НЭС/Несменяемость судей

Несменяемость судей
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 364—368 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Несменяемость судей — основное начало рационального судоустройства, заключающееся в том, что судья не может быть, помимо собственного желания или без судебного приговора, ни удален от должности, ни перемещен на низшую или равную должность, ни оставлен за штатом без содержания. Н. имеет целью обеспечить независимость судьи. Она дает ему возможность добросовестно исполнять свои обязанности, не боясь, что если он не угодит высшим органам судебного ведомства или каким-либо влиятельным лицам, то лишится места или потерпит ухудшение своего служебного положения. Н. дает судье «мужество противостоять просьбам и угрозам, откуда бы они ни исходили, поражать виновных, как бы высоко они ни стояли, и слушаться только голоса своей совести» (Гарсоннэ). Такое значение имеет только полная Н.: если Н. ограничивается невозможностью удаления судьи от должности без судебного приговора, то она легко может быть обходима посредством оставления судьи за штатом без содержания или перевода на другую должность, чтобы принудить его подать в отставку. Н. не равнозначаща с безответственностью, с которою ее нередко смешивают. Судьи отвечают за свои неправильные действия по службе и могут быть как смещаемы, так и перемещаемы, но не в административном порядке, не по распоряжению начальства, а по судебному приговору. Такой приговор должен быть постановлен либо уголовным судом, либо дисциплинарным; но в последнем случае Н. не будет нарушена только при том условии, если дисциплинарный суд удовлетворяет всем требованиям рационального судоустройства и действует с соблюдением всех гарантий правильного отправления правосудия. Нельзя смешивать Н. и с неизменностью служебного положения судей, с отсутствием так наз. судейской карьеры. Н. не препятствует установлению служебной иерархии, требуя только целесообразного порядка повышения по службе, при котором усмотрение начальства не играло бы роли или было бы доведено до минимума. Единственное действительно серьезное возражение против Н. заключается в том, что она заставляет терпеть на службе одряхлевших и утративших трудоспособность судей. Это неудобство может быть устранено либо установлением предельного возраста, по достижении которого судьи обязаны выходить в отставку или могут быть удалены по постановлению той судебной инстанции, в состав которой входят, либо применением к случаям одряхления судей тех правил, которые установлены для случаев потери судьями трудоспособности по причине тяжких болезней. Необходимость Н. судей для правильного отправления правосудия настолько выяснена, что в настоящее время судьи признаются, по крайней мере, принципиально, несменяемыми во всех культурных государствах. Раньше всего, в XV в., Н. была провозглашена в Испании, Германии и Франции; но только во Франции она получила практическое применение, и не потому, чтобы там ее значение было лучше понято, а потому, что упрочению ее благоприятствовали два посторонние обстоятельства: сперва — стремление французских королей, боровшихся с феодалами, привязать к себе сословие юристов и чиновничество, позже — система продажности государственных должностей, установившаяся вследствие того, что короли, нуждаясь в деньгах, стали продавать должности, которые и приобрели характер частной собственности покупателей. Уже Людовик XI обещал не замещать должностей, пока они не станут вакантными вследствие смерти, добровольного отказа или увольнения занимающих их лиц судебным приговором, за преступление. Это обещание нарушалось как самим Людовиком XI, так и его преемниками. Прочно установилась Н. только в XVI в., вместе с системой продажности должностей, и окончательно была закреплена в 1604 г. признанием судейских должностей наследственными. Великая революция уничтожила продажность должностей и ввела в судоустройство выборное начало, поэтому судьи были несменяемы только в течение того краткого периода времени, на который избирались. Выборное начало вскоре было заменено системой назначения на должности правительством. Конституция VIII года, производя эту реформу (не распространенную сначала на мировых судей), провозгласила, вместе с тем, принцип Н. судей. С тех пор этот принцип подтверждался почти всеми последующими французскими конституциями, но неоднократно нарушался при политических переворотах, происходивших во Франции в течение XIX в.: партия, достигшая власти, принималась за так наз. «очищение судейского персонала», удаляя судей другого политического направления. В последний раз такое «очищение» было произведено в 1883 г. на основании особо изданного закона, предоставившего министру юстиции право устранить в течение трех месяцев судей, которые, как заявил докладчик закона в Сенате, «в глазах правительства наименее достойны и представляют меньше всего гарантий как с точки зрения способностей и трудолюбия, так и с точки зрения преданности республиканским учреждениям». Вместе с тем, однако, тот же закон постановил, чтобы уволенным и не получившим другого места судьям были назначены пенсии сообразно их возрасту и числу лет службы. В текст действующих ныне французских основных законов 1875 г. принцип Н. не внесен, но считается сохраняющим силу, и упомянутый закон 1883 г. подтвердил его на будущее время. В настоящее время французские судьи (за исключением мировых и коммерческих) пользуются Н. в том смысле, что могут быть увольняемы и перемещаемы только в следующих случаях: 1) по достижении предельного возраста (75 лет для членов кассационного суда и 70 лет для прочих судей), 2) при упразднении должностей и 3) по постановлению высшего совета магистратуры (общего собрания департаментов кассационного суда): а) в наказание за дисциплинарный проступок, б) в случае тяжкого и неизлечимого недуга судьи и в) при необходимости перемещения судьи ради пользы службы. Мировые судьи не пользуются Н. и могут быть смещаемы и перемещаемы по постановлению особой комиссии, состоящей из генерального прокурора, трех членов кассационного суда и трех чиновников министерства юстиции. Члены коммерческих судов, избираемые купечеством на два года, пользуются в течение этого срока Н. наравне с членами общих судов, но дисциплинарная власть над ними принадлежит не высшему совету магистратуры, а министру юстиции и апелляционным судам. В Англии Н. возникла позже, чем во Франции. Хотя в 1700 г. и был издан закон о том, что судьи не могут быть удалены от должности, пока «ведут себя хорошо», и без постановления палат, утвержденного королем, но этим их Н. еще не обеспечивалась вполне, потому что сохраняло силу правило, по которому со смертью короля судьи утрачивали свои места и должны были сызнова назначаться новым королем. Только в 1760 г. состоялся билль о пожизненном назначении судей, вызвавший в народе всеобщий восторг. С того времени Н. судей прочно установилась в Англии; удаление судей стало возможно только в том случае, если это признают необходимым обе палаты, и их постановление будет утверждено королем. В течение XIX в. таких случаев не бывало. Н. пользуются, однако, только члены центральных судов; судьи графств могут быть увольняемы лордом канцлером. Столь же строго проведен принцип Н. в Северо-Американских Соединенных Штатах (по отношению к федеральным судьям) и в Швейцарии (по отношению к членам союзного суда). В Соединенных Штатах для удаления федерального судьи необходимо, чтобы палата депутатов возбудила против него обвинение в государственной измене, взяточничестве или ином важном преступлении, и чтобы сенат признал его виновным в этом преступлении. В Швейцарии удаление судьи может последовать только по приговору уголовного суда. Гораздо позже установилась Н. в германских государствах и в Австрии: в южно-германских государствах — в начале XIX в., в Пруссии — в средине столетия (по констит. 1850 г.), в Австрии тоже (окончательно по констит. 1867 г.). Общегерманский устав судоустройства провозгласил независимость судебной власти, пожизненное назначение судей, несмещаемость их без судебного приговора и сохранение за ними полного содержания в случае оставления за штатом. За министром юстиции признано только право перевода судей в случае изменения устройства судов или распределения судебных округов. Вместе с тем, сохранили силу дисциплинарные законы отдельных германских государств, а по этим законам судьи могут быть увольняемы дисциплинарным судом в случае нарушения служебных обязанностей или не соответствующего достоинству их звания поведения. В таком же приблизительно виде санкционирована Н. в Австрии и Италии. О Н. судей в России до реформы 1864 г. не могло быть речи в виду того, что судебная власть не только не была отделена от административной, но даже прямо подчинялась ей. Судебные места входили в состав общих губернских учреждений, и судьи могли быть увольняемы от должностей: в чине до VIII класса — губернским начальством, прочие — центральной властью. Только с отделением судебной власти от административной и провозглашением независимости суда мог возникнуть вопрос о Н. судей. Составители судебных уставов разрешили его утвердительно и притом самым категорическим образом: они провели принцип Н. с такою последовательностью и полнотою, что поставили русских судей на высокую степень независимости, какою в то время не пользовались, да и ныне не пользуются германские и австрийские судьи. Председатели, товарищи председателей и члены общих судебных мест не подлежали смещению или перемещению без их согласия (ст. 243 учр. суд. уст.), а могли быть увольняемы только: 1) по приговору уголовного суда (ст. 243); 2) в случае неявки на службу в течение месяца по назначении на должность (ст. 224, 228); 3) в случае неисполнения служебных обязанностей по болезни долее одного года (ст. 229), и 4) в случае личного задержания за долги, объявления несостоятельными должниками или присуждения уголовным судом к какому-либо наказанию, если общее собрание кассац. департаментов Сената признает, что после такого приговора судья не может оставаться на службе (ст. 295, 296). Распоряжения об увольнении судьи в случае неявки на службу или болезни делались начальством по определению общего собрания того суда, при котором судья состоял (ст. 228—230); на эти определения допускались жалобы в общее собрание высшего суда (ст. 231). В дисциплинарном порядке судьи подлежали только предостережениям (ст. 264), а после трех в течение одного года предостережений должны были предаваться уголовному суду (ст. 293). Одно только упустили из виду составители уставов: не указали судьбы судьи в случае упразднения должности, занимаемой им. Этот недосмотр дал возможность министерству обходить принцип Н. посредством упразднения должностей и оставления судей за штатом без содержания. В такой форме просуществовал принцип Н. до 1885 г., когда закон 20 мая в значительной степени подорвал его. Этим законом создано высшее дисциплинарное присутствие, имеющее право увольнять и перемещать чинов судебного ведомства по предложениям министра юстиции, как за упущения по службе, так и за противные нравственности или предосудительные поступки вне службы (ст. 2952 учр. суд. уст.). Ни состав этого присутствия, часть членов которого не пользуется несменяемостью, а часть назначается по представлению министра юстиции, ни порядок разбирательства, происходящего негласно, в отсутствие обвиняемого, с недопущением адвокатской защиты и обжалования, не гарантируют в полной мере правильности приговоров. При распространении судебной реформы на окраины (Закавказье, Царство Польское) принцип Н. был ограничен, но впоследствии (в 1898 г.) эти ограничения отпали. Из других категорий судей Н. в таком же объеме, как члены общих судебных мест, пользуются мировые судьи, при чем, однако, для некоторых местностей сделаны изъятия: в Киевской, Подольской и Волынской губ. мировые судьи становятся Н. после трех лет службы; такая же отсрочка установлена для тех мировых судей, которые назначены первым департаментом Сената за отсутствием кандидатов, могущих быть избранными (ст. 71, 72 и прим. учр. суд. уст.). Далее, в Закавказье мировые судьи могут быть перемещаемы в дисциплинарном порядке (ст. 454); в Прибалтийском крае министр юстиции в праве их увольнять (ст. 582), а в Сибири и Царстве Польском как перемещать, так и увольнять, в Царстве Польском — по соглашению с варшавским генерал-губернатором (ст. 511, 628, 652). Гораздо меньше обеспечена Н. городских судей, которые могут быть увольняемы министром юстиции по постановлениям консультации, при министерстве юстиции учрежденной (ст. 7 прав. устр. суд. ч.). О Н. сенаторов кассационных департаментов закон умалчивает точно так же, как и об их дисциплинарной ответственности, постановляя только, что министр юстиции обязан доносить Государю Императору о проступках сенаторов, и что они «за преступление должности судятся в кассационных департаментах Сената, в судебном их присутствии» (ст. 247 и 248 учр. Сен.). В действительности были случаи увольнения сенаторов без суда и без прошения. Земские начальники, непременные члены губернских присутствий, гминные судьи, лавники, волостные судьи в местностях, где введены земские начальники, и в местностях, где действуют правила общего положения о крестьянах, не пользуются Н. Закон 1912 г. о преобразовании местного суда предоставил право увольнения волостных судей в дисциплинарном порядке мировым съездам, на приговоры которых допущены жалобы в судебные палаты (ст. 46—48 прил. к 2 ст. учр. суд. уст.). В исключительно благоприятном положении находятся представители местной юстиции в Прибалтийском крае: председатели верхних крестьянских судов приравнены к членам общих судебных мест, при чем дисциплинарными судами для них служат окружные суды; волостные судьи могут быть удаляемы от должности только по приговору уголовного суда, а также в случае объявления их несостоятельными должниками и предания суду или осуждения за преступления, влекущие за собою наказание не ниже тюремного заключения (ст. 55, 62—63 вол. суд. уст. прибалт. губ., кн. 1). — Ср. Васьковский, «Курс гражданского процесса» (т. I, 1913, § 18); Розин, «Уголовное судопроизводство» (1914, стр. 92 и сл.).

Е. Васьковский.