Мордовские народные сказки (Аникин)/Двенадцать братьев/1989 (СО)

Двенадцать братьев
автор неизвестен, пер. Степан Васильевич Аникин (1869—1919)
Язык оригинала: эрзянский. — Из сборника «Мордовские народные сказки». Опубл.: 1909 (впервые). Источник: Аникин, С. В. Двенадцать братьев // Плодная осень / Сост. А. В. Алешкин — Саранск: Мордовское книжное издательство, 1989. — С. 231—237. — ISBN 5-7595-0137-2. • Мордовская (эрзянская) народная сказка, переведена на русский С. В. Аникиным. Эрзянский оригинал неизвестен (не издавался).

ДВЕНАДЦАТЬ БРАТЬЕВ

Жил царь, богатый хозяин. Был у него сын. Так как царский сын был еще холост, он любил подслушивать под чужими окнами разговоры девушек.

Вот один раз подошел он к окну бедной вдовы, а у ней было три дочери. Слышит царский сын — прядут девушки пряжу и между собой разговаривают. Сказала старшая:

— Если бы на мне женился царский сын, то я бы так пряла и ткала, что с одного веретена целый полк солдат одевала.

Средняя говорит:

— А если бы на мне он женился, то я такие бы хлеба пекла, что два полка солдат бы с одного куска стали досыта наедаться.

Младшая молчит, ничего не говорит. Спрашивают ее сестры:

— Ты бы что сделала?

— Я не стала бы ни прясть, ни ткать, ни хлебы печь. Я родила бы ему двенадцать сыновей, да таких молодцов, каких и на свете еще не бывало: во лбу у них сияло бы солнце, а в затылке светилась луна, по концам волос блестели бы звезды. И сила у них была бы железная, воля каменная, сердце восковое.

Услыхал царский сын такие слова младшей дочери, отворил дверь, вошел в избу и говорит ей:

— Пойдем за меня замуж!

И стала бедная девушка царской снохой.

Вот жили молодые, жили, и пришло то время, когда у них должен был родиться первый сын. На беду началась война, и царский сын должен был идти защищать свое царство. Как тут быть? Пошел он перед походом искать бабушку-повитушку.

Идет царевич мимо речки, видит: сидит на берегу Ведява, нитку в иголку вздевает и никак не может попасть.

Сказал ей царский сын:

— Дай, я тебе, бабушка, ниточку продену!

— Ох, продень, сынок, продень, у тебя глаза молодые. Достань мне только из воды другой кончик.

Достал царевич из воды кончик нитки, подал старухе, а она взяла нитку за два конца, ссучила да в воду бросила.

— Зачем это, бабушка, ты так сделала?

— А это, сынок, чье-то счастье в воде утонет. Ты куда это так собрался?

— Иду искать бабушку-повитушку. Самому мне на войну ехать, а у жены моей сын должен родиться.

Сказала Ведява:

— Ну, так я уж сама, видно, пойду к тебе в бабушки, будь покоен.

Взял царский сын Ведяву в бабушки-повитушки, а сам на войну поехал.

Прошло много времени, и получил царский сын из дома письмо. Пишет ему бабушка: «Хвалилась тебе молодая жена, что родится у нее двенадцать сыновей с солнцем во лбу, с луной в затылке, со звездами по концам волос. Обманула она тебя: родился первый, только не мальчик, а пестрый кутенок. Куда прикажешь его деть?»

Написал царевич домой письмо:

— Ну, я первую вину прощаю, а другой раз не потерплю!

Немного погодя, еще получил он письмо из дома.

Пишет ему Ведява: «Опять родился кутенок».

Царский сын и другую вину простил, и так одиннадцать раз. А Ведява всех мальчиков у матери отняла да в неведомую дальнюю сторону отправила.

Наконец, пишет она царскому сыну двенадцатое письмо: «Опять кутенок родился!»

Крепко рассердился царский сын на свою жену и прислал такой приказ: заковать ее вместе с ребенком в железную бочку и бросить в глубокое море. Так и сделали.

Вернулся царский сын с войны. Ведява сосватала ему другую невесту. Вскоре старый царь умер, и царевич сделался хозяином.

Прошло пятнадцать лет. Все это время царская сноха жила со своим сыном на морском дне. Мальчик уже вырос большой. Спрашивает он однажды свою мать:

— Где мы живем, мама?

— На морском дне, сынок.

— Как бы нам отсюда выйти?

— Да вот если бы поднялся сильный ветер, то волны выкинули бы нас на берег. И ты мог бы попросить об этом бога, потому что его уши близки к твоим губам.

Поднялась вскоре страшная буря. Железную бочку выкинуло волнами на берег. Мальчик опять спрашивает:

— Теперь мы где, мама?

— На берегу моря, сынок.

— Как бы нам выйти на волю?

— Ох, сынок, да ведь теперь твои губы еще ближе к божьим ушам, проси...

И вдруг наступила такая жара, что бочка лопнула и развалилась на семь частей.

Вышли мать с сыном на волю, пошли по берегу. Мальчик увидел в одном месте много камней.

— Мама, что это такое?

— Камни, сынок.

— Зачем они?

— Дом можно построить.

Принялся мальчик камни собирать, набрал кучу большую, построил шалаш. В этом шалаше они переночевали. Утром встали раненько, видят — два старика дерутся. Говорит мальчик матери:

— Пойду посмотрю на них, мама?

— Не ходи, сынок, зашибут они тебя.

— Ну, я пойду! Благослови меня!

Благословила его мать, и он пошел туда, где дрались два человека. Спрашивает их:

— Из-за чего деретесь?

— Да вот, видишь ты, мальчик, есть у нас три штуки, и мы никак не можем их поделить: вот это топор-чудодей. Заставь его только — так он хоть какую горницу построит. Вот платок с ноготок: утерся им — во что угодно можешь превратиться, а вот дубинка-самобилка: заставь ее драться — она хоть кого до смерти убьет.

Только сказали так старики, мальчик как крикнет:

— Дубинка, дубинка, побей стариков!

Дубинка поднялась и давай стариков бить. Старики бросились бежать. Тогда мальчик поднял топор, платок, дубинку взял и пошел к матери.

Пришел мальчик к матери, рассказал ей все, и пошли они в шалаш отдыхать, а сами сказали:

— Построй нам, топорик, избу.

Отдохнули они, встали, а изба уж готова, просторная такая да нарядная. Вошли мать с сыном в избу и стали в ней жить. Хорошо живут.

Плывут раз по морю рыбаки. Мальчик спрашивает у матери:

— Мама, кто это такие по морю плывут?

— Это, сынок, рыболовы, они по морю ездят, для твоего отца рыбу промышляют.

— Я позову их к нам обедать?

— Позови.

Выбежал мальчик из избы и крикнул громким голосом:

— Рыбаки-моряки! Идите смотреть нашу горницу!

Подплыли рыбаки. И угостила их царева сноха на славу: такие кушанья на стол поставила, каких и на царском столе не бывает.

Угостились рыбаки, отдохнули, обсушились и домой собрались. Мальчик просился у матери с ними поехать:

— Пойду, мама, и я с ними?

— Ох, сынок, куда ты поедешь, ведь ты всем там чужой, беда с тобой приключится.

— Мамочка, я поеду!

Нечего делать, благословила мать мальчика в дорогу, утерся он платочком, сделался маленьким синим комариком и пристал к кораблю.

Приехали рыбаки к своему хозяину-царю, рассказывают все, что видели.

— Были, — говорят, — мы за морем, гостили у матери с сыном. Мальчик такой красавец, каких и не сыщешь: во лбу у него солнце, на затылке луна, по концам волос звездочки сверкают. А мать угостила нас такими кушаньями, каких мы сроду не едали. У них и топор-самотяп и дубинка-самобилка.

Слушает царь рыбаков, удивляется, а царица догадалась, что дело не ладно, стала говорить:

— Вот нашли, чему удивляться! Нет, вот там-то и там-то есть свинья. Она ногами пашет, хвостом боронует, рылом сеет! Вот это — чудо!

Услыхал мальчик эти слова и полетел скорее домой. Прилетел, утерся платочком, сделался человеком, говорит матери:

— Так и так, матушка, там-то и там-то есть свинья, которая ногами пашет, хвостом боронует, рылом сеет, пойду приведу ее сюда?

— И-их, сынок, не ходи!

— Я пойду, мама?

Мальчик пошел, разыскал свинью и пригнал к себе домой. Пригнал он свинью и вскоре заставил ее хлеб сеять.

На другой день показался на море корабль. Мальчик спрашивает у матери:

— Кто это опять к нам едет?

— Это, сынок, рыбаки твоего батюшки.

— Я позову их к нам в гости!

— Позови, сынок.

Пошел мальчик на берег моря и крикнул громким голосом:

— Моряки-рыбаки! Заезжайте к нам обедать!

Подъехали рыбаки к берегу, а свинья как раз хлеб сеет, ногами пашет, хвостом боронует. Подивились рыбаки, пообедали да поехали. А мальчик опять прикинулся синим комариком, да — за ними. Приехали рыбаки домой, рассказывают хозяину:

— Мы опять были за морем. У женщины с мальчиком в гостях сидели. Свинья та, что сеет, пашет и боронует, — у них.

Говорит хозяин:

— В другой раз соберетесь, сам я с вами поеду.

Услыхала это хозяйка, говорит:

— Ну вот еще, поедешь! Куда ветер дует, туда твои мысли летят. Что там за чудо? Какая-то свинья. Нет, вот там-то и там-то пасется кобылица: что ни шаг шагнет — жеребеночка несет! Вот это чудо!

Услыхал это мальчик да скорее домой. Говорит матери:

— Там-то и там-то пасется кобылица, да такая плодовитая, что на каждом шагу жеребеночка приносит. Пойду приведу ее к нам?

— Ох, сынок, что ты все уходишь?

— Я пойду, мама.

Пошел мальчик и пригнал кобылицу, а с ней вместе целый табун жеребят.

Наутро опять по морю плывут царские рыбаки, опять мальчик позвал их в гости. Подивились рыбаки на кобылицу и домой поехали. А синий комарик знает свое дело: он опять к ним прилепился: Рассказывают рыбаки хозяину про новое диво. Хочется ему побывать за морем, а хозяйка ругается:

— Эх, дурак ты, дурак! Хозяин, а мысли у него по ветру бродят. Ты уж если хочешь поглядеть настоящее диво, то поезжай туда-то и туда! Там растет дерево: у него вместо листьев по сучьям висят серебряные колокольчики. Как только ветер подует, они и зазвенят! Лучше всякой музыки! А на верхушке птица сидит, песни поет‚ Так хорошо поет, что и сказать нельзя.

Мальчик-комарик и с этим полетел к матери, рассказывает ей про дерево, в дорогу просится.

Отпустила его мать, и чудесное дерево к вечеру росло около их избы. Колокольчики звенели, птица пела песни.

На четвертый день рыбаки опять едут по морю. Подбежал мальчик к берегу, крикнул:

— Рыбаки-моряки, заезжайте к нам в гости!

Заехали рыбаки, удивляются. Потом поехали к хозяину, говорят:

— И то чудесное дерево, о котором хозяйка твоя говорила, у них растет.

Видит царевна-хозяйка, трудно удержать мужа от желания поехать за море, говорит ему:

— Послушай ты меня, не езди с рыбаками, я знаю такое диво-дивное, такое чудо-чудное, какого уже никто не сможет тебе показать: вели-ка ты завтра запрячь лошадей пару и поезжай в неведомую дальнюю сторону. Живут там одиннадцать молодцов, все такие красавцы, что и сказать нельзя. Во лбу у каждого солнце сияет, в затылке луна светится, по концам волос звездочки блестят, с лица все — заря алая, ростом, что камни. Пятки у всех железные, ноги, словно дубы, писаной оборкой увязаны.

— Ладно, — говорит хозяин, — не от тебя первой я слышу эту басню. Завтра поеду с рыбаками за море.

Мальчик-комарик подслушал этот разговор, да к матери скорее. Рассказал ей все. Забилось у матери сердце, заплакала даже от радости. Говорит:

— Ох, сынок мой любимый, лапочка моя, ступай поскорее туда и приведи мне их, ведь это — твои братья родные!

— Испеки мне, мама, двенадцать вкусных пирожков в дорогу, — попросил мальчик.

Испекла мать двенадцать вкусных пирожков и благословила сына.

Пошел мальчик. Вот он шел, шел, дошел до большого темного леса. Сидит на дереве волшебная птица. Спросил ее мальчик:

— Птица-сестрица, скажи, как мне найти братьев?

— Садись мне на спину, — сказала птица, — я отнесу тебя к ним.

Сел мальчик на спину волшебной птицы, и полетели они в неведомую дальнюю сторону.

Вот стоит на широкой поляне избушка. Подлетела птица к избушке и спустила мальчика на землю. Вошел мальчик в избу, никого нет. Положил он на стол все двенадцать пирожков, сам полез на полати.

Вечером пришли братья домой, глядят: на столе пирожки. Говорят между собой:

— Откуда эти пирожки?

Взяли по одному, остался лишний пирожок. Говорят:

— Этот кому остался?

А мальчик — скок с полатей на пол, да и говорит:

— Это моя доля, братцы!

Обрадовались одиннадцать братьев мальчику, а он рассказал им все, что знал, и домой их зовет:

— Пойдемте, — говорит, — к матери.

Пошли все двенадцать братьев гурьбой к матери. И сколько радости они с собой принесли, нельзя всего и словами сказать. Вот на седьмой день в море опять показались паруса. Спрашивают сыновья у своей матери:

— Кто это к нам едет?

— Это, сыночки, отец ваш едет со своими рыбаками.

— Мы пойдем, позовем их?

— Позовите.

Пошли братья, стали на берегу в ряд: море так и засияло. Крикнули они:

— Эй, добрые люди, заезжайте к нашей матери в гости: у нас сегодня праздник!

Увидал их царь, велел скорее к берегу приставать. А хозяйка его все не пускает, бранится:

— Ну какой ты хозяин? Зовут его мальчишки, а он уж и мысли свои по ветру пустил! Вели паруса поднимать!

Но царь на этот раз не послушался своей хозяйки. Подплыл корабль к берегу. Слез царь с корабля, и его встретили все двенадцать братьев с матерью. Видит царь, стоят перед ним молодцы: у всех во лбу по солнышку, в затылке по месяцу, по концам волос звездочки... На мать взглянул он и догадался, кто перед ним. Попросил он у прежней хозяйки прощенья, дал сыновьям благословенье, а другую жену прочь прогнал, дубинкой-самобилкой попотчевал.

Собралась вся семья вместе, и устроили пир. Я на нем был да мало браги получил, чуть-чуть усы лишь обмочил.