Открыть главное меню

Кладбище
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кепеник — Когут. Источник: т. 9: Иудан — Ладенбург, стлб. 532—539 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Кладбище בית הקברות, «Дом погребения» (Нехем., 2, 3; M. Санг., VI, 5), בית עולם, «Дом вечности» (Ког., 12, 5), или בית עלמין (Echa r., 1, 4) и בית חײם, «Дом жизни» (ср. Иов, 30, 23). — В нееврейских источниках К. назывались «hortus Judaeorum» («еврейский сад»), вероятно, благодаря деревьям, окружавшим могилы (Abrahams, Jewish life in the middle-ages, 77), «mons Judaicus» (евр. гора; cp. Berliner, Gesch. d. Jud. in Rom, II, 14), «Juden Sand» или «Sandhof» (песочный двор), «Judenkirchhof» (оттуда название «Kierchow», под которым встречаем в актах евр. К. на краковском предместьи — Казимерж). Согласно Мишне, К. должно находиться за городом, по крайней мере, в 50 локтях от ближайшего дома (М. Баба Батра, II, 9); поэтому избирали для него место как можно дальше от города (Лука, VII, 12). В талмудическую эпоху гробницы находились в пещерах — поэтому часто встречается название מערתא для К. (М. Кат., 17а; Баба Мециа, 85а; Баба Батра, 58а) — или высечены в скалах, а местоположение К. было обозначено известковым камнем (ציון, М. Шек., 1, 1; ср. Иезек., 39, 15). Мавзолеи, памятники и надгробные камни с надписями встречались редко. В средние века К. помещалось обыкновенно в самом конце гетто, а больница и другие общинные здания часто находились в соседстве с К. Ограниченный участок земли часто вызывал необходимость хоронить трупы над прежде похороненными, и таким образом установилось правило оставлять промежуток в шесть ладоней между отдельными трупами (Тур, Иоре Деа, 363 по Гаи гаону и Сифте Коген, к Иоре Деа, 362, 4). Лондонское К. находилось в 1285 г. в пределах городских стен и было окружено, как и римское евр. К., защитительной стеной (Abrahams, l. с., 78). Часто многие евр. поселения (ישונים) имели одно общее К. Лондонское евр. К. было единственным в Англии до 1177 г. Гамбургские евреи хоронили мертвецов в Альтоне, амстердамские в Удеркерке, евреи Верхней и Нижней Баварии — в Регенсбурге, чешские (до 14 в.) — в Праге. В средние века в Вене было центральное К. для евреев не только австрийского герцогства, но и соседних стран. В Швейцарии центральные К. были в Базеле и Цюрихе. Община, имевшая К., взимала часто подать за право погребения. — В древности кладбища состояли из фамильных склепов и общих могил, где для преступников были предназначены особые отделения, נתי קנרות של נ״ד (М. Санг., VI, 5). В средние века лица плохого поведения, а также самоубийцы хоронились в углу К., вне ряда (Иоре Деа, 345 и 362). Относительно направления, в котором должна находиться голова мертвеца, существовали разные обычаи: одни предпочитали хоронить по направлению к востоку, другие — по направлению к западу и к югу, а третьи, наконец, по направлению к выходу К. (Horowitz, Inschriften d. alten Friedhofs, введение, III). В каждом К. находилось помещение для омовения мертвых, прозванное «тагара», где произносились также молитвы и совершались гакафот. К этому помещению примыкал дом для кладбищенского сторожа. — В талмудическую эпоху К. посещалось в дни поста с целью молиться на могилах умерших, «дабы они заступались за живущих» (Таанит, 16; Иер. Таанит, II, 65а; ср. Сота, 34б); этот обычай остался в течение всех средних веков и во многих местностях до настоящего времени (см. глоссы Рамо к Орах Хаим, 459, 10 и 481, 4; Schudt, Jüd. Merkwürdigkeiten, VI, 38, 88; Berliner, l. c., 118 и сл.). Всякое действие, выражающее неуважение к мертвым (напр. есть и пить на могилах), запрещено. Запрещается также носить таллит и тефилин или пользоваться свитком Торы на К., но с другой точки зрения — это является как бы издевательством над покойниками, לועג לרש, «свободными от исполнения всяких обрядов» (Бер., 18а). Нельзя также пользоваться растительностью кладбищенской земли, а также самой землей для частных надобностей (Мег., 29а; Иоре Деа, 367, 3—4 и 368). Ввиду того, что нельзя было пользоваться травой К., последнее часто имело запущенный и мрачный вид. В талмудическую эпоху очень заботились о порядке на К., так что говорили «евр. гробницы более чисты, чем королевские дворцы» (Санг., 96б; ср. Матф., XXIII, 29). Ортодоксальные раввины сильно восставали против обычая покрывать гробы цветами (см. Ben Chananja, 1858, 433—42). Особый обычай в средние века разрешал выгонять на пастьбу перворожденных животных на К. (Schudt, l. с., VI, 8, 39), хотя вообще было запрещено выгонять скот на К. Шулхан Арух запрещает даже присесть на надгробный камень. — К. во все времена вызывало страх и служило предметом предрассудков; оно считалось обиталищем духов и демонов (ср. Матф., VIII, 28), где опасно пребывать ночью (Хаг., 3б; Нид., 17а). При посещении К. произносят особое благословление (текст одного благословления см. Берахот; более ранняя версия имеется в Иер. Бер., IX, 13d и Тосефта Бер., VII (VΙ), 9; ср. также Песик. p., изд. Бубера, 46в и Aboda-Israel, Baer’a, 586; для других молитв ср. Mat abar Jabbok, составл. p. Аароном Берехией из Модены, מענר ינק; L. Landshuth, סדר נקור חולים, וםפר חײם, Берлин, 1867). Папские буллы и привилегии, пожалованные евреям светскими властями (герцогами и королями), строго запрещали осквернять евр. К. и вырывать трупы. В Германии К. вообще пользовались защитой так назыв. Gottes- und Landfrieden; 14 статья привилегии Фридриха, австрийского герцога, так назыв. Fridericianum, карала смертью всякого, оскверняющего евр. К. Эта статья была перенесена в привилегии Оттокара от 1254 и 1268 гг. и привилегию Рудольфа, но в венгерских, силезско-польских и литовских сказано, чтобы осквернитель наказывался по обычаям и праву страны (во всех привилегиях, кроме того, установлена конфискация имущества данного лица в пользу казны). Несмотря на эти постановления, судьбы евр. К. составляли одну из наиболее трагических страниц в истории евр. народа. Каждое нападение на евреев сопровождалось осквернением К. и расхищением камней. Евреи, спасавшиеся во время погромов на кладбищах, подвергались здесь нападениям черни. Старинные селихот и летописцы (ср. Zunz, Zur Gesch., 396—40) рассказывают ту же печальную весть. Многие из камней впоследствии пошли на городские постройки — только изредка некоторые строки надписей упоминаются историками. Многие старинные К. почти целиком исчезли; сохранившиеся отдельные камни дают ценный материал для исторических исследований. См. Катакомбы. — Ср.: кроме упомянутых источников и книг: Rappoport, у Lieben’a גל עד, 1856; Freund, Zur Judenfräge in Deutschland, 1843, I, 266—71; Stobbe, D. Jud. in Deutschl. während d. Mittelalters, 146; Aronius, Regesten; Scherer, D. Rechtsverhältnisse d. Jud. in d. deutsch.-österr. Ländern, 1901 pp. 225–262. [По Jew. Enc. III, 637—41].

5.

Еврейское кладбище в Тунисе.
Старое еврейское кладбище во Франкфурте-на-Майне.
Еврейское кладбище между Лагнау и Эндингеном (Швейцария). 1, 2, 3 — могилы мужчин, женщин и детей; 4 — могилы женщин, умерших в родах (из Ulrih, «Sammlung jüdischer Geschichten in der Schweiz»).
Молельня на мюнхенском кладбище.