Из истории печатного дела в Саратове (Хованский)/1893 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Изъ исторiи печатнаго дѣла в Саратовѣ
авторъ Н. Хованскій
Изъ сборника «Саратовский край». Опубл.: 1893. Источникъ: Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. — Саратов: Паровая скоропечатня Губернского Правления, 1893. — С. 265-272. Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[265]

ИЗЪ ИСТОРІИ ПЕЧАТНАГО ДѢЛА ВЪ САРАТОВѢ.

Впервые возникла въ Саратовѣ типографія губернскаго правленія. Къ основанію ея послужилъ указъ Екатерины II отъ 24 января 1783 года, объ учрежденіи типографіи въ облегченіе „излишняго приказнослужителямъ затрудненія, а паче къ постепеннѣйшему выполненію налагаемыхъ по входящимъ документамъ резолюцій“.

Время основанія типографіи губернскаго правленія относится къ октябрю 1794 г. Дѣло объ открытіи этой типографіи, въ числѣ другихъ дѣлъ, сгорѣло въ пожаръ 1800 г., но гдѣ-то отысканъ, при возобновленіи типографіи въ губернаторство Панчулидзева, въ 1816 г., экземпляръ указа, разосланнаго изъ намѣстническаго правленія въ октябрѣ мѣсяцѣ 1794 г. объ открытіи дѣйствіи означенной типографіи.

Изъ указа этого видно, что въ іюнѣ мѣсяцѣ 1794 г. правленіе сдѣлало постановленіе объ открытіи типографіи. На покупку на первый случай одного стана и нужнаго числа литеръ исчислена была сумма въ 1000 рублей. Эту сумму правленіе разсчитывало получить „партикулярно“ отъ лицъ изъ дворянъ, „при должности состоящихъ чиновниковъ“, именитыхъ гражданъ и нѣкоторыхъ знатныхъ купцовъ. На содержаніе же въ дальнѣйшемъ типографіи было предположено удѣлить потребную сумму изъ канцелярскаго расхода „среднихъ и нижнихъ“ присутственныхъ мѣстъ, „въ замѣнъ облегченія трудовъ ихъ приказнослужителей, которые тогда состояли въ томъ правленіи въ прикомандировкѣ“.

Истребованіе всего нужнаго для заведенія типографіи изъ академіи художествъ принялъ на себя правитель намѣстничества ген.-поручикъ и кавалеръ И. Т. Нефедьевъ.

Въ іюлѣ 1794 г. онъ объявилъ правленію, что писалъ въ Москву и тамъ пріисканы уволенные изъ университетской типографіи наборщикъ Ѳ. Я. Гурьевъ да тередорщикъ (т. е. печатникъ) Ст. Ф. Ромодановскій, съ которыми отправлены въ Саратовъ и матеріалы, [266]а по почтѣ посланы реестръ издержкамъ, опись принятымъ ими (нанятыми людьми) матеріаламъ и контрактъ съ ними заключенный.

Въ началѣ августа мѣсяца нанятые люди и извощики съ матеріаломъ прибыла въ Саратовъ. Контрактъ, заключенный съ Гурьевымъ и Ромодановскимъ, состоятъ въ слѣдующемъ: „Исправлять имъ типографическую должность два года; типографію установить какъ возможно въ лучшемъ порядкѣ и поставить въ дѣйствіе: чтобы даваемые къ печатанію отпуски были за скрѣпой учрежденнаго отъ правленія цензора. (Такимъ образомъ 1794 г. является и годомъ начала цензуры въ Саратовѣ) Кромѣ даваемыхъ по повелѣнію правленія бумагъ всякихъ, отъ постороннихъ присутственныхъ мѣстъ и частныхъ лицъ ничего имъ для печатанія отнюдь безъ цензора типографіи позволенія не брать и тайно каковыхъ-либо частныхъ сочиненій, какого-бы они содержанія ни были, не печатать. Для обученія сего типографическаго знанія принять имъ двоихъ или болѣе изъ приказныхъ служителей, или кого изъ другаго званія. „Въ теченіи двухлѣтняго времени правленіе обязывалось отправить ихъ обратно въ Москву “, буде не пожелаютъ больше служить, казеннымъ коштомъ, каковымъ они прибыли изъ Москвы. Квартиру имъ имѣть, гдѣ правленіе позволитъ, и давать дрова и свѣчи, а за исправленіе сей должности получать имъ въ годъ по 250 рублей каждому“.

Для обзаведенія типографіи были куплены: одинъ станъ со всѣми приборами и 24 пуда 9 фун. литеръ. За все это было уплачено 1029 руб. 6 к.: кромѣ того за провозъ извощикамъ дано 50 рублей. Все обзаведеніе типографіи обошлось въ 1079 р. 6 к.

Корректура была поручена „извѣстному въ знаніи правописанія“ губернскому регистратору А. Гурьеву. Цензоромъ типографіи назначенъ былъ секретарь Ижевскій. На содержаніе типографіи, т. е. на жалованье выписаннымъ на два года наборщику и тередорщику, прикомандированнымъ къ нимъ ученикамъ или помощникамъ, корректору, а также на дрова и свѣчи, на поправленіе и починку типографскихъ инструментовъ — было постановлено отдѣлить изъ канцелярскихъ слѣдующихъ „среднихъ“ присутственныхъ мѣстъ, губернскихъ: земскаго суда, расправы, магистрата, обоихъ департаментовъ и совѣстнаго суда, по 30 руб., итого 120 р.; отъ 10-ти уѣздныхъ судовъ вмѣстѣ съ дворянскими опеками, по 45 р. отъ каждаго, итого 450 р.; отъ семи нижнихъ расправъ по 15 р., итого 105 р.; отъ 11-ти нижнихъ земскихъ судовъ по 9 р., итого 99 р.; а всей суммы 774 рубля. Исчисленныя суммы приказано было всѣмъ мѣстамъ доставлять въ [267]намѣстническое правленіе по третямъ года. Палаты казенная, уголовная и гражданская могли отдавать въ типографію, что имъ нужно печатать черезъ намѣстническое правленіе, но при этомъ опредѣлить съ своей стороны нужную сумму на содержаніе типографіи.

Насколько заведенная типографія должна была облегчить трудъ приказнослужителей и ускорить исполненіе резолюцій — объ этомъ можно судить по тому, что мы узнаемъ изъ того же указа о существовавшемъ до основанія типографіи дѣлопроизводствѣ въ намѣстническомъ правленіи. Переписка и отписка, съ самаго открытія намѣстничества, развивалась день ото дня. Время отъ времени дѣлъ скоплялось такое множество, что для исполненія ихъ у наличнаго штата служащихъ въ правленіи не хватало силъ. Правленіе требовало высылки въ него по нѣскольку человѣкъ приказныхъ изъ уѣздныхъ присутственныхъ мѣстъ; кромѣ того, собственно изъ саратовскихъ среднихъ и нижнихъ присутственныхъ мѣстъ каждую субботу собирались въ правленіе всѣ приказные, такъ что въ тѣхъ мѣстахъ оставались только дежурные (дневальные) и тѣ, кому по тѣмъ мѣстамъ были поручены самонужнѣйшія дѣла. Въ правленіи работали по 15 часовъ въ сутки, занимаясь до полудня и послѣ полудня. Работали и въ праздничные дни. Но и за всѣмъ тѣмъ, „не малое количество резолюцій оставалось на долгое время безъ исполненія“... Изъ правленія исходило ежегодно отъ 25 до 35 тысячъ и болѣе №№ въ годъ. Масса этихъ бумагъ были одного и того же содержанія, какъ напр., разсылаемыя по всей губерніи копіи съ указовъ правительствующаго сената, объявленія о торгахъ, о взысканіи недоимокъ съ имѣній, „гдѣ таковыя окажутся“ у недоимщика, и пр.; все это приходилось писать и писать.

Исторія губернской типографіи заключаетъ въ себѣ нѣсколько печальныхъ страницъ.

Черезъ три года, въ 1797 году, упразднены были среднія губернскія мѣста, затѣмъ въ теченіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ не существовало и самой губерніи; кромѣ того деньги изъ уѣздовъ на содержаніе типографіи высылались не аккуратно, а по случаю большихъ пожаровъ 1800 и 1801 годовъ и совсѣмъ высылка ихъ прекратилась. Изъ переписки, относящейся къ 1808 году, видно, что уже въ 1799 году намѣстническое правленіе задолжало по типографіи с.-петербургскому купцу, впослѣдстіи надворному совѣтнику, Устинову 1769 р. 59 к. и для уплаты этого долга заложило типографію въ саратовскомъ приказѣ общественнаго призрѣнія, получивъ ссуду въ указанной суммѣ изъ 7% годовыхъ, изъ коихъ 5% въ пользу приказа, а [268]2% на покрытіе капитальнаго долга. Но уплата процентовъ приказу общественнаго призрѣнія очень скоро пріостановилась, такъ что къ 1803 году на правленіи было капитальнаго долгу 1632 рубля 22 коп. и процентовъ, съ наросшими на нихъ процентами, 475 рублей 88 к.

Въ 1807 году разрѣшено было изъ государственнаго казначейства производить пособіе типографіи губернскаго правленія по 250 р. въ годъ. Но жалкое пособіе это не могло развязать правленіе отъ долга.

Впослѣдствіи о просрочкѣ въ уплатѣ денегъ приказу общественнаго призрѣнія и накопленіи долга велась переписка. Точное положеніе дѣла запутано было тѣмъ, что въ пожары 1800 и 1801 гг. нѣкоторые документы правленія пропали. Въ 1812 году министръ полиціи требовалъ отъ приказа объясненія, почему въ него на уплату всего долга доставлено правленіемъ лишь 137 руб. съ копѣйками. Съ этимъ вопросомъ приказъ общественнаго призрѣнія обратился въ правленіе, которое отвѣчало, что платежъ процентовъ и капитала прекратился по случаю возвышавшихся съ 1799 г. годъ отъ году цѣнъ на всѣ матеріалы, потребные для типографіи.

Въ 1800 году продавалась бумага золотообрѣзная по 50 к. десть, стопа бумаги № 1 по 4 р. 80 к., № 2 по 4 р., № 3 по 3 р., а № 4 по 2 р. 70 коп.; сургучъ перваго сорта по 2 р. 60 к. фунтъ, втораго — по 2 р. и послѣдняго по 50 к.: свѣчи по 5 р. 50 к. пудъ: пятерикъ дровъ по 18 р.: всего же правленіе расходовало на типографію, включая сюда чернила, перья, нитки, трутъ, кремни и бичевку, до 1205 р. Въ 1812 году цѣны стояли слѣдующія: золотообрѣзная бумага 1 руб. десть, стопа бумаги сорта № 1 — 11 р. 50 к., № 2 — 10 р. 50 к., № 3 — 9 р. 50 к. и № 4 — 8 р. 50 к., сургучъ перваго сорта 10 руб. фунтъ, втораго — 3 р. 50 к., послѣдняго 40 к.: свѣчи 10 р. пудъ, дрова 50 р. пятерикъ. Поэтому въ 1812 г. расходъ на типографію составилъ до 3230 рублей. Пособіе отъ казны въ 250 руб.. конечно, было каплей въ морѣ.

Чѣмъ дальше, тѣмъ становилось хуже...

Правленіе на покрытіе расходовъ по типографіи употребляло суммы, опредѣленныя на жалованье приказнослужителямъ, которые вслѣдствіе того положительпо оскудѣли, вызывая у присутствующихъ жалость къ себѣ... Стараясь о сокращеніи расходовъ на типографію, правленіе закупало матеріалы подешевле на ярмаркахъ и „въ мѣстахъ изобилія“.

Къ 1816 году типографія, не ремонтируемая, не подновляемая, [269]пришла въ крайнее разстройство: единственный станъ въ ней былъ совершенно ветхъ, а литеръ оставалось 19 пудовъ 23 фун., и тѣ отъ давняго употребленія пришли въ негодность...

Къ іюню 1810 г. долгъ губернскаго правленія приказу общественнаго призрѣнія по типографіи возросъ до 5560 руб. 35½ коп. Безъ пособія отъ казны правленіе не въ состояніи было ни покрыть долга, ни ремонтировать типографію.

Расходъ на послѣднюю въ это время составлялъ 720 р. въ годъ, въ каковой суммѣ заключалось жалованье наборщику и тередорщику, обоимъ 300 р., одному помощнику наборщика 120 р., отопленіе 165 р. (три пятерика по 55 р.) и проч. Частныхъ заказовъ въ типографіи не было...

Губернаторъ Панчулидзевъ ходатайствовалъ въ 1816 г. предъ правительствомъ о пособіяхъ типографіи: единовременномъ въ 5340 р. и ежегодномъ въ 790 р. Долгъ приказу въ 5560 р. 35½ к. онъ ходатайствовалъ сложить съ правленія, объясняя, что изъ приказа заимообразно взято капиталу всего 1769 р. 59 к. и за уплатою процентовъ 480 р. 79½ к. убытокъ приказа составитъ лишь 1288 р. 79½ к., что не можетъ растроить его дѣлъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ г. губернаторъ, упоминая о передержкѣ на жалованье приказнымъ губернскаго правленія въ 1126 р. 83 к., предавалъ милостивому уваженію министра полиціи „жалостное положеніе канцелярскихъ служителей губернскаго правленія, которые и при самой службѣ, за доставляемыми имъ отъ него (губернатора) пособіями, въ канцелярскихъ припасахъ состоящими, находятся въ рубищахъ, безъ обуви и приличной одежды“. Такое положеніе служащихъ въ губернскомъ правленіи, писалъ далѣе г. Панчулидзевъ, не смотря на право его составить канцелярію свою изъ этихъ служащихъ и содержать ихъ изъ суммъ губернскаго правленія, вынудило его принять содержаніе канцеляріи на свой счетъ, хотя одна бумага для письмоводства требовала расхода въ 2000 рублей въ годъ.

Правительство, во вниманіе къ ходатайству губернатора, отпустило въ 1819 г. на устройство типографіи саратовскаго губернскаго правленія единовременно 4000 р., а на ежегодное содержаніе, вмѣсто прежнихъ 250 р.,—750 рублей. Устройство типографіи на эту сумму губернаторъ Панчулидзевъ принялъ на свое попеченіе. Бъ 1819 году, въ апрѣлѣ мѣсяцѣ, отъ московскаго купца С. I. Селивановскаго былъ пріобрѣтенъ и отправленъ въ Саратовъ одинъ типографскій станъ съ принадлежностями за 1200 р. и 44 пуда [270]новыхъ литеръ, по 65 руб., и разныхъ мелкихъ принадлежностей на 350 руб., въ томъ числѣ три верстати по 6 р. и 5 кассъ по 12 р., а всего закуплено на сумму 4375 рублей.

Закупленный матеріалъ сопровождали въ Саратовъ нанятые Селивановскимъ, во данному ему порученію, для саратовской типографіи на одинъ годъ наборщикъ московскій мѣщанинъ М. Алексѣевъ, съ жалованьемъ 500 р. годъ, и тередорщикъ губернскій секретарь Д. А. Смирновъ, бывшій печатникомъ московской губернской типографіи, съ жалованьемъ 450 р. годъ; оба они обязывались выучить типографскому дѣлу учениковъ, которые будутъ имъ даны.

Изъ условія, заключеннаго съ Алексѣевымъ и Смирновымъ, узнаемъ, сколько часовъ въ сутки въ то время работали въ губернской типографіи: они обязывались являться на работу въ 7 часовъ утра и работать, съ перерывомъ въ 2 часа для обѣда, до 6 часовъ, т.-е. рабочій день былъ 9 часовъ. По счету Селивановскаго, принявшаго при этомъ старый шрифтъ типографіи, были тотчасъ же уплачены ему деньги Панчулидзевымъ. Въ маѣ 1820 года московскаго тередорщика смѣнилъ ученикъ его — коллежскій регистраторъ Дубровскій, а наборщика Алексѣева — канцеляристъ Н. Федоровъ. Московскіе печатникъ и наборщикъ въ службѣ губернской типографіи не удерживались, ибо своимъ, обученнымъ типографскому дѣлу, канцеляристамъ правленіе платило чуть не вдвое меньше жалованья.

Но если въ дѣлѣ ремонта и обновленія типографіи губернаторъ Панчулидзевъ съ честью вышелъ изъ всѣхъ затрудненій и обошелся пособіемъ въ 4000 р., то по отношенію долга приказу общественнаго призрѣнія пришлось губернскому правленію впослѣдствіи, кажется, поплатиться; по крайней мѣрѣ въ 1821 году приказъ еще требовалъ уплаты денегъ; и затѣмъ имѣется еще переписка объ этомъ дѣлѣ 1827 года, но по выцвѣтшимъ черниламъ что-либо разобрать не представляется возможнымъ.

Въ 1827 году губернская типографія вновь пришла въ ветхость, и саратовская администрація ходатайствовала у правительства объ отпускѣ единовременной суммы на ремонтъ и расширеніе типографіи и объ увеличеніи ежегоднаго пособія на нее. По ходатайству этому единовременно отпущена была сумма въ 5000 р., а ежегодное пособіе увеличено до 1500 р.

Въ 1837 году военный губернаторъ Бибиковъ доносилъ, что нашелъ типографію въ печальномъ состояніи; въ ней всего было три ветхихъ стана, а шрифту 89 пуд., изъ коихъ только третья часть [271]годна къ употребленію; наборщики и корректоръ не знаютъ своего дѣла: помѣщеніе типографіи совершенно неудобно. (Кажется, она помѣщалась тогда въ „степи“, что нынѣ Митрофановская площадь, гдѣ казармы Гудкова).

Правительство вновь отпустило на устройство типографіи пособіе въ 5000 руб. Вмѣстѣ съ тѣмъ министръ внутреннихъ дѣлъ ст.-секр. Блудовъ предписывалъ привести типографію въ порядокъ и съ 1 января 1838 г. печатать въ ней „Саратовскія Губернскія Вѣдомости“.

Губернаторъ въ ноябрѣ 1837 года доносилъ, что найдя типографію въ крайне плохомъ состояніи, принялъ мѣры къ устройству ея, причемъ изъ 5000 р. сдѣлалъ экономію въ 2734 р. 89 к. и купилъ въ петербургской типографіи Плюшара два чугунныхъ стана, литеры и газетной бумаги, а также пригласилъ черезъ Плюшара опытнаго корректора и нѣсколько человѣкъ наборщиковъ.

Изъ описанія губернской типографіи этого времени, т. е. до изданія еще „Вѣдомостей“ видно, что въ ней было 6 наборщиковъ, изъ коихъ одинъ, губ. секр. Усачевъ, старшій и въ то же время корректоръ жалованья получалъ 600 р. въ годъ. Наборщики — коллежскіе регистраторы В. Силинъ, А. Кривозерьевъ, В. Васильевъ, С. Осиповъ и подканцеляристъ А. Войденовъ — получали каждый по 350 р. Печатники (тередорщики) получали: канцеляристъ Перфильевъ 350 р., вольнонаемный отст. солдатъ Ф. Филиповъ 210 р., кол. регистр. Машковъ 350 р., канцеляристъ Г. Сердобскій 350 р. А всего расхода на жалованье было 3610 руб. Ко времени изданія „Губернскихъ Вѣдомостей“ жалованье было увеличено наборщикамъ до 400 р. въ годъ.

У Плюшара собственно закуплено было разныхъ матеріаловъ на 6 тыс. руб. и расплата затянулась на долгіе годы. Долгъ былъ выплаченъ съ трудомъ только въ 1844 г., безъ пособія, впрочемъ, отъ казны. Кажется въ 1850-хъ годахъ губернская типографія пострадала отъ пожара. Къ 1850-мъ годамъ относится появленіе въ ней нынѣшнихъ печатныхъ машинъ, замѣнившихъ собою прежніе неуклюжіе деревянные, а потомъ чугунные, станы.


Къ марту 1845 г. относится заведеніе первой частной типографіи и литографіи въ Саратовѣ.

Исторія ея такова. Въ 1844 г. саратовскій мѣщанинъ Иванъ Хвориновъ подалъ прошеніе о дозволеніи ему открыть въ Саратовѣ типографію, объясняя, что существующая губернская типографія, при [272]ея настоящемъ положеніи, не удовлетворяетъ требованіямъ присутственныхъ мѣстъ, которыя поэтому обращаются съ своими заказами въ иногороднія типографіи. Но къ просьбѣ Хворинова губернское правленіе отнеслось враждебно. Губернаторъ далъ такой отзывъ, что губернская типографія, получающая пособіе отъ казны, можетъ лишиться черезъ то доходовъ, что нынѣ она удовлетворяетъ всѣмъ требованіямъ присутственныхъ мѣстъ, имѣя пять печатныхъ становъ (2 чугунныхъ и 3 деревянныхъ, кромѣ того 1 чугунный прессъ), литеръ годныхъ 120 пуд., служащихъ до 16 чел.. содержаніе коихъ обходится въ 5100 р. асс. Но насколько отзывъ этотъ о способности губернской типографіи къ удовлетворенію требованій губернскихъ мѣстъ былъ несправедливъ, видно изъ того, что въ томъ же 1845 году члены саратовской палаты государственныхъ имуществъ исхлопотали себѣ право учредитъ и содержать при палатѣ частную типографію, на что и выдано имъ свидѣтельство 26 мая 1845 года. Хвориновъ тогда подалъ прошеніе о разрѣшеніи ему хотя литографіи. По поводу этого втораго ходатайства губернаторъ далъ благосклонный отзывъ. Однако министерство, имѣя свѣдѣнія о сарат. губ. типографіи отъ ревизовавшаго предъ тѣмъ Саратовскую губернію ст. сов. Середы, сообщило губернатору отъ 12 февраля 1845 г., что находитъ возможнымъ разрѣшить Ив. Хворинову открыть въ Саратовѣ и типографію, и литографію, что опасаться пониженія цѣнъ на типографскіе заказы не слѣдуетъ, таковое пониженіе желательно, такъ какъ поведетъ къ улучшенію типографскаго дѣла.

Благодаря такому широкому взгляду на дѣло, г. Хвориновъ 23 марта 1845 г. получилъ свидѣтельство на право открытія въ Саратовѣ типо-литографіи.

Въ августѣ того же года смотритель губернской типографіи А. Вроцкій уже приносилъ жалобу губернскому правленію на Хворинова, что онъ сманиваетъ наборщиковъ, чѣмъ ставитъ казенную типографію въ затруднительное положеніе. Сманенный наборщикъ Сановъ работалъ не по контракту и воленъ былъ уйти. Вслѣдствіе этого губернское правленіе постановило рекомендовать А. Бродкому принять мѣры къ удержанію наборщиковъ при губернской типографіи.

Въ 1847 г. Хвориновъ заявилъ, что не можетъ содержать типографію, а желаетъ ее передать губернскому секретарю А. М. Флорову. Передача состоялась. Черезъ 10 лѣтъ въ этой типографіи начато печатаніе первой частной газеты въ Саратовѣ „Саратовскій Листокъ“.

Н. Хованскій.