НЭС/Непосредственность

Непосредственность
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 317—318 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Непосредственность (юрид.) — один из основных принципов судопроизводства уголовного и гражданского, заключающийся в том, что суд должен при разрешении дела устанавливать фактические обстоятельства на основании личного ознакомления с доказательствами и отдавать преимущество первоначальным доказательствам перед производными. Н. имеет важное значение для правильного отправления правосудия, обеспечивая раскрытие истины: не подлежит сомнению, что суд легче и с большею достоверностью может восстановить обстоятельства, подавшие повод к процессу, если лично и непосредственно ознакомится с теми следами, которые сохранились от них в материальных предметах (документах, вещах) и в памяти свидетелей. Принцип Н. представляет собою, в сущности, не что иное, как главное правило всякого научного и, в частности, исторического исследования: работать по первоисточникам и только в случае невозможности воспользоваться ими заимствовать сведения из вторых рук. В судопроизводстве Н. проявляется в трех направлениях: по отношению к составу суда, по отношению к вещественным доказательствам и по отношению к свидетелям. Н. требует, чтобы решения постановлялись теми именно судьями, которые восприняли фактический материал дела. Поэтому, если во время производства дела произойдет изменение в составе суда, производство во всем, что касается установления фактических обстоятельств, должно быть повторено сызнова, чтобы новый судья лично ознакомился с доказательствами (ст. 596 Уст. угол. суд.; реш. Гражд. Кас. Деп. 1875 г. № 180). По отношению к вещественным доказательствам Н. требует личного ознакомления с ними судей при помощи собственных органов чувств (зрения, осязания и т. д.), а не на основании описаний других лиц (ст. 695, 696 Уст. угол. суд.). В применении к свидетелям Н. осуществляется личным и устным допросом их, так как только в этом случае суд имеет возможность определить степень достоверности и точности свидетельских показаний, приняв во внимание свойства памяти свидетелей, их способность передавать свои впечатления, их манеру держаться, и прибегнув, если нужно, к повторным расспросам и очным ставкам (ст. 702 и сл. Уст. угол. суд.; ст. 394 и сл. Уст. гражд. суд.). Последовательное проведение принципа Н. иногда невозможно (напр., в случае утраты подлинного документа, в случае смерти лица, вызванного в качестве свидетеля), иногда неудобно (если, напр., подлежащее осмотру имение находится далеко от места нахождения суда). В таких случаях делаются из принципа Н. изъятия. Этих изъятий гораздо больше в гражданском процессе, чем в уголовном. Так, допрос свидетелей производится в уголовном процессе в заседании суда, постановляющего приговор, и только при известных условиях допускается прочтение показаний, данных свидетелями вне заседания (ст. 626 Уст. угол. суд.). Гражданский суд может поручить допрос свидетелей одному из своих членов или мировому судье всякий раз, «когда, по обстоятельствам, такой допрос может оказать влияние на ускорение производства дела» (ст. 386 Уст. гражд. суд. по изд. 1914 г.). Составители судебных уставов разрешили судам поручать допрос свидетелей вне заседания только в особо указанных законом случаях и то непременно одному из своих членов (ст. 386 в первоначальной ред.), благодаря чему отступления от принципа Н. были редки, и притом хоть один из судей, разрешавших дело, входил в личное общение со свидетелями. Последующие новеллы привели к тому, что допрос свидетелей обыкновенно производится вне заседаний, и судьи знакомятся с показаниями свидетелей по протоколам допроса, составленным мировыми судьями или уездными членами суда. Еще чаще нарушается Н. в апелляционном производстве, где поверка доказательств самим апелляционным судом действительно представляет большие затруднения, так как в преобладающем количестве случаев свидетели и подлежащие осмотру местности находятся вне места пребывания этих судов. В этом отношении уголовный процесс не имеет преимущества пред гражданским; неизбежность отступления от Н. выставляется в качестве возражения против самого существования апелляционных инстанций в гражданских и уголовных делах (см. III, 128, 134). Установленный законом в интересах раскрытия истины, принцип Н. должен быть соблюдаем судами независимо от просьбы сторон и не может быть отменяем или ограничиваем по их желанию, хотя бы и обоюдному. В отступление от этого положения Сенат признал, что суд не имеет права требовать представления подлинного документа, если тяжущийся представил копию, даже не засвидетельствованную установленным порядком, а противная сторона не требует представления подлинника, хотя бы и выразила сомнение в точности копии (реш. Гражд. Кассац. Деп. 1879 г., № 320, 1884 г., № 76 и др.). — Ср. Васьковский, «Курс гражд. процесса», т. I, § 42 (указана литература).

Е. В.