Открыть главное меню

Терапевты
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Тасакет — Трани. Источник: т. 14: Сараево — Трани, стлб. 807—809 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Терапевты (греч. Θεραπενταί = «служители Господа») — община евреев-аскетов, поселившаяся y озера Мареотен, вблизи Александрии, во времена Филона, который один и оставил ο них сведения в своем труде «De vita Contemplativa». Ввиду того, что никто, кроме Филона, не упоминает ο T., a Евсевий (3 в.) называет их в своей «Historia Ecclesiastica» (II, гл. XVI—XVII) христианскими монахами, Луций попытался в труде «Die Therapeuten und ihre Stellung in der Geschichte der Askese» (1879) доказать христианский характер труда Филона, как и «монахов и монахинь», описываемых им. Мнение Луция разделяет и Шюрер (Gesch., 3-е изд., III, 535—538). Доказательства его были разбиты другими знатоками Филона, как Massebieau (Revue de l’Histoire des Religions, 1887, 170; 284), Wendland (Die Therapeuten, 1896) и еще более Conybeare (Philo Abont the Contemplative Life, Оксфорд, 1895). Несмотря на все то странное, что нам рисует Филон в жизни T., евр. характер общины так же мало подлежит сомнению, как и достоверность произведений самого Филона. Влияние известных течений вызвало в еврейской религиозной жизни в диаспоре столько отголосков, что едва ли историки со всеми ими и знакомы; многие из возникших толков способствовали распространению христианства. Название T., иначе Ίκεται, часто употребляется Филоном для обозначения евреев, верующих, служителей Бога вместе с тем это было официальным названием известных толков, упоминаемых в надписях, каковыми были и латинские Cultures (см. Conybeare, l. c., р. 293 и Меtuentes). Они соответствовали арамейскому слову Pulchanah di Elohah. По-видимому, приверженцы этого толка откололись от ессеев, почему слову Т. придавали так же значение «врачевателей» (Филон, l. c., § 1), как и наименованию ессеев — «Assaiai» (лекаря). Т. отличались от ессеев образом жизни: они имели каждый свою собственную келью, «monasterium», где и проводили время в мистическом славословии Бога, в аскетических подвигах, a главным образом, в изучении Торы, за чтением псалмов и гимнов собственного сочинения. Они были строги в выборе пищи и не прикасались к мясу. На рассвете они, подобно ессеям, произносили благодарственную молитву Богу за дневной свет и свет Торы, a при солнечном закате — за удаление солнечного света и за истину, скрытую в душе. В изучении Библии они имели свою систему аллегорической интерпретации, пользуясь сочинениями своих единомышленников. Пищу они принимали только после заката солнца, тогда же они исполняли и все другие потребности, так как верили, что свет солнца дан лишь для изучения Торы. Одни из них принимали пищу дважды в неделю, другие ограничивались одним разом — по субботам. В субботу Т. покидали свои кельи, собирались для общего изучения Закона и для общей трапезы. Старейший член общины произносил благословение над Торой, a затем излагал какой-нибудь отдел ее, другие внимали ему; поочередно это проделывали все и затем садились за трапезу, состоявшую из хлеба, соли и трав (иссоп), пили только воду. В общину принимались и женщины, чего не допускали ессеи. Все они считались девственницами ввиду воздержной и чистой жизни. Женщины воспитывали брошенных и нееврейских детей, отдавшихся под защиту общины (Филон, l. c., 8). На общих собраниях принимали участие и женщины, но от мужчин их отделяла стена в три или четыре фута вышины (ср. Tikkun gadol в храме на Суккот: Сук., V, 2). За столом служили молодые люди, но не рабы; y женщин, вероятно, молодые девушки. Как и ессеи, они одевались во все белое. После еды толковали известные отрывки Св. Писания, пели гимны. Из праздников они особенно торжественно справляли «ночь седьмой субботы». Манера пения была ими заимствована, по-видимому, y египтян, a затем ее y них переняла христианская церковь (см. Conybear, l. c., р. 313). На основании слов Филона трудно решить, праздновали ли Т. подобным образом каждую седьмую неделю или только на Пасху и Пятидесятницу или на Кущи. Что касается бдения в ночь, предшествующую Пятидесятнице, то интересно отметить слова Зогара (Emor, III, 93): «Древние хасидим проводили всю ночь за изучением Торы и украшали таким образом Израиль, подобно невесте, чтобы встретиться с Господом, ее нареченным». [J. E., XII, 138—139]. 2.