ЕЭБЕ/Косметика

Косметика
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кодашим — Коэн. Источник: т. 9: Иудан — Ладенбург, стлб. 777—783 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Косметика В Библии. — В противоположность древним грекам и римлянам, которые издавна усердно занимались уходом за телом и довели это искусство до высокой степени совершенства, древние израильтяне представляются нам в этом отношении неизбалованным и неиспорченным народом. О гимнастических упражнениях в древнем Израиле мы почти ничего не слышим (за исключением, может быть, одного места II Сам., 2, 14); земледелец, обрабатывавший свое поле в поте лица, не нуждался в этом. Однако евреи придавали большое значение купанию в реке и озере (II Цар., 5, 10), тем более, что на жарком Востоке купанье всегда живо чувствовалось, как крайняя необходимость. Купание новорожденного упоминается Иезек., 16, 4; купание взрослых — II Сам., 12, 20; Иезек., 23, 40; Руфь, 3, 3 и др. Общественные бани, про которые упоминает Иос. Флавий (Древн., 19, 7, 5), евреи завели, как видно, только под влиянием греческой и римской культуры. Сусанна (16 сл.) купается в огороженном саду и употребляет при этом масло и нечто вроде мыла. За умыванием следует, как важный предмет К., употребление разных мазей; для обозначения этого употребления мазей служит глагол סוך (משח обозначает помазание, как религиозный акт, напр. помазание на царство или при посвящении на храмовую службу). Для косметических целей употреблялось простое свежее оливковое масло (Втор., 28, 40 и др.), которое служило основанием для большей части других мазей. Из других масел, которые в чистом виде употреблялись, как мази, упоминаются нардовое и мирровое (Эсф., 2, 12). Обыкновенно прибавляли к оливковому маслу различные благоухающие растительные вещества, которые привозились из чужих стран (I Цар., 10, 10; Иезек., 27, 22). Такое приправленное дорогое масло имел царь Хизкия в большом количестве в своих сокровищницах (Исаия, 39, 2). Помазание маслом различных частей тела принадлежало к обыденным потребностям израильтян (II Хрон., 28, 15). То же самое мы находим у древних греков (ср. Гомер, Илиада, X, 577), у вавилонян (Герод., I, 195) и особенно у египтян (ср. Riehm, НВА, II, 1345в). Намазание обыкновенно сопровождало умывание (Иезек., 16, 9; Руфь, 3, 3; Иудифь, 10, 2). При трауре, конечно, не мазались (II Сам., 14, 2; Исх., 61, 3; Дан., 10, 3), но очень много при радостных или торжественных случаях (Ког., 9, 8; ср. II Сам., 12, 20; Пес. Песн., 4, 10). Обыкновенно мазали только волосы на голове и бороду (ср. Псал., 23, 5; 92, 11). Для большей красоты еврейки употребляли различные средства. Очень распространительным средством была сурьма (פוך). По II Цар., 9, 30 царица Изебель «поставила» свои глаза в сурьму, т. е. обвела их черными полосами, считавшимися очень красивыми, так как от этого особенно выделялись белые части глаз, и глаза казались увеличенными (отсюда выражение: «разрывать глаза сурьмой»; Иерем., 4, 30, где не может быть и речи ни о поранении, ни о пунктировании глаз). «Красить глаза» Иезек. (23, 40) выражает через נחל, что соответствует еще теперь употребительному арабскому слову kohl — румяна. В употреблении сурьмы господствовало разнообразие способов. Сохранялась эта мазь в роговидной трубочке, קרן הפוך (Иов, 42, 14). Нынешний обычай на Востоке красить конечности пальцев на руках и ногах красной краской (al-henna) не встречается в Библии.

Ср.: Dechent, в ZDPV, 1884, 173 слл.; ZDMG, 1851, 5236 слл.; Nowack, Lehrbuch d. hebr. Archäol., I, 1894, 132 слл.; I. Benzinger, Hebr. Archäologie, 2 изд., 1907, 85 сл.

1.

Косметика в Талмуде. — Обычай натираться маслами, с древних времен распространенный на Востоке и в южной Европе среди греков и римлян, обусловливается жарким климатом этих стран, который вызывает обильное испарение у человека и связанный с этим дурной запах. Этот обычай, существовавший у евреев еще в библейском периоде, с увеличением роскоши в греко-римскую эпоху должен был получить еще большее распространение. Натирались преимущественно по случаю пиршеств, свадеб, но и в обыкновенное время мытье и купанье соединялось с натиранием маслами (Мишна Иома, VIII, 1; Таан., I, 6; Берах., 32а). И только во время траура и в особо важные посты, напр. в день Всепрощения, отказывались от натирания, равно как и от купанья. Часто пользовались натиранием, как лечебным средством, но и помимо такой цели очень хорошо сознавалась гигиеническая польза натирания (Хулл., 24б), хотя натирались также просто для удовольствия, סיכה של תענוג (Иер. Шаб., IX, 4). Натиралось или все тело, или только отдельные части его, и главным средством для этого служило оливковое масло. Но в источниках упоминается также употребление разных самых рафинированных препаратов и духов. — 1) Натирание маслом называлось סיכה; применение же сухих субстанций, напр. при натирании известных частей известью, обозначают выражением טפל, собственно = приложить (Шаб., 80б), но оба термина применимы и к натиранию маслом. Ноги и руки натирались иногда смесью из масла и соли (Шаб., 66б). Надушенное масло наз. שמן רוקח или שמן טוכ, שמן ערנ (Берах., 43а; Демай, I, 3). Натирание, по мнению древних евреев, сообщает телу нежность, приобретая таким образом особенное значение для женщин (Мег., 13а; Шаб., 80б; Песах., 43а). Оно употребляется также и в качестве лечебного средства, при сыпи на теле (Гиттин, 86а). — 2) Палестина, отчасти и Вавилония, были богаты и другими косметическими средствами, как это вообще хорошо известно из истории торговли. Так, Гален, совершавший далекие поездки ради приобретения materia medica, приобрел именно в Палестине опобальзам, όποβάλσαμον (часто у талмудистов, אפונלסמון), который, по Флавию, произрастал в Эн-Геди, долине Иерихона и составлял самый ценный продукт страны (указанная полоса земли составляла царскую домену, и опобальзам продавался за счет казны). Плиний подчеркивает, что растение, доставляющее ценный Succus, находится только в Иудее, и описывает способ его добывания следующим образом: «Из надрезанного ствола течет сок, называемый опобальзамом, чрезвычайно тонкий, но в малом количестве; при помощи клочков шерсти его собирают в маленькие рожки, откуда его переливают опять в глиняный сосуд; вначале он имеет вид густого масла и, как сусло, беловат, но затем он краснеет, густеет и теряет свою прозрачность» (Plin., Hist. Nat., 12, 25, 111—123). Талмудисты также считают Эн-Геди родиной бальзамового куста (אפרסמון, אפרסמא) и знают о его существовании не только в Эн-Геди, но и во владениях р. Иуды I, что указывает на наличность бальзамовых насаждений и в Галилее. И действительно, путешественник Бурхард упоминает о бальзамовом кусте в Тивериаде, и этот последний и составляет, по всей вероятности, то, что отождествляется талмудистами с библейским «елейным деревом» (עץ שמן), с чем согласуется и наименование משחא דאפרסמא, бальзамовое масло (Шаб., 26а; Берах., 43а). Это масло благодаря хорошему запаху употреблялось в качестве духов и называлось «приятным маслом», שמן ערנ. Кроме того, и само дерево бальзамовых кустов обладало в высокой степени хорошим запахом. Это позволяет заключить, что производство бальзама не составляло монополии казны, а само растение произрастало не только на 2-х узких полосах земли у Иерихона, как уверяет Плиний, но и в других местах, и вообще попадалось, хотя и в единичных экземплярах, в частных владениях, а потому сведения, хотя скудные, относительно культуры и сбыта этих растений (Шаб., 26а; Иома, 39а) имеют полное право на достоверность и приобретают особенное значение. Смесь бальзамового масла со старым вином и чистой водой давала любимый напиток, אלונתית = άλάνδη = масличное вино (Шаб., 140а). Согласно Талмуду иерусалимские кокетки вкладывали в свою обувь мирру и бальзамовое масло, чтобы привлекать их ароматом мужчин (Шаб., 62б). Кроме того, талм. источники позволяют заключить об относительном обилии бальзамового масла, так как они, хотя и преувеличенно, но не без основания, повествуют о целых потоках бальзамового масла (Таан., 25а), что, при исключительной дороговизне этого продукта, как на это, напр., указывает Плиний, не имело бы никакого смысла. Впрочем, надо принять во внимание указания того же Плиния, что бальзамовое масло фальсифицировалось самым беззастенчивым образом (и меккский бальзам никогда не привозится в Европу неподдельным) — и что существовал еще один самый дешевый сорт его, под названием xylobalsamum в отличие от чистого бальзамового масла. Согласно этому, источники различают опобальзам, אפונלסמון, от бальзамового масла, אפרסמון. — Библейское נשם (Пес. Песн., 5, 1, 6, 2), означающее садовое растение, может быть идентично с указанным бальзамовым растением у Иерихона, которое также было «украшением виноградников» у Эн-Геди (ibid., 1, 14). Библейское צרי, которое по буквальному смыслу означает текущую из растения смолу, принимаемое многими, в том числе и талмудистами (Ber. r., XCI, 13), за бальзам, было, по Библии, продуктом Гилеада, а не Иерихона. Кроме того, оно скорее лечебное средство, нежели духи, между тем как ценность опобальзама состояла именно в его запахе, несмотря на то, что он обладал и целебными свойствами. — 3) Близко к бальзамовому кусту, и подобно ему принадлежащее к роду Commiphora, стоит деревцо, растущее в Аравии и в сев. Абиссинии, которое доставляет мирру (מור, μύρρα). Это камедистая смола, Balsamodendron Myrrha, которая позднейшими еврейскими комментаторами ошибочно считалась животным мускусом и которая, судя по выражению מירא דכיא, есть чистая мирра, встречалась также и в фальсифицированном виде (Хул., 139в). Подвид составляет נדלח, bdellium, т. е. индийская мирра; אסטכטון = αταχετον, является видом миррового масла. — 4) שמן ורד или ורדינון = ρόδινον (sc. έλαιον), розовое масло. — 5) Масло и мазь, приготовляемые из корней индийского и арабского нарда (נרד, также שנלת נרד = αταχυς; ср. Керит., 6а), были, по Плинию, наиболее любимыми средствами, и если мазь была настоящей, она ценилась очень высоко; однако и мазь нарда (נרדינון = νάρδινον) подделывалась. — 6) Из листьев нарда и других растений добывалось благовонное масло под названием פולײטן = φολιατον = foliatum, составлявшее также любимую мазь. — 7) Еврейское לט (Ladanum) — благовонная слизистая смола, которая образуется на листьях Cistus Villosus L., употреблялась когда-то в качестве мази, впоследствии же только в качестве фимиама, а в Мишне фигурирует лишь как нюхательная трава, так же как и масло розы (ורד), цветок кипариса (כפר), — упомянутая смола (קטף) бальзамового куста и др. (Шебиит, VII, 6; Нидда, 8а).

Духи (adores). — Все перечисленные мази (unguenta) утончались примесями разных сухих пахучих веществ, которые называются по-евр. נשמים (Пес. Песн., 4, 14; Иезек., 27, 22; II Хрон., 16, 14), произрастали частью в самой Палестине, частью в близлежащих странах, частью же в далекой Индии и Аравии (Кетуб., 67а). Кроме мазей они употреблялись еще в качестве фимиама для окуривания жилищ, для придания запаха платью и белью, наконец, для сжигания при похоронах, а язычники еще употребляли в качестве средства для изгнания чертей (Шаб., 18а; Беца, 22б, 23а; Берах., 53а; Семах., VΙII). Особенно часто упоминаются составные части священного елея (Исход, 30, 22—25), которые, несомненно, употреблялись также и для профанных целей, хотя точный рецепт его приготовления и дозы его отдельных частей держались в секрете, пока существовал храм (см. Воскурение). Библия и Талмуд упоминают, кроме того, алоэ (אהלים), а талмудисты, кроме того, еще, может быть, нарцисс, жасмин, мастику и мускус (Шаб., 50в); последний из животного царства. Но в качестве нюхательного вещества, κατ΄ έξοχήν, в Талмуде указан мирт (евр. הדס, арам. אפּא). Их собирательное название — מוגמר, курительные вещества. При их употреблении, так же как и при еде, и питье, произносится особое благословение, заключающее в себе (о растительных веществах, особенно древесных), формулу עצי נשמים — «благовонные деревья», а о животных веществах формулу, מיני נשמים — «роды благовоний»; последняя формула, как более общая, только и сохранилась в качестве постоянной.

Румяна, белила. — Обычай румяниться с давних времен и по настоящее время распространен на всем Востоке, откуда он и перешел на греческий и римский Запад. О желто-красных румянах, которые восточные женщины добывают из цветов кипариса и которыми они окрашивают ногти рук и ног, в Библии не упоминается, зато краска для глаз, פוך — порошок сурьмы (Stibium, Antimonium), любимое kohl арабов, в равной мере упоминается как в Библии, так и в Талмуде и, наверно, служило женщинам любимым средством (Иов, 42, 14). Библия знает только глагол כחל, «красить глаза», но талмудические источники часто упоминают и о самом веществе כוחל (כחול, арам. כוחלא), «краска для глаз» (Шаб., VIII, 3; Гит., 69а; Хул., 88в; Кид., 12а). Наряду с этой, очевидно, черной краской (ср. лат. fulgio, собств. сажа) бывали еще светло-красная (שרק; סיקרא; Бехар., IX, 7; Шаб., 67а; Санг., 14а; Гитт., 19а) и пурпурного или фиолетового цвета (פיקס = φΰκος, глаг. פקס; Раши Шаб., X, 6; ср. Раши к Шаб., 64б) — краски, приготовляемые первая из сурика (Minium), а другая из водорослей, и может быть, еще белая краска из мела или свинцовых белил (cerussa). Особый вид краски служил для окрашивания волос и кожи, что придавало лицу моложавый вид, обозначалось в Талмуде словом פרכוס. Румяна и белила составляли принадлежность женского туалета, и замужним женщинам даже рекомендуется это делать, чтобы нравиться своим мужьям (Шаб., 64б). В особенности занимались этим проститутки (Шаб., 34а). Среди мужчин это было крайне необычным явлением. Особенный эффект достигался подкрашиванием глаз, что служило, по мнению древних, также и средством против слабости и воспаления глаз (Шаб., 109а; 8, 7; 78а; Гит., 69а). Наведение этой краски производилось посредством штифта (מכחול) из дерева, слоновой кости или серебра, тупым концом которого (זכרות) краска подводилась под веки, а верхний конец, ручка (דאש) оканчивался маленькой ложкой (כף), сама же краска сохранялась в узкой трубке, שפופרת (М. Келим, XIII, 2; Макк., 7а). Наведение краски, в особенности при помощи другого лица, к чему часто прибегали, составляло благодаря острому инструменту некоторую опасность для глаз (Кид., 24б: Шаб., 34а; 95а). Благодаря этой манипуляции вокруг век образуется черный круг, волоски ресниц кажутся длиннее, а самый глаз больше (Тосефта, Сота, III, 3). Употребление румян, равно как и краски для глаз, вполне точно определено в Талмуде, как особый род крашения (Шаб., 95а), но манипуляция с румянами гораздо проще: их просто намазывают на лицо, по-видимому, при помощи тряпки, пропитанной краской, что называется также טפול, «прилепить». К уходу за кожей относится и удаление волос, к чему в особенности стремились женщины, но также и фатоватые мужчины (Назир, 59а). К этому виду ухода за кожей было применено библейское запрещение мужчине наряжаться, как женщина (Втор., 22, 5 и Назир ibid.); под это же запрещение подводили также завивку волос и употребление духов. «Не подобает ученому выходить надушенным», מנשם (Берах., 43б). Особенно усердно занимались женщины подкрашиванием глаз; даже скромные женщины, ходившие с полузакрытым лицом, считали все же нужным красить свой открытый глаз. Это считалось хорошим тоном; о провинциальных женщинах сообщается, что они ходили с открытыми лицами и потому подводили сурьмою оба глаза (М. Шаб., VIII, 2; ib., 80а). Здесь уместно также упомянуть о пломбированных золотом зубах и об искусственных зубах, золотых и серебряных (М. Шаб., VI, 5; Шаб., 64б). Для устранения дурного запаха изо рта женщины брали в рот зерна перца, инбирь, корицу и мускус, которые обладали, в то же время, и целебными свойствами и усердно жевались (ibid.). В качестве средств для удаления волос (Depilatorium), служило масло незрелых олив, мирра, клейстер из тонкой муки (סולת), известь (סיד) и особая порода земли, смотря по состоянию, так как тонкие средства были очень дороги (М. Шаб., VIII, 4; Назир, VI, 3; ib., 42а). К тому же намазывание (טפל) известью для удаления волос в особенности на чувствительных местах тела вызывало довольно чувствительные боли. Известь употреблялась еще для приготовления особого рода белил, под названием אנטופי (אנדיפי) = νετώπιον.

— Приготовление и сбыт. Душистые травы сперва хорошо растирались (Керит., 6в). В храме, где требовалось растереть большое количество душистых трав, это производилось в большой ступке (מכתשת), а дрогисты растирали их в маленькой ступке (מדוכה), причем или каждый сорт растирался отдельно, или же смесь всех сортов сразу. Составление правильной смеси, то, что называется «Pitum», פטום, фимиама или благовонного масла, требовало особого искусства, тайна которого ревниво охранялась ее обладателями, что, однако, не помешало появлению в Иерусалиме и, вероятно, и в других местах целого цеха парфюмеров, פטמין, которые уже при меньшей таинственности работали для широкой публики (Керит., 1, 1; Иер. Сота, VIII, 3). Эта работа как относительно товара, так и по отношению к дозировке требовала большой тщательности (Керит., 5а). Для приготовления благовонного масла душистые травы, наз. кореньями (עקרון), или сразу варились в масле, или же предварительно обваривались в кипятке, долго мочились в нем, а потом уже обливались маслом, которое оставлялось на них до тех пор, пока не впитывало в себя их аромат, после чего оно сливалось и заключалось в хорошо закупоренные банки. Готовыми духами торговали особые торговцы (נסם, pharmacopola), которые или разъезжали со своим товаром, רוכל, или же имели постоянные магазины, охотнее всего открываемые ради привлечения покупателей на улице проституток. Вследствие этого торговцы косметикой пользовались дурной славой, что не мешало, однако, считать их промысел очень полезным, а запах, издаваемый их магазинами, привлекательным (Кид., 82а, в; Иеруш. Бер., IX, 3). Круг их покупателей состоял преимущественно из женщин; но и мужчины нередко заглядывали в парфюмерные магазины. Приготовление мазей находилось в библейскую эпоху в руках так наз. «месителей мазей» (רוקח), которые приготовляли и кондитное вино (ײן הרקח, קונדיטון = vinum conditum), а в талмудическую эпоху и то и другое находилось в руках парфюмеров (פטם, נסם), продававших свои фабрикации странствующим торговцам (רוכל). В аптекарских магазинах приготовлялись, по всей вероятности, и разные пластыри красоты, вроде אספלנית (σπλήνιον = splenium), зубной порошок, особый сорт земли, которую употребляли для мытья белья и лица, и т. д. Готовые мази, румяна и духи необходимо было сохранять в соответствующих сосудах, чтобы их запах не выдохся (Берах., 18б; Кел., XVI, 9; ср. Иов., 42, 14); душистое масло — в особом сосуде (צלוחית), равно как и тонкие нардовые мази, которых имелось 2 сорта, foliatum (פולײטון) и spicatum (M. Шаб., VIII, 2; VI, 3; Кел., XXX, 4), а вообще мази сохранялись в коробках (נרתיק = ναρδήκιον; Иер. Берах., V, 2). Вследствие большой ценности духов их сохраняют, как золото, серебро и жемчуг в особых сокровищницах (Исаия, 39, 2; II Хр., 32, 27; Санг., 109а). [По Krauss’у, Talmudische Archäologie, I, pp. 233–244].

3.