ЕЭБЕ/Дом, Христиан Вильгельм

Дом, Христиан Вильгельм
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 294—296 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Дом, Христиан Вильгельм (1751—1820) — христианин, знаменитый защитник эмансипации евреев и выдающийся государственный деятель, дипломат, историк и публицист, профессор финансовых наук и статистики в Брауншвейге, а затем государственный архивариус в Берлине, позже прусский полномочный министр при кельнском курфюрсте. Проникнутый идеями философской школы французских энциклопедистов 18 в. и близко знакомый с историей и настоящим положением еврейского народа, Дом по переезде в Берлин (1779) задумал составить обширную «Историю еврейского народа со времени разрушения их собственного государства», в которой он задался целью выяснить, что жалкое состояние современных европейских евреев, является результатом бесчеловечных и в политическом отношении неблагоразумных отношений к ним в продолжение Средних веков. Поэтому, когда эльзасские евреи в 1779 г. обратились к М. Мендельсону с просьбою составить на основании присланного Серфбером материала, записку о необходимости дарования французским евреям равноправия для представления французскому государственному совету, Мендельсон попросил своего друга Д. представить требуемую записку, на что тот охотно согласился. Занимаясь обработкой материала, Д. убедился в необходимости выступить публично в защиту не одних эльзасских, но вообще всех евреев, результатом чего было появление книги Д. «Ueber die bürgerliche Verbesserung der Juden» (август 1781). Это — первый по времени систематический и строго исторический разбор всех предрассудков и несправедливостей относительно евреев. Сочинение Д. вызвало оживленную полемику и произвело глубокое впечатление в пользу евреев. В отличие от Джона Толанда Дом в своем сочинении, рассчитанном преимущественно на «мудрость правительств», выдвигает исключительно политическую и экономическую сторону еврейского вопроса, вовсе не касаясь религиозной, и разъясняет как теоретическую сторону вопроса о гражданской реформе евреев, так и те практические меры, путем которых можно осуществить эту реформу. В первой части Д. останавливается на общепринятой политике исключительных законов в отношении евреев и доказывает, что такая политика противоречит общепризнанному принципу, гласящему, что благосостояние государства зиждется на прогрессивном увеличении народонаселения. Невозможно допустить, говорит далее Д., чтобы еврей не любил государства, относящегося к нему так же, как и к последователям других религий. Это положение Д. доказывает примерами из судеб истории еврейского народа. В первые века Римской империи евреи пользовались всеми гражданскими правами, только византийские императоры, а за ними германские варвары, в особенности испанские вестготы, унизили их до существ бесправных. Из Римской империи евреи принесли с собою культуру высшую, чем та, которою обладали господствовавшие народы. В Испании евреи, как и арабы, стояли на более высокой ступени культуры, чем христианская Европа, и были прекрасными, безупречными гражданами. Далее Д., разбирая неосновательность всех средневековых обвинений против евреев и разные гонения против них, переходит к настоящему положению евреев в разных странах и замечает: «Эти принципы исключения, одинаково противоречащие и гуманности, и политике, недостойны просвещения нашего времени. Если гнет, под которым евреи жили в течение веков, сделал их нравственно испорченными, то более справедливое обращение с ними снова исправит их». В действительности дело обстоит лучше: «Евреи нравственны, прилежны, преданы делу. Домашняя жизнь их отличается большой простотой. Они по большей части хорошие мужья и добрые отцы семейств. Брачная жизнь их чиста и преступления против целомудрия встречаются среди них гораздо реже, чем у других народов. Их бедные не являются тягостью для государства, так как община поддерживает их своими средствами. Они повсюду преданы государству и в минуты опасности обнаруживают такое рвение, какого даже невозможно ожидать от столь мало благоприятствуемых членов общества. Евреи, занимавшиеся наукой и изящными искусствами, большей частью оказали большие успехи. Даже непоколебимую привязанность к учению, дарованному, по их верованию, Богом их предкам, я осмеливаюсь считать хорошей чертой в характере евреев. То, что христиане называют слепотой, крайним упорством, евреи считают незыблемой верностью тому, в чем видят божественную заповедь». Д. заканчивает первую часть следующим выводом: человеколюбие, справедливость и разумная политика требуют уничтожения средневекового гнета и улучшения положения евреев как для их собственного блага, так и для блага государства. «Я осмеливаюсь даже поздравить то государство, которое прежде других осуществит эти основные начала. Оно собственными средствами создаст себе новых, верных и благодарных подданных». — Во второй части Д. указывает средства к улучшению евреев: они должны быть уравнены в гражданских, а не в политических правах. Им необходимо предоставить полную свободу занятий и право приобретать всякого рода имущество; стараться мудрыми мерами приурочивать их к занятию ремеслами, земледелием, искусствами и науками, отвлекая их таким образом от специализации в области мелкой торговли и ростовщичества. Нравственному подъему должны оказывать содействие как собственные их школы, так еще более беспрепятственное допущение их в школы христианские. Проповедь как в христианских храмах, так и в еврейских синагогах должна быть направлена к устранению разлада и розни между христианами и евреями и к братскому сближению их между собою. Евреям должна быть предоставлена полнейшая автономия в религиозных делах, подсудность раввинскому бет-дину и т. д. Только одно право — право государственной и общественной службы — Д. не находит возможным предоставить евреям. — Надежды Дома на почин Фридриха Великого в деле эмансипации евреев не оправдались, но его сочинение оказало сильное влияние на австрийского императора Иосифа II и позже также на других правителей. Сочинение Д. было переведено на многие европейские языки, в том числе и на русский известным публицистом Градовским, но русская цензура не пропустила его. — Ср. Moses Mendelsohn, Schriften, изд. Brasch’a, II, 473 и сл.; Gronau, C. W. v. Dohm., 1824; Grätz, Gesch., XI; Kayserling, Moses Mendelsohn., стр. 371 и сл., 1888; Allgem. Deut. Biogr. s. v.; Jew. Enc., s. v.; F. Preis, Dohm’s Schrift und deren Einwirkung auf die gebildeten Stände Deutschlands, 1891; Песковский, «Роковое недоразумение», 1891, стр. 79—83; С. М. Дубнов, «Всеобщая ист. евреев», 1905; Kohut, Petach Tikwah, Варшава, 1897.

И. Б.6.