Ещё добродетельная женщина (Гарин-Михайловский)

(перенаправлено с «Ещё добродетельная женщина»)

Ещё добродетельная женщина
автор Николай Георгиевич Гарин-Михайловский
Из цикла «Корейские сказки, записанные осенью 1898 года». Дата создания: 1898. Источник: Гарин-Михайловский Н. Г. Корейские сказки, записанные осенью 1898 года. — СПб.: «Энергия», 1904. — С. 52.Ещё добродетельная женщина (Гарин-Михайловский) в дореформенной орфографии
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Во дворце императора, с незапамятных времён, стоит каменный стол. И вот однажды на этот стол, прямо с неба, упала каменная рюмка. Но когда император хотел её взять со стола, то не смог этого сделать. Он позвал своих министров, но и те не могли. Тогда император назначил всем министрам три дня сроку, чтобы решить в чём тут дело. В противном случае все министры будут казнены.

К счастью в Сеуле гостил в то время знаменитый предсказатель, который объяснил в чём дело.

— Взять рюмку может только та женщина, которая всегда была верна своему мужу.

Так и доложили императору, и он приказал вызвать всех женщин, верных своим мужьям.

Некто Юн-цанани, услыхав это, страшно обрадовался.

— Вот теперь, — кричал он, бегая по улице, — все убедятся, что единственная честная жена во всём государстве — моя!

Но сестра Юна позвала его и сказала:

— Я кое-что тоже понимаю в предсказаниях и должна тебе сказать, что всё это только ловушка. На самом же деле требуется женщина, у которой муж по счёту будет девятым, которого она любит.

— Вот как, — сказал разочарованный муж.

И он пошёл к своей жене и рассказал ей печальную новость.

— Главное, то обидно, что, говорят, император приготовил очень ценный подарок, и таким образом мы бы сразу разбогатели. Так хорошо всё устраивалось и вдруг, оказывается, требуется женщина, любящая сразу девять человек.

— А бонзы люди? — спросила нерешительно жена.

— Люди, — а что?

— В таком случае утешься, — подарок наш.

— Как? — вскричал муж. Но в это время вошла его сестра, и он, замолчал, чтобы не обнаруживать скандала, а сестра, уведя его, сказала, что справившись, она убедилась, что ошиблась, и требуется действительно женщина, верная своему мужу.

О том как муж поступил потом со своей женой история умалчивает, но факт тот, что с тех пор Юн-цанани, как все благоразумные мужья, молчал о добродетелях своей жены.

А между тем, в назначенный день, все улицы Сеула, вся площадь, были наполнены всеми без исключения замужними женщинами, которые пришли перед небом и людьми доказать свою невинность.

Была и жена Юна, но за теснотой не могла пробиться вперёд, а стояла, со многими другими, в каком то глухом переулке.

Когда император проснулся и узнал, что собрались все замужние женщины, он был очень доволен процветанием нравственности в государстве.

Однако в назначенный час никто не подходил к столу с рюмкой, и каждая в свою очередь очень любезно уступала более старшей. Таким образом очередь легко могла дойти и до императрицы, а может быть и до бунта.

Но вдруг показалась пожилая женщина, вся в белом, как полагается носящей траур.

Несмотря на тесноту, она свободно прошла к столу и, присев, подняла руки к небу и сказала:

— Небо, ты свидетель моих слов, — девятнадцати лет я овдовела. Я была верна мужу при его жизни, осталась ему верна и до сих пор.

Затем она поднялась, подошла к столу и взяла в руки рюмку.

Рюмка качнулась, но не отделилась от стола.

Тогда вдова задумалась, опять присела и сказала:

— Действительно: раз в жизни, встретив красивого человека, я с вожделением посмотрела на него.

Затем вдова опять встала, подошла к столу, взяла рюмку, и рюмка отделилась от стола. Вдова получила ценный подарок, но женщины оспаривали, говоря:

— Мы не знали, что вожделение в счёт не идёт.