Открыть главное меню

Исаак бен-Моисей из Вены
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Исаакова — Иштабах. Источник: т. 8: Ибн-Эзра — Иудаизм, стлб. 274—277 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Исаак бен-Моисей из Вены (иначе Исаак Ор Заруа, — сокращенно ריא״ז‎) — галахист, род. вероятно, в Богемии, жил ок. 1200—1270 гг. Главными наставниками своими И. называет двух ученых: Авраама бен-Азриель Богемского (автора «Arugat ha-Bosem») и Исаака бен-Яков га-Лабана. Томимый жаждою знания, И. в молодости предпринял путешествие во Францию и Германию. Согласно Гроссу, он сначала посетил Регенсбург; С. Н. Бернштейн, однако, полагает, что первой его остановкой была Вена, где он жил сравнительно долго, отчего он и называется И. «из Вены». Ок. 1217 г. И. прибыл в Париж, где учителем его был Иуда бен-Исаак сэр Леон (ум. в 1244 г.). Затем он посещал некоторое время иешибот Якова бен-Меир в Провене (Provins), а оттуда вернулся в Германию и продолжал образование под руководством мистика Элиезера бен-Иуда в Вормсе и Симхи бен-Самуил и Элиезера бен-Иоель га-Леви, автора «Abi ha-Ezri» и «Abi-assaf» в Шпейере (Zunz, Z. G., 36). В Вюрцбурге в числе учеников И. был Меир из Ротенбурга (ок. 1230). Затем он вновь поселился в Регенсбурге, и наконец, опять в Вене, где занимал должности «аб-бет-дина» и «рош-иешивы». Еще будучи в Вюрцбурге, при жизни Элиезера га-Леви, И. состоял членом раввинской коллегии. Биографические сведения об И., бывшем свидетелем многих гонений, которым подверглись евреи в разных странах, черпаются исключительно из его сочинения «Or Zarua». Придерживаясь строго охранительного направления, И. тем не менее не принял участия в протесте против занятий светскими науками, не объявил ересью философии Маймонида и не полемизировал против нее, подобно Нахманиду. И. был настолько глубоко погружен в круг талмудического мышления, что противоречие между верой и разумным пониманием не имело для него значения. Вообще, в Германии в то время знали Маймонида только как талмудиста и кодификатора, а не как философа. В конце жизни И. написал (1260) сочинение по ритуалу под заглавием «Or Zarua» (отсюда его прозвище «Ор Заруа», или сокращенно ריא״ז‎). Обнимая весь ритуал, произведение это изложено в порядке талмудических трактатов и, в то же время, группирует все галахи, относящиеся к каждой области в отдельности; оно, таким образом, расположено отчасти по талмудическим трактатам, отчасти по галахическому содержанию, причем отделы (סדרים‎) следуют не в общепринятом порядке, но сперва отделы 3, 5 и 6, а потом 2-й. Введением к сочинению служит трактат, содержание которого представляет подражание алфавиту р. Акибы (см.); как видно из краткого предисловия к трактату, заглавие «Or Zarua» первоначально относилось исключительно к предисловию, а не к самому произведению; затем следуют: трактат о благотворительности (צדקה‎) в 30 параграфах; галахи из первого отдела (§§1—332), среди которых имеется 5 решений, относящихся к 6-му отделу (טהרות‎); из 5-го (קדשים‎), к которым примыкает глава о тефиллин, так как о них идет речь в тр. Менахот. За 3-м отделом (נשים‎) следуют респонсы от И. или к нему. — Второй том заключает 20 глав в 466 параграфах, трактующих о галахах секции מועד‎. В конце книги помещены, кроме того, объяснения некоторых библейских мест и переписка И. по галахическим вопросам. — И. вел обширную корреспонденцию с авторитетами разных стран: с Исаией бен-Мали из Трани и Элиезером бен-Самуил из Вероны (Or Zarua, I, 220), с Самсоном из Куси, с Меиром из Ротенбурга (תשו׳ מהר״ם‎, № 7) и другими. Особенного внимания заслуживает респонс И. об освобождении лица, временно проживающего в городе, от налогов в пользу общины и его респонс к Хизкии, дяде Меира из Ротенбурга, о том, что выбор кантора имеет силу лишь тогда, если он состоялся с согласия всех членов общины. Наконец, в книге И. нашли место отрывки старых решений по вопросам галахи (לקוטים‎), тщательно собиравшиеся И. в продолжении всей жизни; они, вероятно, тождественны с тем, что в устах его сына носит название קובץ‎ и часть чего имеется в 212 §§ (סימנים‎) Меира из Ротенбурга и также встречается в Kol Bo (№ 145). Книга И. представляет сочетание двух направлений в обработке галахи: французско-тосафистского и испанско-кодификационного; несмотря на то, что она рассчитана на религиозную практику, она не ограничивается сухими решениями, нося и аналитический характер. И., в противоположность Маймониду, не довольствуется приведением галахических норм, но постоянно цитирует соответствующее место Талмуда, объясняет мысль, лежащую в основании текста, и выводит из нее «дин», при чем обнаруживает глубокий ум, большое остроумие и удивительную самостоятельность. Таким образом, «Or Zarua» одновременно служит ритуальным кодексом и талмудическим комментарием и занимает первое место среди ритуальных произведений немецких ученых до появления Турим. И. часто прибегает к чешским словам (לשון כנען‎), из чего следует, что чешский язык был для него родным. Он цитирует иерусалимский Талмуд, изучение которого лишь в позднейшее время началось в Германии и Франции. Исаак пошел столь далеко в признании за ним галахического значения, что Исаия бен-Мали из Трани должен был ему напомнить, что в вопросах, в которых расходятся оба Талмуда, Иерушалми не служит руководством. — Для истории развития и обработки галахи книга И. имеет огромное значение: она знакомит с первоисточниками в области галахи, которые раньше могли быть известны только из вторых или третьих рук; исследование кодекса «Or Zarua» представляет большую ценность и при изучении истории культуры и фольклора немецких евреев в средние века (ср. Berliner, Aus dem Leben der Juden im Mittelalter). Вероятно, громоздкость кодекса помешала его распространению, так что уже Иссерлейн в Австрии не имел в распоряжении ни одного экземпляра. «Or Zarua» в первый раз было издано в Житомире (1862) Липой и Гешелем по (неполной) рукописи из библиотеки Акибы Лерена в Амстердаме; в этом издании целиком недостает отдела (סדר‎) Nezikin, на который однако сам И. ссылается и который видел Азулаи; там, кроме того, пропущен особый отдел, относящийся к тр. Абода Зара и приведенный в «Schaare Dura». Выдержки из недостающей части встречаются в малом «Or Zarua ha-Katan» (אז״ק‎ или מא״ז‎), в респонсах сына автора, Хаима, в решениях Меира из Ротенбурга, в «Hagohoth Ascheri», у Мордехая, у Реканати, у Исерлейна и у Илии Мизрахи. Дополнение к житомирскому изданию напечатано в Иерусалиме И. М. Гершензоном (ч. III, 1887, IV, 1890; А. Гаркави, «Хаддашим гам-Иешаним», №10; Grätz, V, 20, евр. изд.). И. чрезвычайно содействовал расцвету французско-немецкой школы 13 в.; он способствовал этому на юге Германии, как Меир из Ротенбурга на западе; заслуга И. состоит в том, что он пересадил изучение Талмуда из Франции и Западной Германии на славянскую почву. — В ритуальных вопросах И. всегда держался более строгого, а не облегчительного толкования, боясь, что последнее приведет к пренебрежению самими обрядами. Он даже не решается примкнуть к облегчительным мнениям предшествовавших ему авторитетов, если они возбуждают малейшее сомнение относительно своей правильности. И. воздерживается, как сообщает сын его (респонс 1), от окончательного решения в вопросах, в которых мнения прежних ученых расходятся; по поводу одного облегчительного решения Раши И. высказался следующим образом: «Раши придерживается в этом вопросе облегчительного толкования, имея в виду свое время, когда еще существовали великие вдохновенные учители, на которых современники могли полагаться; в наше же время знание Торы пришло в упадок; поэтому я одобряю нерешительных ученых, которые в отношении религиозной практики настроены охранительно» (Or Zarua, I, № 119). Влиянию Иуды га-Хасида, автора «Sefer Chassidim», и его учителя сэр Леона, автора «Sefer ha-Kabod», следует приписать мистическое настроение И., которое нашло выражение в его суеверных рассказах, напр., будто один покойник, увенчанный венком из райских роз, появился у дверей синагоги и завел речь о загробном мире (ib., II, 18б); равным образом и влияние другого учителя, Элиезера из Вормса, обнаруживается в вышеозначенном введении к книге И., в котором главную роль играет буквенная мистика: толкование букв, как аббревиатур (נוטריקון‎), по их числовой величине (גמטריאות‎) или по разным алфавитным комбинациям (אח״ס בט״ע‎, א״ת ב״ש‎ и т. п.). — Сын И., Хаим Элиезер, составил сокращенное издание «Or Zarua» (Or Zarua ha-Katan) и вел по вопросам галахи обширную переписку, часть которой (261 респонс) напечатана под заглавием «Sefer Scheeloth и Teschuboth» (Лейпциг, 1860). — Ср.: M. Schloesinger, в Jew. Enc. VI, 627; S. N. Bernstein, в Гацефира, 1902, № 229, 231, 232; Grätz, VII, 101; Gross, в Monatsschrift, 1871, 248 и сл.; Güdemann, Gesch. des Erziehungswesens and der Cultur der abenläand. Juden, I, 114, 152, 153; Zunz, Zur Gesch., указатель; idem, в Hebr. Bibl., 1865, 1 и сл.; idem, Gesamm. Schriften, III, 128 и сл.; Weiss, Dor, V, 73; A. Я. Гаркави, «О языке евреев, живших в древнее время на Руси и т. д.»; И. Ю. Маркон, «Славянские глоссы у Исаака бен-Моисея из Вены», С.-Петербург, 1905. А. Д.9.