Открыть главное меню

ЕЭБЕ/Феликс, Элиза Рашель

Феликс, Элиза Рашель
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фааф-Моав — Флор. Источник: т. 15: Трани — Шемини-Ацерет, стлб. 205—207 ( скан )


Элиза Рашель Феликс.

Феликс, Элиза Рашель — знаменитая французская драматическая артистка, известная под именем Рашель; род. в Мунфе (Швейцария) в 1826 г., ум. в Каннэ (близ Тулона) в 1858 г. Отец Ф., немецкий еврей, мелкий торговец, жил сначала в Лионе, а затем в Париже, терпя сильную нужду. Старшая дочь его, Сарра Ф., пела на улицах и в кофейнях Парижа романсы, а Рашель собирала с публики деньги, таща за собою в тележке остальных членов многочисленной семьи. Сперва дочери отдавали отцу собранные таким путем деньги, а когда стали старше, то сами жили на эти средства. Пение на улицах Парижа вскоре сделалось профессией несчастной семьи. Однажды на одном из парижских бульваров Рашель пела элегию о «Вечном жиде»; ее необыкновенно благозвучный голос, удивительная задушевность и замечательная мимика произвели потрясающее впечатление на случайно проходившего мимо Этьена Шорона, учредителя Парижской консерватории для духовной музыки. Шорон зачислил Феликс в список своих учениц, под именем Элизы; пение, однако, не давалось ей, ее влекла к себе драма, ее голос был скорее пригоден к декламации, и Феликс перешла к изучению драматического искусства сначала в частной школе, а затем в консерватории. Здесь она сразу обнаружила свои необыкновенные дарования и считалась лучшей ученицей. В 1837 г. Ф. дебютировала в театре Gymnase (Париж), но дела театра в это время были настолько плохи, что Ф. вынуждена была порвать контракт. Ее первое выступление прошло совершенно незаметно. Она сама чувствовала, что еще не достаточно подготовлена для игры, и стала брать уроки у знаменитого артиста Самсона, который привил ей изящные манеры, растолковал характеры классических героинь и приучил ее играть просто и естественно. В 1838 г. Ф. появилась на сцене Théâtre Français в роли Камиллы («Гораций» Корнеля); ее выступление закончилось настоящим триумфом для нее. Известный театрально-художественный критик из «Journal des Débats» Жюль Жанен призывал Париж «познакомиться с чудеснейшим и редчайшим кладом», уверяя, что «ничего подобного Франция никогда не видала на театральных подмостках». Глубокое впечатление произвела игра Ф. и на Альфреда Мюссе, который посвятил ей ряд восторженных статей в журнале «Revue des Deux Mondes», и Ф. сразу завоевала себе славу. Особенно удачно играла она Расина и Корнеля: «ее дикцией, страстной и, в то же время, сдержанной, блиставшей сильными ударениями и огненными красками, ей суждено было вновь вызвать к жизни старую французскую трагедию» (Когут). Ф. умела передавать с замечательной силой гнев, торжество, ярость, чувственность и беспощадное злорадство; она обладала всеми данными, которыми должна быть отмечена великая трагическая артистка: сильным, благозвучным и звонким контральто, превосходной и чарующей мимикой, жестикуляцией, всегда сохраняющей античную, спокойную красоту, почти беспримерной техникой в изображении мрачных и возвышенных страстей, сверкающими, темными, одухотворенными глазами, по блеску которых можно было судить о тех огненных молниях, которые они должны были метать в минуты аффекта. По словам Вольфа, видевшего Ф. в С.-Петербурге в 1853 г., чтобы «получить надлежащее впечатление о наружности и осанке Ф., надо представить себе одушевленную, великолепную античную статую». Лучшие роли Ф.: Камилла («Гораций»), Паулина («Полиекта») и Эмилия («Цинна») — в трагедиях Корнеля; Гермиона («Андромаха»), Федра, Эсфирь, Роксана («Баязет»), Монима — в трагедиях Расина; Мария Стюарт (Шиллера) и Тисба (В. Гюго, «Comédienne de Venise»). Частые поездки Ф. за границу, особенно последнее ее путешествие в Америку (1855), где Ф. должна была выступать до 20 раз в месяц, расстроили слабое здоровье Ф., она вернулась в Париж больною и на сцену уже более не возвращалась. — Необыкновенно выразительной декламацией Ф. воспользовались французские республиканцы в 1848 г., чтобы ее «Марсельезой» воспламенить сердца парижан и побудить их энергично бороться за республиканский идеал. В течение нескольких недель Ф. выступала то в одном, то в другом театре с пением «Марсельезы» и воодушевляла ею как рабочие фобурги, так и аристократические кварталы. К этому времени относится знакомство Ф. с Кремье, в доме которого она была частым гостем и под влиянием которого, вероятно, ей стали близки интересы еврейства. Уже в последней стадии чахотки, почти на смертном одре, Ф. выразила, в присутствии своей сестры Сарры (Софии), желание быть похороненной по еврейскому обряду; она просила также, чтобы раввин совершал по ней заупокойную молитву. Желание Ф. было передано главному раввину Исидору. — Все сестры Ф. были более и менее выдающимися артистками: помимо Сарры и Ревекки (о которых см. соотв. статьи), Лия была известна в качестве драматической актрисы в парижском театре Porte-Saint-Martin, а Дина успешно выступала в комических ролях в Comédie Française. Единственный брат Рашели, Рафаил Ф., был директором ряда театров. К семье Ф. принадлежала также Юдифь (см.).

Ср.: М. Ниссен, «Рашель, ее жизнь и артистическая деятельность», «Артист», кн. 27 и 28; Вольф, «Хроника петербургских театров»; Jules Janin, Rachel et tragédie, 1858; Jew. Enc. V, 360—361; Когут, «Знам. евреи»; Энц. Слов. Брокг.-Эфрона (s. v. Рашель); G. d’Heylli, Rachel d’après sa correspondance, 1882.

6.