И отдых в пользу, или Собрание занимательных картин (Волков)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
И отдых в пользу, или Собрание занимательных картин
авторъ Александр Ануфриевич Волков
Опубл.: 1822. Источникъ: az.lib.ru

    ПОДАРОКЪ ДѢТЯМЪ
    или
    ПРІЯТНЫЯ II ПОЛѢЗНЫЯ ЗАБАВЫ
    Малолетнымъ Юношамъ.
    Править

    МОСКВА.

    ВЪ ТИПОГРАФІИ ПОНОМАРЕВА.
    1822.

    0x01 graphic

    И
    ОТДЫХЪ ВЪ ПОЛЬЗУ,
    ИЛИ
    СОБРАНІЕ
    ЗАНИМАТЕЛЬНЫХЪ КАРТИНЪ.
    Посвящается малолѣтнымъ дѣтямъ.
    Править

    Переводѣ съ Французскаго.

    Въ вольной Типографіи М. Пономарева.

    1822.

    Печатать позволяется съ представленіемъ 5 екземпляровъ для Казенныхъ Мѣстъ. Іюня 7 дня. Сію рукопись разсматривалъ Адъюнктъ-Профессоръ, Ценсоръ и Кавалеръ

    Иванѣ Снегиревъ.

    0x01 graphic

    0x01 graphic

    И
    ОТДЫХЪ ВЪ ПОЛЬЗУ,
    ИЛИ
    СОБРАНІЕ
    ЗАНИМАТЕЛЬНЫХЪ КАРТИНЪ.

    Посвящается малолѣтнымъ дѣтямъ.

    Фридрихъ, Юлій и Генрихъ пріѣхали въ замокъ де-Рандаля, провести тамъ время, свободное отъ ученья въ глазахъ своихъ родителей. Они всѣ трое дали себѣ обѣщаніе проводить его съ пользою. Въ продолженіи занятій показали они должное вниманіе и успѣхи. Гнъ. де-Рандаль, бывъ доволенъ ихъ прилѣжаніемъ, спрашиваетъ, какой бы они желали себѣ за то награды? — Они всѣ начали изъявлять свои требованія, Генрихъ просилъ лошади; Юлій только-что сбирался сказать о зрительной трубкѣ, какъ Фридрихъ вскричалъ: папинька! пожалуйте намъ ружья, сабли, барабанъ, военное платье; мы составимъ роту, я буду Капитаномъ. — Генрихъ съ радостію принялъ это, предложеніе; одинъ, Юлій, казалось, не находилъ того удовольствія, какое ощущали его братья. Между тѣмъ однакожъ желаніе двухъ превозмогло, и ввечеру явились у нихъ ружья и все, нужное для сей игры. Они раскинули палатки, разставили караулы, отдали приказы и замокъ де-Рандаля сдѣлался уже военнымъ мѣстомъ. Гнъ де-Рандаль улыбался, смотря на сіи приготовленія, коими Фридрихъ распоряжалъ чудеснымъ образомъ. Какъ онъ выдумалъ игру; то и принялъ первой начальство, но съ тѣмъ, чтобы очередоваться.

    0x01 graphic
    0x01 graphic

    Фридрихъ начинаетъ ихъ учить военной экзерциціи. Юлій и Генрихъ взявъ ружья ни плеча, пошли за своимъ начальникомъ; онъ, съ саблею въ рукахъ, сталъ ихъ учишь маршировать, говоря: лѣвой! правой!…

    И такъ нѣсколько разъ обошедъ кругомъ садъ, проходили они со всею гордостію мимо Гжи. и Гна. де-Рандаля, родители видя такой строй, ихъ ободрили.

    Въ ту минуту, какъ Капитанѣ прокомандовалъ: напра-во, Юлій сбился съ ноги.

    Посмотрите, какой разсѣянной! принимаетъ лѣвую ногу за правую. Садовникъ, работая въ цвѣтникѣ, усмѣхнулся, а Юлій думая, что надъ нимъ, отказался отъ игры безъ позволенія родителей. Конечно, сказалъ онъ Фридриху покраснѣвъ, тебѣ устать не-отъ-чего; вѣдь мы дѣйствуемъ; смотри, какъ я вспотѣлъ.

    0x01 graphic
    0x01 graphic

    Ну хорошо; мы отдохнемъ, сказалъ Фридрихъ.

    Слушать команду. Къ заря-ду! — Хорошо, хорошо, друзья мои, я что нибудь да изъ васъ сдѣлаю. Только я бы желалъ, чтобъ ты, Юлій, былъ порасторопнѣе мнѣ кажется, будто ружье у тебя очень тяжело. — Отъ того-то я и усталъ, отвѣчалъ Юлій. — Ты шутишь! развѣ солдатъ знаетъ усталость? — Какъ и всякой. — Нѣтъ: онъ тогда развѣ узнаетъ её, когда потеряетъ обѣ руки и ногу. — Это сказано слишкомъ, прервалъ Гнъ де Рандаль; не требуй ничего излишняго, конечно солдату надо быть крѣпку, чтобъ противиться мужественно усталости. Для того-то и должно приучаться за благовременно преодолѣвать ее. За слабостію тѣлесною обыкновенно слѣдуетъ слабость душевная, и дитя, не изъявляющій готовности играть, рѣдко показываетъ охоту трудиться. Продолжайте, мои любезные; это небольшое отступленіе дало между тѣмъ Юлію нѣсколько времени отдохнуть.

    0x01 graphic
    0x01 graphic

    Маленькіе воины, выслушавъ Гна. де-Рандаля, опять принялись за свои ружья и Фридрихъ сталъ продолжать….

    Ну, слушать команду. Къ заря-ду, къ прикла-ду. О! это не такъ; да вы не хорошо стоите; Юлій какъ будто мѣтитъ въ жаворонковъ; а Генрихъ въ кротовъ.--

    Какъ въ кротовъ! вскричалъ Генрихъ; я цѣлю выше барабана. — Конецъ ружья ты опустилъ. — Я говорю тебѣ, что нѣтъ: потому что я смотрю туда прямо въ дерево. — Къ корню хочешь ты сказать. — Вотъ смотри, какъ я держу. — Нѣтъ, не такъ: ружье наклонилось. — Если не видишь, не я въ томъ виноватъ.

    Ну, хорошо! мы снова начнемъ. — Къ прикла-ду! Слава Богу! на силу такъ. Далѣе на караулъ!… Вы держите ружья, словно какъ метлы…… Хорошо. Передѣлайте!… еще. Впередъ, маршъ!… Подождите; мнѣ надо взять барабанъ; я буду бить только одной палочкой; потому что въ другой рукѣ будетъ сабля.

    0x01 graphic
    0x01 graphic

    Онъ уча ихъ на дворѣ замка, привелъ ко входу низкой залы; она послужила имъ вмѣсто караульни: тутъ они остановились, и Фридрихъ скомандовалъ: воль-но. Между тѣмъ пойдемте фектовать. — Юлій и Генрихъ вошли въ караульню, поставили ружья, сняли съ себя сабли и готовились биться на рапирахъ. —

    Постойте на минуту, сказалъ Юлій; не лучше ли намъ биться въ полѣ; тамъ будетъ посвѣжѣе; здѣсь стѣны нагрѣлись отъ солнца. — Пойдемъ-те, пойдемъ-те, закричали всѣ въ одинъ голосъ, — пошли дорогую къ парку.

    Среди прекраснаго зеленаго луга, раскинули они палатку; это мѣсто сдѣлалось ихъ лагеремъ. Генрихъ сталъ на караулѣ, между тѣмъ какъ Фридрихъ и Юлій бились на рапирахъ. Первый, бывъ запальчивъ, имѣлъ всегда на своей сторонѣ перевѣсъ: Юлій начиналъ уже обижаться, когда братъ нанося ему ударъ нѣсколько чувствительный, говорилъ: Ну, Юліи! отражай этотъ ударъ.-- Юлій съ гнѣвомъ бросаетъ свою саблю и можетъ быть, разсердился бы, еслибъ не увидѣлъ своего двоюроднаго брата Карла. Эта встрѣча прекратила ихъ начинающуюся ссору. — И къ стати! вскричалъ Фридрихъ, вотъ еще солдатъ. Ты записанъ, Карлъ, и вотъ твой Капитанъ. Хочешь ли быть нашимъ товарищемъ? — Со всею охотою, друзья мои. — Вотъ уже восемь часовъ; Фридрихъ беретъ барабанъ и бьеть сборъ. Ты, Генрихъ, останься здѣсь начасахъ; а ты Юлій… Да гдѣ онъ? — Юлій, Юлій!…0x01 graphic
    0x01 graphic

    Юлій скрылся. Товарищи, бросились его искать и нашли въ залѣ съ Гжею. и Гмъ. де-Рандаль; но какъ наступалъ уже вечеръ, то и должно было имъ оставить свои военныя забавы до слѣдующаго утра. На другой день, только что позавтракали, Карлъ съ видомъ таинственнымъ приходитъ сказать имъ: друзья мои! Юлій объявилъ, что онъ хочетъ бѣжать отъ насъ. Увидимъ, сказалъ Фридрихъ; пробьемъ-те сборъ.

    Сборѣ пробили, а Юлія нѣтъ! наконецъ увидѣли его вдали, играющаго въ мячикъ. — Правду ты сказалъ, отвѣчалъ Фридрихъ, онѣ насъ безстыдно оставилъ; но за то будетъ наказанъ. Возмемъ-те ружья; друзья, пойдемъ скорѣй, онъ уже переходитъ мостъ.0x01 graphic
    0x01 graphic

    Юлій примѣтя, что его преслѣдуютъ, бѣжшпъ изъ зо -всѣхъ силъ за развалины старой часовни, прячется въ утесахъ; товарищи мимо проходятъ и его не видятъ. Фридрихъ удивляясь, что онъ такъ скоро изчезъ, думаетъ, не скрылся-ли гдѣ, и рѣшается самъ его отыскать. Идущіе патрулемъ дѣлаютъ видъ, какъ будто удаляются, и совершивъ кругъ, тихо назадъ возвращаются по его слѣдамъ. Юлій вышедши изъ своего мѣста, преспокойно игралъ въ мячикъ у воды; вдругъ товарищи его схватили.

    Ты пойманъ, сказалъ ему Фридрихъ, и долженъ за нами слѣдовать въ главную квартиру, и какъ бѣглецъ быть судимъ а между тѣмъ, мы тебя посадимъ въ большое подземелье замка.

    Но я не бѣжалъ, отвѣчалъ Юлій.

    Если бѣжалъ, будутъ судить.

    Ну! маршъ.

    Карлъ и Генрихъ привели бѣглеца въ тюрьму. Камень, покрытый небольшимъ количествомъ соломы, служилъ ему вмѣсто стула, и кружка воды, поставленная на столѣ, составляла всѣ его потребности. Юлію не такъ-то было пріятно сидѣть тутъ. — Когда дойдетъ чередъ до меня быть Капитанолѣ, я также посажу ихъ въ тюрьму, — сказалъ онъ.

    И конечно, естьли мы будемъ также малодушны и такіе же бѣглецы, какъ ты, отвѣчали ему товарищи сквозь желѣзную рѣшетку. Но это еще не всё мы тотчасъ дадимъ приказаніе явиться тебѣ предъ нашъ военный совѣтъ и ты подвергнешься суду. Тѣмъ лучше, отвѣчалъ Юлій; когда я умру, то мнѣ можно будетъ играть въ мячикъ.

    Карлу поручено было вести преступника. Фридрихъ и Генрикъ сидѣли за столомъ, на которомъ находились перья, чернилы и бумага. Юлій съ руками назадъ связанными, сидѣлъ на табуреткѣ въ нѣкоторомъ отъ нихъ разстояніи.

    — Подумаемъ господа, сказалъ Фридрихъ, къ какому наказанію приговорить его?--

    Разстрѣлять его, подалъ голосъ Генрихъ. — Нѣтъ, нѣтъ, возразилъ Карлъ; его лучше оставиnь въ тюрьмѣ; потому что онъ очень желаетъ умереть, чтобъ послѣ идти играть. — До этого нужды нѣтъ, сказалъ Aридрихъ; его слѣдуетъ наказать по закону; онъ бѣглецъ, а всякой бѣглецъ долженъ быть наказанъ смертію. Какъ вы объ этомъ думаете? — Мое мнѣніе содержать его въ тюрьмѣ. — И я думаю, его разстрѣлять. — Ну такъ, Господа, подавайте письменно свои голоса.

    Генрихъ и Фридрихъ, оба однаго и тогоже мнѣнія, одержали верьхъ. Юлій былъ приговоренъ къ смерти. Его привели на мѣсто казни все въ томъ же видѣ. Завязавъ глаза, поставили на колѣни. Капитанѣ, давъ знакѣ саблею, закричалъ: пали! и по немъ сдѣлали два залпа.

    Онъ умеръ, сказалъ Фридрихъ. Тѣмъ хуже для него; не бѣгать бы ему! А вы, товарищи, видя такой примѣрѣ, предостерегите себя, чтобъ съ вами тогоже не случилось.

    — Теперь, какъ я уже умеръ, могу и встать, сказалъ Юлій, снимая съ себя повязку; я думаю, что теперь мой чередъ быть Капитаномъ. —

    КОНЕЦЪ.