ЕЭБЕ/Дюма-сын, Александр

Дюма-сын, Александр
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 421—422 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Дюма-сын, Александр — известный французский драматург (1824—1896). Антисемиты не могли простить ему его семитофильских чувств и создали легенду о том, что он будто бы родился от еврейки. При жизни Д. многие верили в эту легенду, но когда в день смерти Дюма Рошфор и Дрюмон посвятили покойному писателю язвительные некрологи, построенные на его мнимом еврейском происхождении, Figaro опубликовал метрику, из которой видно, что мать его была христианкой. Верно, во всяком случае, что Д. породнился путем женитьбы в 1873 году с еврейской семьей. Впоследствии он состоял членом «Société des études juives». Вообще же Дюма искренно интересовался еврейством, которому уделил место в одной из своих лучших пьес — «Femme de Claude». В этой драме среди действующих лиц фигурируют еврейка Ревекка и отец ее Даниил; оба они рисуются автором в симпатичных красках. Некоторые критики отметили, что Даниил и Ревекка являются искусственно вставленными в пьесу персонажами, что дает право думать, что Д. хотел выступить апологетом еврейства, тем более что драма построена на высокопатриотическом сюжете: шпион Кантаньяк, для замыслов которого Даниил и Ревекка являются помехой, восклицает, что ему ничего бы не удалось, если бы Франция имела многих таких сынов, как Клод и Даниил. Знаменательно, что идеал женской чистоты Д. воплотил в еврейке, а женившись на еврейке, он доказал, что верит в этот идеал. Менее ясна роль Даниила, изображенного горячим еврейским патриотом, чуть ли не сионистом. Он говорит о могуществе евреев и мечтает об отыскании 10 колен и о восстановлении еврейского царства. Д. влагает ему в уста, между прочим, следующие слова, вызвавшие удивление в еврейской среде: «Мы не хотим оставаться группой, мы хотим быть народом, нацией. Идеальное отечество нас уже не удовлетворяет; отечество определенное и территориальное сделалось для нас снова необходимым, и я отправлюсь, чтобы отыскать и поднять наше утраченное метрическое свидетельство». Эти странные, несколько мистические слова дали Жюлю Леметру повод в 1895 г. отметить (в «Journal des Débats»), что в своих воззрениях на еврейство Д. сходится с антисемитами. Возникла по этому поводу полемика, в которой сами евреи упрекали Д. в солидарности с Дрюмоном; Д. тогда писал Ж. Арону (3 октября 1894 г.): «Не помню, чтобы я когда-либо был солидарен с гонителями евреев. Мне всегда казалось, что намекая в «Femme de Claude» на надежды Даниила и на мечты Ревекки, я скорее идеализировал, чем унижал этих людей. Обижаясь за этот намек, евреи дают повод обвинить себя в той нетерпимости, в которой они часто вправе обвинять других». — В репертуаре Д. есть еще одна пьеса, судьба которой несколько связана с евреями. Это — пятиактная комедия «Question d’argent» (1857), в которой изображен плутоватый делец Жан Жиро. Шумевший в то время еврейский делец Мирес принял это за свой портрет, которому в пьесе противопоставляется честный труженик Кайоль, очень напоминающий известного сенсимониста еврея Эмиля Перейру. Мирес потребовал объяснений у Д.; последний ответил, что Жиро не списан с Миреса, но что идеи Кайоля заимствованы им из книги еврея Перейры, вышедшей в 1823 г. — Ср.: Univers Israélite, 1896, 51, p. 334; Archives Israélites, 1894, p. 334 и 353; 1886, p. 133.

Л. Паперин.6.