Открыть главное меню

ЕЭБЕ/Дик, Айзик Меир

Дик, Айзик Меир
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Данциг — Дни покаяния. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 189—191 ( скан )


Айзик Меир Дик

Дик, Айзик Меир (אמ״ד) — жаргонный писатель; род. в семье кантора в Вильне в 1807 г., ум. там же в 1893 г.; получил обычное религиозное воспитание. Переехав в Несвиж, Д. при помощи знакомого ксендза стал тайком изучать немецкий язык; вскоре он сошелся с тогдашними «маскилим» и, пополнив познания самообразованием, отдался педагогической деятельности. Вместе со своими единомышленниками, поборниками просвещения, Дик приветствовал предпринятую правительством в начале 40-х годов школьную реформу и обращался по этому поводу с докладными записками к министру Уварову. Первым литературным опытом Д. является описание на еврейском языке приезда Моисея Монтефиоре в Вильну в 1846 году (Haoreach, издано в 1860 г.); на еврейском же языке Д. издал «Machse mul machse» (описание празднования Пурима в юные годы Дика; 1861); «Siprona» (рассказ, 1868); «Massecheth Anijoth» (пародия). Имя создали Дику исключительно его жаргонные произведения. Д., в отличие от других представителей виленского кружка «маскилим», решил обратиться с проповедью просветительных идей не к умственной интеллигенции, выросшей на талмудической письменности, а к простонародной массе. С этой целью он стал издавать на жаргоне повести и рассказы в виде маленьких трех- или четырехкопеечных брошюр. Число этих рассказов превышает триста. Написанные с назидательно педагогической целью, они изобилуют длинными нравоучениями и наставлениями, занимающими чуть ли не три четверти любого рассказа. Сам Д. объясняет свои частые длинные отступления следующим образом: «Прости меня, милая читательница (Д. всегда обращается только к читательницам), за это длинное отступление, так как оно для тебя гораздо важнее самого рассказа; весь рассказ написан мною, может быть, только для того, чтобы иметь возможность высказать тебе то, что я только что сообщил; я ведь хорошо знаю, мы лишь взрослые дети и, подобно последним, не хотим принимать лекарство без сладкого» (рассказ «Di Nekomo», 20—21). Нравоучение и наставления Дика сводятся к указанию вреда ранних браков, проповеди пользы просвещения, производительного труда, необходимости знания языков и упорядочения школьного образования. Поучая своих читательниц, что «человек без языка не человек», Дик подчеркивает, что «с этой точки зрения мы считаем наших евреев не за людей, потому что у нас нет языка: мы говорим на жаргоне, являющемся не языком, а смесью разных языков; он не имеет даже своей грамматики и на нем не говорит, и его не понимает никакая другая народность». Воспитанный на «Берлинской школе», Дик старался очистить и облагородить жаргон, приближая его к немецкому языку. С этой целью он в своих рассказах старался вводить как можно больше немецких слов и оборотов, что делает стиль Д. весьма искусственным и неуклюжим. Обладая большой наблюдательностью, Д. с фотографической верностью рисовал в своих рассказах комичные фигуры неприспособленных к жизни людей, порожденные уродливыми, ненормальными условиями еврейской жизни, как Chaizikel Alein, Jekele Goldschleger, Schemaja gut jomtow biter и др. Рассказы Д. пользовались на Литве исключительной популярностью; ими зачитывались не только простонародье, но даже «мужи знания», считавшие ниже своего достоинства читать жаргонные книжки. Призывая своих соплеменников к производительному труду, Д. усиленно агитировал за эмиграцию в Америку, где, по его мнению, каждый может свободно приложить свои силы и знания. Произведения Д. много способствовали культурному пробуждению литовского еврейства, и они до настоящего времени сохранили историко-бытовой интерес как верное изображение внутренней еврейск. жизни первой половины 19 века. Внимательно присматриваясь к внутреннему народному быту, Дик один из первых заинтересовался евр. фольклором; он старательно собирал народные анекдоты, распределял их по группам и выпускал маленькими сборниками, каковы: «Witzen un Spitzen, oder Anekdoten» (1873) и «Witzen über Witzen» (1874). Кроме оригинальных рассказов, Д. также много переводил из Бичер-Стоу, Борна, А. Бернштейна, Леванды и др. Как весьма остроумный собеседник. Д. пользовался большой популярностью и любовью в кругах «маскилим». — Ср.: J. E., IV, 576; С. Цинберг, «Жаргонная литер.» («Восх.», 1903, III, 62—63); L. Wiener, Jiddish Literature, 169—172; Haassif, VІ, 163; Л. Кантор, в Dos Leben, I, 89—104. С. Ц.7.