Краледворская рукопись/Людиша и Любор

Людиша и Любор
Пер. Николай Васильевич Берг
Язык оригинала: чешский. — Из цикла «Краледворская рукопись». Опубл.: 1846. Источник: Commons-logo.svg Poliglotta Kralodvorského rukopisu. Praha, 1852. Pag. 121-220
Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека(en) Commons-logo.svg Фото, аудио и видео Wikidata-logo.svg Данные

Людиша и Любор


Стар и млад, внимай рассказу
О боях и ратоборствах!
Жил когда-то князь за Лабой,
Князь богатый, славный, добрый;
Дочь-краса была у князя,
И ему и всем по сердцу;
Красотою свет дивила:
У нее был стан высокой,
Белый лик, а на ланитах
Расцветал живой румянец;
Очи были словно небо;
По плечам же белоснежным
Рассыпались золотые
Кудри, в кольца завиваясь.
Князь послам велит сряжаться –
Звать к нему бояр окольных
На великий праздник в город.
День уставленный приходит:
Все боярство собралося
Из земель и стран далеких
На великий пир, на праздник.
Бубны-трубы загремели.
Подошли бояре к князю,
Подошли и поклонились
Низко князю, и княгине,
И княжне, девице красной;
За столы потом уселись
Все по сану и по роду.
Тут прислуга подносила
Яства дивные боярам,
Подносила мед шипучий.
То-то был веселый праздник!
То-то было пированье!
В члены сила набиралась,
Душу бодрость напояла!
Князь сказал тогда боярам:
«Мужи! Тайну я открою,
Для чего собрал вас ныне:
Мужи славные! Хочу я
Испытать теперь, изведать,
Кто из вас мне всех нужнее.
Благо ждать войны и в мире:
Нас ведь Немцы окружают!»
Князь сказал — и все бояре
Из-за трапезы поднялись
И, поднявшись, поклонились
Низко князю, и княгине,
И княжне, девице красной.
Бубны-трубы загремели.
Изготовились бояре.
Посреди равнины светлой,
На разубранном балконе
Князь сидел перед народом
Со своими старшинами;
Близ него была княгиня.
С именитыми женами,
И с подругами Людиша.
И воскликнул князь к боярам:
«Кто пойдет на битву первый,
Сам я, князь, того назначу!»
Указал он на Стребора.
Вызвал Стребор Людислава.
На коней садятся оба;
Всяк берет по вострой пике;
Друг на друга поскакали,
Долго бились и боролись,
Оба древка изломили
И, от боя истомяся,
Вышли вон из-за ограды.
Бубны-трубы загремели.
И воскликнул князь к боярам:
«Кто пойдет вторым на битву,
Пусть княгиня нам укажет!»
И княгиня указала
На Серпоша.
Он выходит,
Вызывает Спитибора.
На коней садятся оба;
Всяк берет по вострой пике
И помчались друг на друга.
Выбил Серпош Спитибора,
Сам с коня спрыгнул он наземь,
За мечи схватились оба —
И запрыгали удары
По щитам их по тяжелым,
И посыпалися искры.
Спитибор Серпоша ранил,
 Тот на землю пал сырую.
Истомись от боя, оба
Вышли вон из-за ограды.
Бубны-трубы загремели.
И воскликнул князь к боярам:
«Кто пойдет на битву третьим,
Пусть Людиша нам укажет!»
И Людиша указала
На Любора.
Он выходит,
Вызывает Болемира.
На коней садятся оба,
Всякий взял по вострой пике,
И вскакали внутрь ограды.
Друг на друга понеслися,
Пики вострые скрестились —
Любор выбил Болемира;
Щит его далеко прянул;
Самого ж его прислуга
Понесла из-за ограды.
Бубны-трубы загремели.
Любор в бой идет с Рубошем.
На коня садится Рубош,
Быстро скачет на Любора;
Любор вмиг копье Рубоша
Пересек мечом тяжелым
И врага в шелом ударил.
Рубош пал с коня на землю,
 И взяла его прислуга.
Бубны-трубы загремели.
Любор кликнул за оградой:
«Кто теперь со мною хочет,
Выходи плечо померять!»
И пошел в народе говор.
Любор ждет-стоит в ограде.
Вот Здеслав качает пикой,
А на пике — турий череп;
На коня Здеслав садится,
Горделиво похваляясь:
«Прадед мой осилил Тура,
Разогнал отец мой Немцев,
А меня спознает Любор!»
Друг на друга поскакали,
Лбами крепкими сразились —
И слетели оба с седел.
За мечи схватились быстро
И рубиться ими стали;
Гул стоял от их ударов;
Любор сбоку вдруг нагрянул
И в шелом врага ударил,
И разбил шелом на части.
Их мечи потом скрестились:
Выбит меч из рук Здеслава,
Полетел он за ограду,
А Здеслав на землю рухнул.
Бубны-трубы загремели.
 Обступили все Любора,
Повели пред очи князя,
И княгини, и Людиши;
И княжна венок дубовый
Возложила на Любора.
Бубны-трубы загремели.