Октябристы
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 393—397 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ


Октябристы — ходячее наименование для членов союза 17 октября. Союз 17 октября — одна из русских политических партий — был основан в начале ноября 1905 г., сперва в Москве, потом в Петербурге и получил название от манифеста 17 октября. Скоро после основания он был легализован, что поставило его в более благоприятные условия сравнительно с партией к.-д. и др. В числе его основателей, подписавших первое «воззвание Союза 17 октября», были: гр. П. А. Гейден, Д. Н. Шипов, М. А. Стахович, А. И. Гучков, Н. И. Гучков, С. И. Четвериков, Г. А. Крестовников, Н. А. Хомяков, М. В. Родзянко, Г. Г. Лерхе, Ю. Н. Милютин, А. А. Столыпин, Н. А. Резцов и др. С конца 1905 г. Союз начал быстро распространяться и в провинции. На первом его съезде, 8—12 февраля 1906 г., в Москве, было представлено 38 губернских и 86 уездных отделов Союза. В воззвании Союза указана была необходимость «дружно сплотиться вокруг тех начал, которые провозглашены в манифесте 17 октября, настоять на возможно скором, полном и широком осуществлении этих начал правительственной властью, с прочными гарантиями их незыблемости, и оказать содействие правительству, идущему по пути реформ, направленных к полному и всестороннему обновлению государственного и общественного строя России»; в этом Союз видел задачу политического момента. «С этою целью, говорилось в воззвании, образуется союз, в который приглашаются войти как отдельные лица, так и отдельные партии, программа коих в основных чертах совпадает с программою союза». Таким образом, по первоначальному плану Союз должен был быть не партией, а союзом или блоком партий. В действительности это не осуществилось, и Союз с первых же дней оказался обыкновенною политическою партиею. По первоначальному замыслу его основателей он был умеренно-либеральной организацией, решительно враждебной как революции, так и застою, и занимал место между конституционно-демократической партией (XXII, 560) с одной стороны, и партией правового порядка и различными монархическими партиями — с другой. О., признавая манифест 17 октября и последовавшие законодательные акты о Гос. Думе конституцией, считая министерства Витте, Горемыкина, Столыпина — министерствами конституционными, их путь — спасительным путем реформ, стремились не к завоеванию, а к охране конституционных прав. В их программе шла речь о «развитии и укреплении начал конституционной монархии, с народным представительством, основанным на общем избирательном праве», об отстаивании единства и нераздельности российского государства; она отрицала автономию отдельных национальностей и федеративное начало (только за Финляндией признавалось право на «известное автономное государственное устройство при условии сохранения государственной связи с Россией»), но утверждала право национальностей «на защиту своих культурных нужд, в пределах, допустимых идеей государственности», и требовала свободы печати, свободы союзов, личности и т. д. Протестуя против экспроприации помещичьих земель, О. настаивали на признании государственных и удельных земель фондом для удовлетворения земельной нужды крестьян и других разрядов мелких землевладельцев, на усилении деятельности крестьянского банка, но «в случае государственной важности» допускали «отчуждение части частновладельческих земель на справедливых условиях вознаграждения, устанавливаемых законодательной властью». В области рабочего вопроса Союз обещал страхование рабочих на случай инвалидности и смерти, законодательное ограничение рабочего времени женщин и детей (но не мужчин), свободу профессиональных союзов и стачек, при условии устранения насилия над личностью желающих работать. К парламентаризму Союз с самого начала относился отрицательно. Наиболее ясную грань между О. и партиями, стоявшими левее их, начиная с к.-д., проводили, однако, не программные различия, а то, что О. были более или менее довольны министерствами Витте и следующими, в особенности П. А. Столыпина. Союз был не оппозиционной партией, а партией более или менее правительственной; он гораздо более выстраивал свой фронт налево, чем направо. Умеренный либерализм октябристской программы и наличность в Союзе несомненно либерального левого крыла (гр. Гейден, М. Стахович, Д. Н. Шипов) не помешали многим лицам, близким к консервативным, иногда даже черносотенным организациям, вступать одновременно и в Союз 17 октября. Вследствие этого в общественных выступлениях Союза нередко звучали ноты, совершенно чуждые либеральной программе Союза. В начале 1906 г. Союз 17 октября почти совершенно слился с образовавшимися недолговечными партиями московского купечества — торгово-промышленной и прогрессивно-экономической, а в течение 1906 г. к нему перешла значительная часть членов распадавшейся партии правового порядка. Это также вело к усилению консервативных элементов Союза. В 1-ю Гос. Думу (1906) было избрано всего 13 октябристов, среди которых господствовали представители их левого крыла (гр. Гейден, М. Стахович), пытавшиеся, без заметного успеха, действовать на Думу умиротворяющим образом. Резким диссонансом в 1-й Думе прозвучала речь правого октябриста, Способного, в защиту смертной казни. Слабость О. в Думе и малая популярность их в стране заставила Гейдена и Стаховича усилить свои кадры привлечением беспартийных депутатов и образованием из них в Думе группы мирного обновления, которая позднее слилась с партией прогрессистов. В Выборг О. 1-й Думы не ездили и выборгского воззвания не подписали. Осенью 1906 г. А. И. Гучков, с мая состоявший председателем центрального комитета Союза и с самого начала бывший едва ли не наиболее влиятельным лидером О., в письме в редакцию «Нового Времени» (10 сентября) выразил одобрение введению военно-полевых судов. Это послужило поводом к выходу из Союза Д. Н. Шипова, затем М. А. Стаховича и гр. П. А. Гейдена и окраска союза стала еще более консервативной. Еще в самом начале 1906 г. кн. Е. Н. Трубецкой назвал Союз 17 октября, «партией испуганного обывателя», а несколько позднее — «партией потерянного документа» (т.-е. забытого ею манифеста 17 октября); к этим двум кличкам присоединилась позднее еще одна: «партия последнего правительственного распоряжения». На 2-м съезде Союза 17 октября, происходившем 7—10 мая 1907 г. в Петербурге, была переработана политическая программа Союза. Программа признавала двухпалатное народное представительство, при чем не видела никакой нужды в изменении способов назначения членов Государственного Совета, а для Гос. Думы выдвигала принцип избрания «полноправными гражданами путем равной и закрытой подачи голосов, прямой в городах, двухстепенной в деревнях» (выражение «полноправные» точнее определено не было); министры должны были быть ответственными перед императором и перед народным представительством. Права национальностей, признававшиеся в первой программе, в новой упомянуты не были; по еврейскому вопросу принята резолюция весьма уклончивая и двусмысленная. С тех пор съездов Союза 17 октября более не было; были только конференции (1909 и 1913 гг.), по своей многочисленности, впрочем, ничем не отличавшиеся от съездов. Программа Союза доныне (1916) остается неизменной. Во 2-й Думе (1907) насчитывалось 44 октябриста и примыкавших к ним умеренных; господствующий тон придавали этой группе Крупенский, Синадино, Созонович, еп. Евлогий, значившиеся в одной фракции с О., но позднее перешедшие либо к националистам, либо к правым. Роспуск 2-й Думы и новый избирательный закон 3 июня О. признали печальной необходимостью. Новое положение о выборах, выдвигавшее на первый план землевладельческую и домовладельческую курии, оказалось для О. чрезвычайно благоприятным; к тому же на выборах в 1907 г. они пользовались деятельною поддержкою администрации. В 3-й Думе (1907—12) в их фракции числилось 148 членов, несмотря на то, что во время избирательной кампании Союз действовал очень вяло. В числе О. были избраны лидер партии, яркий представитель ее центра, А. И. Гучков; представители левого ее крыла — Н. А. Хомяков, бар. А. Н. Мейендорф, А. И. Звегинцов, гр. А. А. Уваров, представители ее центра — М. М. Алексеенко, М. Я. Капустин, Е. П. Ковалевский, Г. Г. Лерхе, Ф. Н. Плевако, представители правого крыла партии — М. В. Родзянко, Н. П. Шубинской. Падение темпа политической жизни в России отразилось и на Союзе 17 октября; его деятельность в стране совершенно замерла; многочисленные отделы партии были либо распущены, либо фактически прекратили всякую деятельность; вне Думы Союз 17 окт. был почти совершенно незаметен, но в Думе третьего созыва он господствовал. Председателями Думы были последовательно его лидеры: Н. А. Хомяков, А. И. Гучков, М. В. Родзянко. Центр тяжести внутри фракции постепенно передвигался, таким образом, слева направо. Отсутствие поддержки в стране служило для О. источником слабости; третья Дума не сделала ничего для проведения в жизнь программы господствовавшей в ней партии. Фракция О. оказалась весьма плохо сплоченной. Уже в 1908 г. из ее состава вышел гр. Уваров. В 1909 г. от фракции откололись крайние правые ее члены, Я. Г. Гололобов и другие; они образовали особую фракцию (в 11 членов) — «группу правых октябристов», мало чем отличавшуюся от «правых». В общем фракция О. поддерживала Столыпина; она стояла за издание закона, коренным образом изменявшего положение Финляндии, за выделение Холмск. губ. из состава Царства Польского, за все предлагавшиеся правительством ограничения прав евреев. Почти все запросы, вносившиеся левыми относительно деятельности правительства, отвергались О., между прочим, и запрос о провокаторской деятельности Азефа (I, 543). Они поддержали и правительственные законопроекты в области землеустройства. Во время выборов в 4-ю Думу (1912) правительство поддерживало больше националистов, чем О., и число последних в Думе сократилось до 99; А. И. Гучков был забаллотирован; фракция правых О. совершенно исчезла. Тем не менее, О. играли видную роль в 4-й Думе, и председателем Думы был опять избран М. В. Родзянко. В ноябре 1913 г. происходила в Петербурге конференция О., на которой Гучков заявил, что правительственный курс ведет Россию к катастрофе. В принятой резолюции конференция отказывалась «верить в желание правительства выполнить непреклонную волю монарха, выраженную манифестом 17 октября». Таким образом, полную победу на конференции одержали левые элементы партии. Тем не менее, в Гос. Думе образ действий октябристской фракции не изменился; так, напр., в комиссии, обсуждавшей правительственный законопроект о печати, О. поддерживали меры, направленные к обузданию печати. Тотчас после конференции (дек. 1913) думская фракция О. раскололась, при чем инициативу раскола взяли на себя левые О. Из фракции вышли и образовали особую группу «левых О.» 16 человек (И. В. Годнев, С. И. Шидловский, А. И. Звегинцов, Н. А. Хомяков, Н. Н. Опочинин); к ним примкнул бар. Мейендорф, еще раньше вышедший из фракции. Центр фракции из 57 чел., образовал группу земцев-октябристов; в ее состав вошли, между прочим, М. В. Родзянко, Н. И. Антонов (бывший председатель фракции О. в 4-й Думе до момента ее распада), Л. Г. Люц, Е. П. Ковалевский, А. Д. Протопопов, М. М. Алексеенко. В правой группе О. осталось ок. 13 чел. (из них более известны Н. П. Шубинской, Г. В. Скоропадский). Таким образом, думская фракция Союза 17 октября распалась на три отдельных группы, а вне Думы Союз остался единым. В сущности, Союз к этому времени фактически прекратил свое существование, хотя и был на лицо центральный комитет, состоявший, главным образом, из членов октябристских фракций в Гос. Думе и Гос. Совете. Когда в июле 1914 г. началась великая мировая война, О. приняли участие в патриотической манифестации, 26 июля 1914 г., и с тех пор энергично настаивали на ведении войны до полной победы. Многие О., как думские, так и внедумские, приняли деятельное участие в земском и городском союзах и в различных комитетах, работавших для войны. В 1915 г. все три думские фракции О. вошли с прогрессистами, к.-д. и частью националистов в один «прогрессивный» блок. В начале сессии 1916 г. тон речей О. в Думе заметно поднялся, и они вместе со всем блоком явились одною из оппозиционных партий.

Литература. Первая программа (воззвание) Союза 17 октября напечатана у В. В. Водовозова в «Сборнике программ политических партий в России» (выпуск 2, СПБ., 1906). Программа, выработанная на съезде 1907 г., издана особой брошюрой. В различных городах России возникло довольно много газет, являвшихся органами Союза 17 октября, но они почти все вскоре прекратились. С 1906 г. по 1915 г. издавался «Голос Москвы» — главный орган Союза. В начале своего существования Союз выпустил значительное число агитационных брошюр и листков, но затем его издательская деятельность почти совершенно прекратилась; только в 1912 г. по случаю окончания полномочий 3-й Гос. Думы, он выпустил ряд книг и брошюр, посвященных оценке деятельности Думы с точки зрения Союза 17 октября. Из них важнейшие: А. Еропкин, «Что делала и что сделала 3-ья Гос. Дума» (СПБ., 1912); Я. Микетов, «Что сделало народное представительство третьего созыва» (СПБ., 1912); Н. А. Ропп, «Что сделала 3-ья Гос. Дума для народного образования» (СПБ., 1912); «А. И. Гучков в 3-ьей Гос. Думе. 1907—1912. Сборник речей» (СПБ., 1912). См. еще П. С. Чистяков, «Речи октябриста, 1905—07» (СПБ., 1907); В. Герье, «Первая русская Государственная Дума» (М., 1906); его же, «Первые шаги бывшей Гос. Думы» (М., 1907); его же, «Значение 3-ьей Гос. Думы в истории России» (СПБ., 1912); «Фракция Союза 17 октября в 4-й Гос. Думе. Сессия первая 1912—13. Издание парламентской фракции Союза 17 октября» (СПБ., 1912).

В. Водовозов.