Когда беспомощным я был ещё младенцем (Случевский (младший))

«Когда беспомощным я был ещё младенцем...»
автор Константин Константинович Случевский (младший) (1873—1905)
См. Поэзия. Опубл.: 1907. Источник: Лейтенант С. (Случевский К. К.). Стихотворения. СПб. : Изд. А.С. Суворина, 1907. - VIII, 240 с. - С. 8-10

    * * *


    Когда беспомощным я был ещё младенцем,
    Я страх неведомый испытывал порой.
    То не был страх ни ведьм, ни приведений,
    Но что-то вдруг в таинственной ночи
    Со мной ужасное во тьме происходило.
    Казалось мне, что ночь и тишина
    Каким-то трепетом нежданно наполнялись,
    Кругом мне слышался глухой и странный шум,
    Как будто близкие и дальние предметы
    10 Живыми делались таинственным путём;
    Всё угрожало мне бедою непонятной,
    И в очи злобная глядела темнота...
    Исполнен ужаса, я вскрикивал невольно
    И с нежной ласкою знакомая рука,
    15 Испуг младенческий с заботой отгоняя,
    К моей встревоженной склонялась голове.
    «Здоров ли ты» — я слышал голос тихий,
    «Ты страшный сон, должно быть, увидал!
    Засни скорей, не бойся, будь мужчиной;
    20 Я здесь с тобой, я сон твой стерегу...»
    И, слыша звук и голос одобренья,
    Я крепким сном спокойно засыпал.
    Когда я юношею стал самолюбивым
    И, чем-нибудь нежданно огорчён,
    25 Был часто полн и гнева, и досады,
    С тревогой юною не в силах совладать;
    Когда печаль мне душу леденила,
    Я к другу старшему, мне данному судьбой,
    Нёс сердце, полное борьбою и сомненьем,
    30 И, помню, звук спокойных, мудрых слов
    Вновь укреплял ослабнувшую волю
    И с жизнью светлою опять меня мирил.
    Любовь мне пылкие объятья раскрывала,
    Неся забвение, лобзанье и восторг.
    35 Когда теперь, возросши зрелым мужем,
    Своей дорогою я медленно бреду,
    В судьбе скитальческой теряя пыл душевный,
    Когда теперь ни ночи темнота,
    Ни гнев, ни страсть, ни тайный яд обиды
    40 Моей души ддо дна не шевелят,
    Теперь я чувствую порой печаль иную
    Всех прежних недугов изведанных страшней.
    Она страшна, как зарево пожара,
    Как ночь бессонная, медлительно нема.
    45 В ней скрыто тайное о чём-то сожаленье,
    Какой-то внутренний, отчаянный призыв
    И горькая, как слёзы, безнадёжность...
    Друзей отзывчивых я больше не ищу,
    Мою печаль никто делить не может;
    50 Я должен быть, я знаю, одинок...
    И вот теперь, в минуту бурь душевных,
    Отраду новую нашёл я для себя.
    Есть книга чудная, заветная со мною;
    В ней мысль высокая, любовь и простота
    55 В словах божественных так чудно сочетались,
    Такая светлая разлита красота,
    Что в миг отчаянья, чуть книгу я раскрою,
    Ответным трепетом дрожат мои уста...
    И одиночества я полного не знаю,
    60 Печаль смиряется, исполнена мольбой,
    И друга верного я сердцем ощущаю,
    Его я чувствую и слышу за собой.

    Копенгаген.




    Примечания