Открыть главное меню

ЕЭБЕ/Приобретение

Приобретение
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Пиратон — Проказа. Источник: т. 12: Обычай — Проказа, стлб. 943—946 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Приобретение קנין‎, זכיה‎. — Способы, которыми приобретаются права на вещи, в особенности право собственности, весьма разнообразны в зависимости, во-первых, от характера вещи, движимой или недвижимой, и, во-вторых, от того, основано ли П. на праве прежнего собственника, так что приобретатель является лишь правопреемником его (так называемые производные способы П.), или же право приобретается независимо от существования прежде чьих-либо прав на вещь (так называемые первоначальные способы П.). При производном П., куда следует отнести куплю-продажу, мену, дарение и т. п. сделки, важную роль играет наличность воли лица отчуждающего, направленной на то, чтобы его контрагент приобрел соответствующее право (דעת אחרת מקנה‎), и это обстоятельство принимается в расчет в смысле упрощения внешней формы П. Для П. недвижимых вещей существуют следующие способы: 1) Уплата покупной цены, и даже не всей, а хотя бы незначительной доли, если контрагенты имели намерение этой уплатой совершить передачу права собственности. Впрочем, в местностях, в которых общепринято составлять при купле-продаже письменные акты, уплата покупной цены сама по себе, без акта, не означает перехода права. — 2) Вручение акта, в котором ясно выражен переход права на недвижимости. — 3) «Киньян» — символический обряд мены (см.). — 4) «Хазака», т. е. совершение такого действия, из которого можно усмотреть намерение приобретателя владеть вещью как собственностью. «Хазака» одинаково применима как при первоначальном приобретении (по отношению к бесхозяйной вещи), так и в случае производного приобретения (при купле-продаже, дарении), но в частностях между обоими случаями замечается существенная разница. В случае производного П. важно намерение лица отчуждающего, и потому «хазака» имеет значение лишь при явном или молчаливом его согласии. Самая «хазака» может выразиться в самых незначительных по существу действиях, лишь бы таковые в чем-нибудь исправляли, улучшали, приспособляли к той или иной цели вещь. Улучшение должно носить положительный характер (увеличение полезности вещи), а не отрицательный (устранение обстоятельств, которые могли бы повлечь за собой ухудшение вещи, не считается «хазакой»). «Хазака» при производном П. может, по мнению некоторых юристов, выразиться также в пользовании вещью, потреблении ее плодов, но по отношению к бесхозяйному имуществу никто не спорит, что пользование не имеет приобретательного эффекта. Зато действия, направленные к украшению вещи (окраска фасада дома, рисование на нем фигур), считаются надлежащей «хазакой» лишь в отношении бесхозяйных вещей, но не при купле-продаже, дарении и проч. Вообще при П. res nullius признается существенным, чтобы действие касалось самой вещи, а не ее плодов, принадлежностей и т. п. Сильно разнится в обоих случаях и объем приобретаемых «хазакой» прав. При производном П. достаточно сделать «хазаку» относительно ничтожнейшего клочка недвижимости, и тем самым уже приобретается — при наличности соответствующей сделки и соглашения сторон — какое угодно количество земельных участков, где бы и как бы далеко друг от друга они ни лежали, ибо — как выражается Талмуд — вся земная поверхность есть нечто единое (סדנא דארעא חד הוא‎), а также и всякого рода движимое имущество в любом количестве и независимо от местонахождения его. При этом размер приобретаемого зависит всецело от воли лица отчуждающего и приобретателя. При первоначальном же П. «хазака» простирает свое действие лишь на тот объект, на который она непосредственно направлена, но ни на какой другой, причем размер приобретаемого ставится в тесные границы. Например, если кто совершил «хазаку» в поле, не отмежеванном от соседних полей, то он приобретает лишь минимальное пространство, которое может быть названо полем (Баба Батра 53—54; Хошен га-Мишпат, 192 и 275). Рабы в отношении П. приравниваются к недвижимостям (ibid., 196). — Движимые вещи могут приобретаться следующими способами: 1) уплатой денег лишь в редких исключительных случаях (ibid., 199); — 2) «киньяном» может быть приобретено все, кроме денег в виде монеты; — 3) посредством фиктивной продажи недвижимости или аренды на короткий срок с употреблением формулы, что данная движимость приобретается «в сопровождении» (אגב‎) недвижимости; — 4) посредством принятых в торговом обороте приемов, например накладывание марки на покупаемый товар или закрепление сделки ударом по рукам и т. п. (ibid., 201); — 5) путем совершения определенных действий над приобретаемой вещью, а именно поднятия — הגבהה‎, притяжения — משיכה‎, передачи — מסירם‎. В этих действиях символически выражается идея господства лица над вещью, и в этом отношении они аналогичны «хазаке» при недвижимостях. Из этих действий наиболее распространенным способом П. является поднятие: оно имеет силу во всяком месте и относительно всякой вещи. Притяжение и передача же могут применяться лишь к вещам, которые вследствие тяжести или громоздкости поднять затруднительно, и притом допускаются лишь в определенных по своему юридическому свойству местах. Для П. животных достаточна езда верхом и вообще понуждение животного к движению. — 6) Движимые вещи приобретаются еще путем перехода их в сферу владения приобретателя. Здесь различают несколько случаев. Если вещь бесхозяйная оказывается во владениях лица и притом в охраняемом месте — חצר המשׁתמרת‎, например в доме, огороженном дворе и т. п., то она становится собственностью лица, даже помимо его ведома. Если вещь оказывается во владениях лица в неохраняемом месте, например в поле, то право собственности возникает лишь при том условии, если приобретатель находится тут же и выражает желание приобрести вещь, т. е. заявляет: זכתה לי שדי‎ — «пусть мое поле приобретает для меня». Затем, в местах, где нет большого движения народа, например в переулке, סימטּא‎, лицо приобретает все то, что оказывается около него на расстоянии не более 4-х локтей, конечно при наличности соответствующего намерения, — и притом этот способ применим лишь к бесхозяйным вещам. Наконец, вещи, попавшие в чьи-либо корзины, коробки и т. п., כליו של אדם‎, тем самым становятся его собственностью (конечно при наличности соответствующей сделки и воли контрагентов). — Для всех без исключения вещей наилучшим способом приобретения является признание (см.). А именно: если правоотчуждатель заявил в торжественной форме при свидетелях, что такие-то права на такие-то вещи принадлежат такому-то, то независимо от существования раньше между этими лицами каких-либо юридических отношений, само признание порождает соответствующие права (Б. Батра, 149а; Хошен га-Мишпат, 250, § 3). — Если вещь, право на которую приобретается, уже ранее была во владении приобретателя, то переход права совершается по одному лишь соглашению (brevi manu traditio). — Так же и дарение на случай смерти совершается по одному лишь заявлению дарителя, без применения формальных способов (см. Завещание). — При наследовании права переходят ipso jure, так что от наследников не требуется даже волеизъявления. — Давность по Талмуду не может считаться способом П. прав, ибо оно имеет значение лишь постольку, поскольку дает основание думать, что право приобретено одним из общепринятых способов (см. Давность владения). — Из условий П. бесхозяйных вещей надо отметить специальные правила относительно охоты, клада и находки. Всякому разрешается везде охотиться и ловить рыбу и, конечно, приобретать право собственности на диких животных, птиц и рыбу. Охотиться на чужой земле было запрещено מפני דרכי שלום‎ — в интересах мирного сожительства людей; но в случае нарушения кем-либо этого запрета, он все-таки приобретает право собственности на изловленных им животных. В каких случаях найденная вещь становится собственностью находчика — см. Находка. Относительно клада существуют в Талмуде (Б. Мец., 25б) следующие нормы. Если по обстановке нахождения клада видно, что он зарыт издавна, и притом владелец земли не считается преемником исконных ее владельцев, то клад достается нашедшему. Если же, судя по продолжительности владения данного рода этой землей и вероятной древности клада, можно предположить, что члены данного рода закопали этот клад, то он достается землевладельцу. Далее, в некоторых случаях вещи, изъятые из владения прежнего собственника неправомерным путем (посредством кражи, грабежа и т. п.), впоследствии, благодаря переработке или тесному соединению с другими вещами, становятся собственностью нового владельца.

Ср. Шулхан-Арух, Хошен га-Мишпат, 190—192, 195—204, 241, 260, 268; Mayer, D. Rechte d. Israeliten, Athener etc., II, §§ 161—186; Fassel, D. mos.-rabbin. Civilrecht, I, §§ 381—443.

Ф. Дикштейн.3.