Открыть главное меню

Карет
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Капельманс — Кентуки. Источник: т. 9: Иудан — Ладенбург, стлб. 303—306 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Карет כרת‎ (истребление, искоренение) — вид наказания, назначаемого Моисеевым законом за нарушение некоторых предписаний, преимущественно религиозного характера, без ближайшего, однако, определения, в чем, собственно, это наказание состоит. Талмудическая традиция (М. Кер., I, 1) насчитывает 36 преступлений, подлежащих К., из коих только два относятся к нарушениям положительных предписаний, מצות עשה‎ (несоблюдение обряда обрезания и непринесение без уважительных причин пасхального агнца), все остальные 34 относятся к нарушениям запретов, לא תעשה מצות‎. Эти последние могут быть разделены на 4 группы: а) Против основ единобожия — 4 преступления, в том числе и чародейство; за эти преступления в одних библейских текстах налагается К., в других — смертная казнь. b) Преступления сакрального характера, напр. употребление сакральной пищи в состоянии ритуальной нечистоты, употребление жертвенного мяса вне назначенного для этого срока, приношение жертвы вне центрального храма и т. д.; таких преступлений — 9, и все они, кроме К., никакой другой кары за собою не влекут. с) Нарушения общеритуальных запретов; к ним традиция относит 6 преступлений: нарушение субботнего отдыха; употребление в пищу крови; употребление в пищу той части жира животного, которая во время существования храма предназначалась для алтаря; употребление квашеного хлеба в Пасху, и нарушения отдыха и поста Иом-Киппур, — все это карается К., и лишь за нарушение субботнего отдыха, рядом с К., назначается еще смертная казнь. Наконец, к группе d относятся нарушения правил целомудрия и семейной чистоты, а именно разные виды кровосмешения и неестественные удовлетворения полового инстинкта. Преступления этих групп (числом 15) изложены почти параллельно в двух главах книги Левит; в главе 18 проводятся все относящиеся сюда запреты, причем в конце главы дается общая санкция в виде К.: «Ибо если кто будет делать (какую-либо) из всех этих мерзостей, то души делающих да истреблены будут из среды народа своего» (18, 29). Глава же 20-я представляет нечто вроде уложения о наказаниях для всех почти исчисленных в гл. 18 запретов; однако только для 8 из них прямо назначается смертная казнь, для остальных 6 (сближение с сестрою жены при жизни последней вовсе опущено) определяется «истребление из среды народа своего», причем в двух случаях вместо глагола «karet» — כרת‎, употребляется слово «ariri» — ערירי‎, одинокий, бездетный; חטאם ישאו, ערירים ימותו‎ — «грех свой понесут они, бездетными да умрут они» (20, 20).

Необходимо указать, что традиция отметила, как подлежащие наказанию К., только те преступления, относительно которых в соответственных текстах специально упоминается К. Однако в Библии имеется одно место, из буквального смысла которого можно было бы заключить, что нарушение всякого запрета, если оно совершено было публично и демонстративно, влечет за собою кару истребления из среды народа. В книге Чисел, после изложения правил о принесении искупительной жертвы за невольный грех, совершенный по ошибке, сказано: «Если же кто из туземцев или из пришельцев сделает что дерзкою рукою, то он хулит Господа; да истребится та душа из среды народа своего. Ибо слово Господне он презрел и заповедь Его нарушил, да истребится та душа, грех ее — на ней» (Чис., 15, 30, 31). Традиция, однако, не толкует этих стихов в общем смысле и применяет их специально к богохульству.

Сущность К. — Фарисеи, которые, согласно Флавию (XIII, 10, §6), стремились всегда к смягчению строгости налагаемых законом наказаний, смотрели на К. не как на особенную форму наказания, переданную Законодателем в руки земного правосудия, а как на небесную кару, исполнение которой Бог предоставляет Самому Себе и которую Он может отменить в случае покаяния грешника и вступления на путь добра. Выражается эта небесная кара в преждевременной и скоропостижной смерти или в смерти без потомства, или, наконец, в лишении бессмертия в загробном мире (Иер. Бикк., II, 64; Сифри к Числ., 15, 31; ср.: Маймонид, Jad, Teschuba, VIII, 1, 5, и Нахманид, Комм. к Исх., 31, 14). В связи с приведенным выше взглядом на К. законоучителями установлена следующая схема ликвидации уголовных преступлений: при умышленном нарушении запретов, для которых в библейском тексте одновременно имеется и смертная казнь, и К., — первая налагается судом при наличности не менее двух свидетелей преступления и так назыв. «предостережения» («Гатраа» см.), при отсутствии же этих условий, над преступником тяготеет только К. в виде душевного угнетения, от которого он может, впрочем, освободиться путем надлежащего покаяния. То же самое относится к нарушению запретов, за которое закон угрожает одним только «истреблением» (таких запретов в Библии 21); но если нарушение совершено было в присутствии свидетелей и при наличности «предостережения», нарушение не остается совершенно безнаказанным; устное учение установило для этих случаев телесное наказание в виде ударов плетью, מלקות‎, числом не более 39. Впрочем, кару «Малкот» влечет за собою умышленное нарушение и всякого другого запрета, хотя бы и не наказуемого прямо истреблением (таких запретов Маймонид Jad. Sanhedr., XIX насчитывает 186); при этом число назначаемых судом ударов зависит исключительно от врачебной оценки выносливости подсудимого, но не от квалификации преступления. В этом отношении нет деления преступлений на более тяжкие и менее тяжкие. В теократической общине, где Бог является Верховным властителем, всякое сознательное дерзкое нарушение Его воли, ניד רמה‎ считается оскорблением Законодателя: «Бога хулит он» (Числ., 15, 30), а при требовании наличности «гатраи» только такие нарушения закона и влекут за собою наказания. Во всяком случае, наказание «Малкот» не покрывает собою «истребления», и последнее остается чисто небесной карой. — Изложенный взгляд талмудистов на К. разделяется также и некоторыми новейшими экзегетами: Dillmann’ом (Комм. к Быт., 17, 14), Keil’ом и особенно решительно Riehm’oм (HB. d. bibl. Alt. s. v. Strafrecht.). Другие же, как J. D. Michaelis, Stade, Saalschütz и пр., принимая во внимание такие выражения, как: «да истреблена будет та душа из среды Израиля» или «да истреблена будет та душа из среды общины израильской» (Исх., 12, 15, 19), видят в К. изгнание из общины или из рода — то, что у древних русских называлось изгоем, а у древних римлян «aquae et ignis interdictio», наказание, которому у них также подвергались обыкновенно люди за сакральные преступления. В древности, при родовом строе состояние «изгоя» или изгнание было действительно страшным наказанием, равносильным истреблению. Человек вне своего рода был совершенно беззащитен, всякий мог безнаказанно убить его, как на это жаловался Каин: «Я буду изгнанником и скитальцем на земле, и всякий, кто встретится со мною, убьет меня» (Бытие, 4, 14). Если бы это толкование К. было доказано, то оно служило бы очень веским аргументом в пользу древности так назыв. у критиков «священнического кодекса» (в книге Второзакония К. ни разу не упоминается). И действительно, после изгнания 10 колен в Ассирию, изгнание отдельного человека из Иудеи потеряло свой острый характер; тем более это верно относительно эпохи второго храма, когда в Вавилонии, Египте и других странах существовали многочисленные еврейские колонии, где изгнанник мог бы найти себе приют, и К. в этом смысле перестал бы быть тяжким наказанием. Во всяком случае, верно то, что мы во всей древней литературе не находим ни одного случая изгнания, как наказания за религиозное преступление. Но нет, однако, также сомнения в том, что толкование К. в смысле изгнания было известно законоучителям, хотя и не было принято ими к руководству. В Мехилте (к Исх., 12, 10) читаем: Сказано «кто будет есть квашенное (в Пасху), душа та да будет истреблена из общины Израилевой». Я мог бы понимать это в том смысле, что он будет истреблен (изгнан) из общины израильской, но что он может уйти к другому народу; поэтому сказано в другом месте: «да истребится та душа от лица Моего, Я Господь, — я вездесущий» (ср. Сифра и Раши к Лев., 22, 3). — Среди современных экзегетов одиноко стоит Kuenen, считающий К. — смертной казнью. В статье «Интерпретации» (см.) высказано было мнение, что этого именно взгляда придерживались древние саддукеи, о чем свидетельствует упоминаемая в Megilat-Taanith саддукейская книга «םפרא גזירתא‎», название которой составляет арамейский перевод от «Книги-Карет», представляющая собою нечто вроде уложения о наказаниях для тех преступлений, которые в Моисеевом законодательстве караются неопределенным К. — Ср.: Herzog u. Hauck, Real Encycl. s. v. Todesstrafe; Riehm, HB. d. В. A. s. v. Strafrecht.

Л. Каценельсон.3.