Желал я душу освежить (Пушкин)

«Желал я душу освежить…» (Отрывки: 1832)
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
См. Отрывки 1826—1836. Дата создания: 1832, опубл.: 1903. Источник: ФЭБ ЭНИ «Пушкин»[1]
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


* * *


Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком близ друзей
Минувшей юности моей.
———

Я ехал в дальные края;
[Не шумных жаждал я],
Искал не злата, не честей,
В пыли средь копий и мечей


1832

Примечания

  1. Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 20 т. — М.: Художественная литература, 1948. — Т. 3. Стихотворения, 1826—1836. Сказки. — С. 468.


1832

«ЖЕЛАЛ Я ДУШУ ОСВЕЖИТЬ»

(Стр. 468 и 1072)


При жизни Пушкина напечатано не было.
Черновой автограф — ПД № 184. Опубликовано Шляпкиным в книге «Из неизданных бумаг А. С. Пушкина», 1903, стр. 70, по неточной копии Анненкова. По подлиннику—И. С. : Зильберштейном в брошюре «Из бумаг Пушкина», 1926, стр. 26; более точно Н. В. Измайловым и Б. В. Томашевским в собрании сочинений Пушкина изд. «Красной Нивы», т. II, 1930, стр. 192.
Печатается по автографу.
Датируется предположительно декабрем (не позднее 21) 1832 г.
Опубликовано в 1903 г. (см. выше).
В собрания сочинений Пушкина входит, начиная со второго издания под ред. Морозова, 1903. (Н. И.)

Варианты

1832

«ЖЕЛАЛ Я ДУШУ ОСВЕЖИТЬ»

(Стр. 468)

Черновой автограф.

(ПД 184)


Желал я душу освежить 3
Бывалой жизнию пожить 4
В забвеньи сладком близ друзей 5
Минувшей юности моей


_____


3 а. Хотел я душу освежить
б. Стих начат: Я покидал
4 Стих начат: Хотел я —
5 В забвеньи близ друзей



Я ехал в дальные края 1
[Не шумных жаждал я] 2
Искал не злата, не честей 3
В пыли средь копий и огней <?> 4
Не


1 Вм. 5:
ехал я
в дальные края
2 Ст. 6—7
a. He шумных жаждал я
Пиров
б. Искал не злата <?> я
не честей
3 Стих начат: [В] Не за свою
4 а. Среди мечей
б. В тревогах бра<ни><?> средь мечей
в. В пыли походов средь огней <?>
г. В пыли средь копий средь огней <?>
В основном тексте в ст. 8 слово: мечей следует заменить словом: огней <?>

Цитата-комментарий

Приведу очень интересный пример, ещё лишний раз подтверждающий положение о том, что недостаточно «точно воспроизвести» рукопись для установления правильного авторского текста, а необходимо сначала внимательно вдуматься и вчувствоваться в его содержание — смысловое и поэтическое. Этот пример — случай «самоуправства» замечательного текстолога Т. Г. Цявловской, восстановившей вопреки рукописи Пушкина верное чтение его стихов.

Этот черновой недоделанный набросок стихотворения, написанный на листке бумаги, заключает в себе всего восемь стихов, два четверостишия.

Вот его текст, как он был напечатан в 1938 году в большом академическом издании Пушкина (том III, с. 468):

Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком меж друзей
Минувшей юности моей.
                     ————
Я ехал в дальные края
[Не шумных жаждал я],
Искал не злата, не честей
В пыли, средь копий и огней <?>...

Здесь говорится об отъезде Пушкина на Кавказ и далее, на фронт русско-турецкой войны в мае 1829 г. Пушкин незадолго до этого сделал предложение Наталье Николаевне Гончаровой, на которое получил неопределенный ответ, — не отказ, но и не согласие... О своем тогдашнем душевном состоянии он писал позже, через год, своей будущей теще Наталье Ивановне:

«Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее едва начинали замечать в свете. Я полюбил ее, голова у меня закружилась, я сделал предложение, ваш ответ, при всей его неопределенности, на мгновение свел меня с ума; в ту же ночь я уехал в армию; вы спросите меня — зачем? клянусь вам, не знаю, но какая-то невольная тоска гнала меня из Москвы; я бы не мог там вынести ни вашего, ни ее присутствия»1.

В стихах он говорит о том же: «Желал я душу освежить». В кавказской армии Пушкин, как известно, общался с друзьями своей молодости — Н. Н. Раевским, лицейским товарищем М. Вольховским, Михаилом Пущиным (братом сосланного в Сибирь друга Пушкина)... «Многие из старых моих приятелей окружили меня», — писал Пушкин в «Путешествии в Арзрум» о своем приезде в лагерь русской армии на берегу реки Карс-чай...

Второе четверостишие приведенного наброска недоделано Пушкиным. Второй стих его зачеркнут и ничем не заменен. Он и не придуман до конца — не хватает одного слова:

Не шумных жаждал я...

Вообще, читая этот набросок, мы ощущаем прежде всего его незаконченность, неслаженность: после того как в первой строфе говорится о том, зачем поехал Пушкин «в дальные края» («Желал я душу освежить, бывалой жизнию пожить»), во второй — снова объясняется, что не золото, не почести, не шумные развлечения2 привлекали его там...

Т. Г. Цявловской, раздумывавшей над этим фактом, пришло в голову, что и здесь, может быть (как это нередко бывало у Пушкина), он написал сперва не начало стихотворения, а вторую его строфу, уже сложившуюся в его воображении, а затем стал придумывать начало, первое четверостишие... Иначе говоря — надо переставить эти строфы.

Вот какой результат получился от этой перестановки:

Я ехал в дальные края.
[Не шумных жаждал я,]
Искал не злата, не честей
В пыли, средь копий и огней <?> —
Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком меж друзей
Минувшей юности моей...

Нужны ли какие-нибудь доказательства того, что это и есть правильный пушкинский текст? Лучшее доказательство здесь — художественное качество его. Не только в смысловом отношении вcе стало на свое место, но возникла какая-то поэтическая волна, проходящая через все стихотворение. В такой правильной композиции второе четверостишие звучит удивительно проникновенно и трогательно волнующе. Если бы не пропуск одного слова во втором стихе, то можно было бы говорить не о «набросках», не о двух не очень связанных между собой четверостишиях, а о вполне законченном и по смыслу и по эмоциональному и поэтическому содержанию коротком лирическом стихотворении Пушкина.

Фрагмент статьи: Бонди С. М. Заметки: (Об удачах и ошибках текстологов) // Бонди С. М. Черновики Пушкина: Статьи 1930—1970 гг. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1978. — С. 210—231.