемъ,—глаза съ поволокой,
Листа играетъ; во время игры
Пальцы взлетаютъ высоко,
Клавиши такъ и стучатъ, и гремятъ…
Всѣ, будто въ страхѣ какомъ-то, молчатъ…

[219]

Правду сказать, мастера ея руки
На музыкальныя штуки!
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Викторъ стихи намъ сегодня прочелъ:
Дамы остались довольны;
Только старикъ отчего-то нашелъ,
Что черезчуръ мысли вольны;
Что молодежь нынче стала писать
Такъ, что не слѣдуетъ вслухъ и читать.
Вотъ и прочелъ я стихи эти снова,—
Ну, и не понялъ ни слова!
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Гости бываютъ тамъ разныхъ сортовъ:
Въ домъ пріѣзжаютъ—вертятся,
И комплиментъ у нихъ мигомъ готовъ,
Изъ дому ѣдутъ—бранятся.
Что̀ занимаетъ ихъ—трудно понять;
Все обо всемъ они могутъ сказать;
Каждый себя самолюбьемъ измучилъ,
Каждому каждый наскучилъ.

[220]

Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Въ люди какъ будто невольно идешь:
Все, будто, ищешь чего-то,
Вотъ-вотъ не нынче, такъ завтра найдешь…
Одолѣваетъ зѣвота,
Скука томитъ… А проклятый червякъ
Въ сердцѣ уняться не хочетъ никакъ:
Или онъ старую рану тревожитъ,
Или онъ новую гложетъ.
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

Много есть чудныхъ, прекрасныхъ людей,
Свѣтлыхъ умомъ и вполнѣ благородныхъ,
Но и они, въ родѣ блѣдныхъ тѣней,
Меркнутъ душою въ гостиныхъ холодныхъ.
Есть у насъ, такъ-называемый, свѣтъ,
Есть даже люди, а общества нѣтъ:
Русская мысль въ одиночку созрѣла,
Да и гуляетъ безъ дѣла.
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!

[221]


Вотъ, вижу—дворникъ сидитъ у воротъ,
Въ шубѣ да въ шапкѣ лохматой:
Точно медвѣдь; на усахъ его ледъ,
Снѣгъ въ бородѣ, въ рукавицѣ лопата…
Спитъ ли онъ, такъ ли прижавшись сидитъ,
Думаетъ думу, морозы бранитъ,
Или, какъ я же, безплодно мечтаетъ,
Или меня поджидаетъ?
Боже мой! Боже мой!
Поздно приду я домой!