Из донесения Полиции безопасности и СД о деятельности сторонников ОУН (Бандеры) в Херсоне и их аресте

Из донесения Полиции безопасности и СД о деятельности сторонников ОУН (Бандеры) в Херсоне и их аресте
Начальник полиции безопасности и СД в РКУ, переводчик неизвестен
Язык оригинала: немецкий. — Опубл.: 1942.01.14. Источник: Украинские националистические организации в годы Второй Мировой Войны". т.1. 1939-1943. Москва. РОССПЭН. 2012, стр. 463-465.
в Другій світовій війні у документах. 1941—1942. Т. 2. Львів, 1998. С. 93-95
ОУН у 1942р. Документи. Київ, 2006. С. 33-35. • Архив: ВА. R 58/220. ВІ. 136-142. Подлинник. Перевод с немецкого языка.
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


г. Берлин 14 января 1942 г.
Начальник Полиции безопасности и СД



В. № — IVA 1 —1 В/41 — сов, секр. Секретно, дело государственной важности!
Сообщение о положении в СССР № 155

I. Политический обзор

[...]

Оперативная группа «D» Место дислокации: Симферополь

ОУН в Херсоне и его окрестностях

Проведенные секретно расследования выявили, что круг сторонников Бандеры концентрируется вокруг первого командира самообороны Конрада[1]. Насколько значительным был этот круг лиц, сначала невозможно было выяснить. Однако возникло предположение, что круг этот связан с другим кругом лиц в херсонской городской управе, центр которого заместитель бургомистра Грице[2]. Поэтому при проведении акции против сторонников Бандеры были арестованы обе группы лиц[3].

Аресты были проведены внезапно. В ходе многих длительных допросов было установлено, что круг сторонников Бандеры ограничивался несколькими лицами, которым удавалось благодаря умелому использованию своих постов в рядах украинской самообороны проводить активную агитацию за ОУН среди населения. При этом руководитель группы, командир самообороны Конрад действовал очень грамотно, выступая не лично, а через своих помощников. Под предлогом организации подразделений самообороны в селах проводились собрания, на которых присутствовало до 2000 чел. При этом велась агитация за ОУН и Бандеру, пропагандировались цели ОУН, раздавались листовки, звучали призывы к активному сотрудничеству.

Деятельность сторонников Бандеры не имела большого успеха, потому что среди сельского населения отсутствовала какая-либо связь, а в широких кругах существование организации отрицалось. Исходя из показаний, сторонники Бандеры были признаны «восточными галичанами», и поэтому их рассматривали как чужаков; это поведение было обусловлено языковыми различиями. Несмотря на это, проводилась широкомасштабная пропаганда с использование печатных материалов.

Украинская самооборона в Херсоне и ОУН.

На основе ряда сообщений было установлено, что подрывные действия бандеровцев в украинской самообороне уже нашли благодатную почву, поэтому возникла необходимость провести проверку руководящих членов самообороны. Однако при этом обнаружилось, что окружение Конрада действовало осторожно и сначала лишь намекало на некие украинские организации, так что даже руководители подразделений самообороны лишь отчасти были информированы об ОУН. Вероятно, их собирались использовать без их ведома в интересах группы Конрада. В ходе допросов выяснилось, что практически все другие руководители самообороны были уверены в нереальности и незаконности планов Бандеры, и ОУН и намеревались активно противостоять этим подрывным действиям.

Деятельность ОУН на оккупированной украинской территории

При допросах выяснились интересные подробности методов ОУН по достижению их целей в Великой Украине. Что касается выявленных сторонников Бандеры, то речь идет лишь о восточных галичанах, посланных на оккупированные территории с конкретными заданиями. Многие члены украинского легиона, ранее дислоцированного в Лемберге, были внедрены в качестве переводчиков в немецкий вермахт. Так как, соответственно тому, что подтвердилось в дальнейшем, большая часть руководителей бандеровского движения выходцы из Лембергской области, можно сделать вывод о том, что лица, направленные под прикрытием переводческой деятельности в немецкий вермахт, используя свое положение, при наступлении осуществляли пропаганду в интересах ОУН на всех оккупированных украинских территориях. Из многочисленных показаний свидетелей следует, что сторонникам Бандеры удавалось исключительно благодаря удостоверениям ОУН преодолевать мосты и приграничные переходы, и использовать транспортные средства вермахта, чтобы попасть в намеченные районы.

Как явствует из других свидетельств, распространялся политический лозунг, согласно которому в Яссах, а затем в Николаеве был создан украинский вермахт, преимущественно состоящий из украинских националистов направления Бандеры. Под предлогом вступления добровольцами в эту армию на оккупированные территории прибыли многочисленные сторонники Бандеры, они выступали с пропагандой своих идей. Призывы и «памятки» вывешивались публично, часто в магистратах и казармах подразделений самообороны. Командиров самообороны и бургомистров назначали, а если они не были надежны с точки зрения ОУН, их заменяли сторонниками Бандеры или с их помощью пытались сместить. Этими методами ОУН постепенно смогла увеличить свое влияние и занять как можно больше постов. Так, например, командир херсонской самообороны решил отойти от своих обязанностей, чтобы возглавить самооборону в Симферополе. Его помощник Костюк[4] намеревался продолжить свою деятельность в Севастополе. Из свидетельств и бесед с секретарем архиепископа Антония в Камянец-Подольском, будущего епископа Херсонского и Одесского можно сделать следующий вывод о взаимоотношениях украинской национальной церкви и ОУН. Новая украинская национальная церковь опирается преимущественно на «украинских патриотов» и по сути своей принципиальной позицией демонстрирует согласие с программой ОУН.

ПримечанияПравить

  1. Петр Цица (1915 - 1941) - член ОУН(б), повешен немцами в конце 1941 г..
  2. правильно: Д. Гриць
  3. На территории Херсонской области в годы войны действовали украинское националистическое подполье, основанное Южной подходной группой, насчитывавшей около 1000 человек. Активно действовали члены ОУН(Б) в самом Херсоне. Под прикрытием деятельности отрядов самообороны, разрешенных оккупационной властью, они проводили собрания с целью пропаганды программы ОУН, на которых побывало до двух тысяч человек. Сторонники ОУН группировались вокруг командира самообороны под псевдонимом «Конрад». Они имели связь с другой группой, которая действовала в муниципальной администрации Херсона. Руководил ею заместитель главы городской управы Д. Гриц. К середине января 1942 г. обе группы были арестованы. 12 августа этого же года в Херсоне были арестованы еше восемь человек, заподозренных в принадлежности к украинскому подполью. Еше одна волна арестов прокатилась по Херсонской области в ноябре 1942 г. (Горбуров €.Г., Шитюк М.М. Суспільно-політична та бойова діяльність націоналістичного підпілля Півдня Украіни в роки німецько-румунськоі окупаціі. Киів, 2003. C. 38, 42).
  4. Леонид Костюк - член ОУН(б), расстрелян немцами в 1943 г.