ЕЭБЕ/Гадасси, Иуда бен-Илия га-Абель

Гадасси, Иуда бен-Илия га-Абель
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Вобольники — Гадасси. Источник: т. 5: Брессюир — Гадасси, стлб. 953—956 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Гадасси, Иуда бен-Илия га-Абель — караимский ученый, законовед и специалист по литургике, жил в середине 12 в. в Константинополе. Относительно прозвища «га-Абель», означающего «печальник» или «скорбящий», см. Абелей Цион. Нейбауэр полагает, что имя «Гадасси» значит «уроженец Эдессы» (Aus der Petersburger Bibliothek, 56). О жизни Г. не сохранилось никаких сведений, исключая того, что он был учеником своего старшего брата Натана. Он занимался еврейскою грамматикою, Масорою, богословскими вопросами, a также философией и хорошо знал арабский и греческий языки (Мордехай б.-Нисан, Dod Mordechai, гл. 11). Γ. составил себе имя своим сочинением «Eschkol ha-Kofer» или «Sefer ha-Peles», исследованием ο заповедях; автор дает здесь попытку философского истолкования последних, при чем обнаруживает глубокую ученость и громадный талант анализировать. Сочинение обнимает не только почти все научное знание того времени, но содержит также предания и данные фольклора, так что его по справедливости называли «морем учености». Оно написано рифмованною прозою, причем доминирующая во всем сочинении рифма оканчивается на ך‎, начальные же буквы стихов образуют последовательно либо акростих אבגד‎, либо акростих תשרק‎, повторяющиеся 379 раз. Алфавитные главы 105—124 написаны, впрочем, в форме настоящих стихотворений. К составлению этого сочинения Г. приступил 9 октября 1148 г. Исходя из предположения, что все заключающиеся в Пятикнижии законоположения, равно как установления раввинов и все менее важные этические предписания, которыми регулируется повседневная жизнь евреев, уже включены в Декалог, Г. дает под заголовком каждой из десяти заповедей полную серию координированных законов. По такому плану написано все сочинение. — Первая заповедь, подтверждающая существование Господа Бога, обнимает гл. 1—95, которые автор посвящает изъяснению обязанностей человека относительно Творца, говоря попутно ο молитве, раскаянии, будущем воздаянии и воскресении из мертвых. С главы 35 начинается истолкование естества Божия, сущности миросотворения (Maasse Bereschith), природы ангелов, небесных тел и т. п. Эта часть сочинения Г. представляет целый компендий по религиозной философии, астрономии, физике, естественной истории, географии и фольклору. Второй заповеди, трактующей об абсолютном единстве Бога, посвящены гл. 96—129. Г. полемизирует с представителями различных учений, напр. христиан, раббанитов, самарян и особенно саддукеев, настаивавших на вечности мироздания. Он крайне отрицательно отзывается ο тех лицах, которые отождествляют караимов с саддукеями, причем проявляет глубокую неприязнь по отношению к раббанитам. Гл. 99—100 содержат в себе яростные нападки на христианство. Третьей заповеди посвящены гл. 130—143, четвертой — гл. 144—248. В последней части он трактует ο постановлениях, касающихся субботы, затем переходит к праздникам вообще и связанным с ними предписаниям и заканчивает законами ο жертвоприношениях, что дает ему случай разобраться во всех установлениях относительно священнослужителей, убоя скота и т. д. Этот отдел книги является наиболее важным, так как здесь высказываются взгляды Г. на экзегетику и грамматику; так, напр., вступая в спор с раббанитами относительно разрядов запрещенных или разрешенных в субботу дел, Г. тем самым вынужден установить известные, вполне определенные экзегетические правила, причем он пытается доказать, что в области экзегетики караимы стоят отнюдь не ниже раббанитов. Приведя 13 правил (Middoth) p. Исмаила и 32 правила р. Элиезера бен-Иосе га-Гелили, Г. приводит свои собственные, разбивая их на две категории: на 60 и на 80 правил, причем находит определенное указание на это в Песн. Песней, 6, 8. Шестьдесят «цариц» обозначают столько же грамматических правил, причем во главе их стоят пять «царей» (гласные буквы); 80 «наложниц» служат символом стольких же экзегетических норм, тогда как «девы без числа» представляют бесчисленное множество грамматических форм в еврейском языке. Считая фонетику неизбежною для точного истолкования закона, Г. посвящает ей обширный трактат в форме катехизической (вопросов и ответов). Пятой заповеди посвящены гл. 249—264, где разбираются законы, регулирующие отношения между родителями и детьми и затрагиваются вопросы ο наследствах, траурных церемониях и т. п. Шестой и седьмой заповедям отведены гл. 265—274 и 275—336, причем в последнем отделе подробно изъясняются законы ο прелюбодеянии, кровосмесительстве, чистом и нечистом, женщинах-родильницах и о садовых плодах первого трехлетия. Восьмая заповедь рассматривается в гл. 337—353, где разбираются законы относительно всякого рода воровства и обмана. Девятая заповедь обсуждается в гл. 354—362 с рассмотрением различных видов лжесвидетельствования; при этом некоторое внимание уделяется, между прочим, и лжепророкам. Наконец, десятой заповеди посвящены гл. 363—379, где разбираются установления, воспрещающие любостяжание. — Все свои рассуждения Г. поясняет примерами из жизни, пересыпая изложение рассказами и легендами. Образцом для Г., несомненно, послужило сочинение Ниссима бен-Ноаха — «Bitan ha-Maskilim», или «Peles Biur ha-Mizwoth», написанное за 370 лет до него. Источниками, которыми он пользовался, являются: «Maasse Bereschith» p. Исмаила; Барайта р. Самуила (по астрономии); «Иосиппон» для исторических вставок; сочинение Давида Альмокаммеца ο сектах; труд Эльдада га-Дани (для легенд). В грамматических частях книги Г. пользовался преимущественно трудами караимских грамматиков, хотя он не пренебрегал и раббанитами, цитируя Иегуду Хаюджа и Ибн-Джанаха. Здесь должно быть отмечено и то обстоятельство, что Г. включил в свой «Eschkol ha-Kofer» также первый грамматический труд Авраама ибн-Эзры «Mosnajim», написанный в Риме в 1140 году, хотя Г. и не признается в этом (Monatsschrift, XL, 68 и сл.). В полемике с раббанитами автор следовал примерам и приемам своих предшественников, Соломона бен-Иеробеама, Иефета бен-Али, Сагла бен-Мацлиах и др. — Сочинение «Eschkol ha-Kofer» было издано в 1836 г. в Евпатории с введением Калеба Афендополо (под заглавием «Nachal Eschkol»). Цензура вычеркнула в этом издании гл. 99—100 и отчасти 98-ю, которые, впрочем, были напечатаны Бахером в Jew. Quart. Review, VIIΙ, 431 sqq.; Гадасси упоминает об одном своем раннем сочинении — «Sefer Teren bi-Teren», собрании омонимов, являвшихся, по его словам, дополнением к 80 парам Бен-Ашера (алфав. 1631, 1688, 1739). — Существует также отрывок, озаглавленный Фирковичем (Catalog. № 619, петерб. Публ. библ.) «Sefer ha-Jalkut» и приписываемый им Гадасси, тогда как Пинскер усматривает в нем извлечение из «Sefer ha Mizwoth»; Π. Φ. Франкль, однако, всецело присоединяется к мнению Фирковича и усматривает в отрывке часть книги «Eschkol ha-Kofer», первоначально написанной Гадасси прозою. — В караимском сиддуре Гадасси принадлежат четыре пиута. — Ср.: Pinsker, Likkute Kadmonijoth, 223, дополн., 13; Jost, Gesch. des Judenth., II, 352 sqq.; Fürst, Gesch. des Karäert., II, 211 sqq.; P. F. Frankl, в Monatsschrift, XXXI, 1—13, 72—85; Bacher, ib., XL, 14, 68, 109; Jewish Quarterly Review, VIII, 431 sqq.; Gottlober, Bikkoret le Toledoth ha-Karaim, 172; введение Калеба Афендополо к сочинению Eschkol ha-Kofer. [Статья M. Seligsohn’a, в J. E., VI, 132—133]. 4.