ЕЭБЕ/Доказательство

Доказательство
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 283—284 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Доказательство ראיה — средство, служащее для доставления суду убеждения в существовании или несуществовании факта, от которого зависит решение спорного дела в пользу той или другой стороны. Древнееврейское судопроизводство знало только два вида доказательств: через присягу (у римлян juramentum assertorium) — «присяга Господня да будет между ними», שבועת ה׳ תהיה בין שניהם (Исх., 22, 10), и через свидетелей (Исх., 22, 12). Относительно уголовных процессов имеется прямое предписание закона — ועד אחד א יענה בנפש למות: «один свидетель недостаточен для осуждения человека к смертной казни» (Числа, 35, 30). В другом месте сказано: «На основании показаний двух или трех свидетелей виновный карается смертью, на основании же показания одного свидетеля нельзя наказывать смертью» (Втор., 17, 6). Отсюда можно было бы заключить, что только для смертной казни необходимы два свидетеля, но что по гражданскому делу достаточен и один свидетель. Это подтверждается также текстом Исх., 22, 12, где слово свидетель (עד יביאהו) употреблено в единственном числе. Однако талмудисты распространили сказанное правило и на гражданские дела и сделали исключение только для агуны (см.), разрешая ей выйти вторично замуж на основании показания одного лишь свидетеля о смерти мужа, равно как для женщины, подозреваемой в неверности (см. Сота). Также понимали это правило и канонические юристы (testis unus testis nullus). У римлян показание одного свидетеля служило доказательством до времени первого христианского императора Константина, который, руководясь указанным библейским правилом, в 334 году совсем отменил приемлемость одного свидетеля (Codex L., 9, § 1, IV, 20). Письменные доказательства, которые в новейших законодательствах играют преобладающую роль между судебными доказательствами, введены были как у евреев, так и у римлян в позднейшее время, когда искусство письма сделалось достоянием более широких масс населения. Во всем мишнаитском законодательстве один только раз встречается «ручная расписка», הוציא עליו כתב ידו (М. Б. Батра, X, 8). Доказательство на основании торговых книг встречается чаще (М. Шебуот, VII, 1; Абот, III, 17). Предположение (praesumptio, אומדנא), выводимое из конкретных данных дела, принималось за доказательство в гражданских делах только при важности и серьезности обстоятельств, из которых предположение выводится (אומדנא דמוכחא). Примеры таких предположений, предоставленных в каждом отдельном случае совести и разуму суда, находим в тракт. Кетубот, 85б и Шебуот, 34а. Но есть предположения, установленные самим законом (praesumptiones juris), не выводимые из данных обстоятельств дела, а основанные на соображениях общей природы, как, напр., חזקה אין אדם פורע בתוך זמנו — «предполагается — что никто не платит раньше срока» (Б. Батра, 5б). К этой категории предположений принадлежит известный аргумент, называемый «мигу» (מיגו) и играющий очень важную роль в судопроизводственной системе талмудистов. «Мигу» состоит в том умозаключении, что, так как тяжущийся имел возможность путем ложного показания достичь большего, а показал с меньшею для себя пользою, то следует заключить, что его показание правдиво. Это предположение, введенное амораями и нередко употребляемое ими, не было также чуждо составителям Мишны (Баб. Мец., 4б; см. Мигу).

И. Розенталь.3.