Как это делается? (Тэффи)

Как это делается?
автор Тэффи
Опубл.: 1915. Источник: Тэффи. Собрание сочинений в 3 т. Т. 1. — СПб.: Изд-во РХГИ, 1999. — С. 213-215. • Впервые: Журнал журналов. - 1915. - № 1. - С. 2-3.

    В редакцииПравить

    — Ага! Получены новые книги? Посмотрим. Секретарь редакции снимает бандероли.

    — Это что? Юмористика? Ну это, значит, Сергею Петровичу. Сергей Петрович! Черкните несколько строчек к понедельнику вот об этой книженции.

    — Да это что — опять того же автора? Я уже о нем три раза писал.

    — Ну напишите четвертый.

    — Да прямо уж писать нечего. Первый раз сравнил с Джеромом, второй раз сравнил с Твеном, третий раз — с Чеховым. Теперь что же "не делать?

    — Ну сравните с Гоголем.

    — Жирно будет.

    — А с Чеховым не жирно?

    — Ну, три года тому назад про каждого юмориста кричали, что он Чехов. Так уж принято было.

    — Значит, с Гоголем не хотите?

    — Да признаться сказать, Гоголя читал давно, а перечитывать лень. Тощища.

    — Ну так выругайте просто.

    — Ну ладно. Выругал. Да и пора — чего тут.

    — Ну-с, что у нас еще? Рассказы о войне какого-то Чукина. Что за Чукнн?

    — Не знаю. Ерунда какая-нибудь.

    — Может быть, все-таки кто-нибудь прочтет?

    — Отложите куда-нибудь. Не волк, в лес не убежит.

    — Ну что еще? Сведенборг.

    — Кто?

    — Философия какая-то.

    — Это уж надо Андрею Петровичу. Это по его части.

    — Не станет он. У него неврастения.

    — Так кому же тогда?

    — Да вот, тут студент какой-то все ходит, работы просит. Ему дайте.

    — Постойте, чей это перевод-то? Ба! Это, кажется, того самого знаете?

    — Нужно его пробрать хорошенько.

    — А что?

    — Да так, вообще.

    — Ну все равно. Передайте студенту.

    Студент и книгаПравить

    Студент писал. До этого он читал.

    А между чтением и писанием бегал вниз к швейцару телефонировать. Сначала Марусе, чтобы сказать, что на него навалили массу литературной работы. Потом товарищу Натансону — не знает ли он чего-нибудь о Сведенборге?

    Но Натансон тоже был юристом первого курса и не только не знал, но и знать не хотел. Зато сказал умно и гордо:

    — Чего там. Валяй просто. Не Боги горшки обжигают. И студент сел обжигать.

    «Сведенборг как таковой, — написал он, — изобилует…» Подумал и разорвал.

    «Книга Сведенборга как таковая изобилует…».

    — Чем бишь она изобилует? Шут ее знает, чем она изобилуй может, и совсем ничем не изобилует? Хотя должна же эта чертова книга чем-нибудь изобиловать, иначе что ж о ней писать прикажете? «Изобилует, ну, скажем, длиннотами…»

    — Так складно. Нужно еще про внешность что-нибудь. Издана, мол, хорошо. Бумага толстая. Как бы так поскладнее.

    «…изобилует длиннотами при хорошей бумаге».

    — Нет, не годится. Длинноты — это нехорошо, это дефект. А бумага, наоборот, плюс. Значит, нужно так:

    «…изобилует длиннотами, но при хорошей бумаге. И шрифте».

    — Теперь руганем переводчика:

    Перевод великолепного мистика небрежен».

    — Гм… выходит, что я переводчика называю великим мистиком, нужно яснее!

    «Перевод переводчика изобилует небрежностями. Пестрит (ого! вот хорошо), — только чем он пестрит-то? Ну, скажем, — прозаизмами. Не мешало бы господину переводчику почитать хотя бы Пушкина (Ага! Вот тебе. Чтоб другой раз неповадно было)».

    «Нужно относиться с большим уважением к чужой, мысли».

    — Теперь нужно еще о цене упомянуть. Н-да.

    — «…К чужой мысли. Цена общедоступная».

    — Подпишусь — «Мыслитель». Серьезный псевдоним.

    Голос народаПравить

    — Вы знаете — его сегодня в журнале «Слова и мысли» ловко разделали.

    — Да… знаю. Серьезный журнал. Очевидно, за дело.

    — Переводит, должно быть, неважно.

    — Просто не понимает. А еще говорил, что начал какой-то большой труд о мистиках.

    — Разделают еще разок — пропадет охота. Пусть идет в департамент служить. Лезут тоже! Говорят, о Пушкине никогда на слыхал, а туда же!

    — И как только ему не стыдно!