ЕЭБЕ/Алжир-город

Алжир, город (франц. Alger, англ. Algiers) — важная торговая и военная гавань Сев. Африки, столица французской колонии Алжир. Время возникновения алжирской еврейской общины точно не установлено; известно только, что беглецы из Испании и Балеарских островов, иммигрировавшие в Африку в 1391 г., уже застали в А. немногочисленное еврейское население, значительно возросшее лишь в 1492 г. с прибытием изгнанников из Испании. Организаторами общины в А. являются, по общему признанию, испанские раввины 14 и 15 вв., из которых особенной популярностью пользовались Исаак бен-Шешет Барфат и Симон б.-Цемах Дуран. Α., сперва незначительный провинциальный город, долго служивший яблоком раздора между султанами Тлемсена и Туниса, под владычеством турок достиг быстрого расцвета и стал главным городом провинции, куда начало стекаться большое число испанских иммигрантов, которых турецкие властелины радушно принимали, видя в них источник дохода. В 1518 г. Каир-аль-Дин отвел им специальный квартал в городе и обложил особым налогом, причем ограничил открытие новых лавок известным числом. К концу 16 в. еврейское население Α., состоявшее приблизительно из 150 семейств, делилось на три категории: пришельцев из Испании, с Балеарских островов и туземных евреев. Они занимались торговлей и фабричным производством. Во главе их стоял особый начальник (caciz). Хотя они немало терпели от мусульманского фанатизма и вымогательства администрации, им все же лучше жилось под владычеством турок, чем под скипетром католических королей; неудивительно поэтому, что гибель всего флота Карла V в 1541 г. в Алжирской бухте вызвала живейшую радость в жертвах испанского фанатизма и их потомках. В память этого события раввинами Моисеем Абд-аль-Асби и Авраамом Царфати были составлены благодарственные молитвы, которые читались в течение многих лет в синагогах в годовщину гибели испанского флота. Двести лет спустя алжирским евреям снова довелось торжествовать, когда большая испанская экспедиция потерпела, под предводительством генерала О’Рейльи, постыдное поражение (1775). В конце 17 в. число евреев в Алжире значительно увеличилось; по уверению одного путешественника, в 1634 г. их насчитывалось до 10.000 человек. Различие происхождения с течением времени сгладилось, хотя все еще заметна некоторая разница между «cheklien» (переселенцы из Испании) и «kapossiem» (туземные евреи). В общем все живут одной и той же жизнью, придерживаются одинаковых обычаев и говорят на одном и том же языке — арабском с примесью испанских и еврейских слов. — Положение евреев в А. под властью турок было весьма непрочно: ничтожное событие нередко вызывало разграбление еврейского имущества, а иногда и избиение евреев. Совершенно особое положение занимали ливорнские или французские евреи, так называемые «gorneyim», которые появились в А. лишь в начале 18 в. Первый из них, достигший известности, был Sulaiman Jakete, откупщик налога на воск при деях Ali Sha’ush и Магомете ибн-Гассане, у которого он состоял доверенным лицом. В продолжение этого столетия «gorneyim» приобретали все возрастающее влияние на экономическую и политическую жизнь страны. Сохранив связи с Западом, они являлись обыкновенно посредниками между европейскими консульствами и турецкими властями и благодаря своей деловитости и богатству пользовались большим влиянием на деев, при которых они часто состояли банкирами, агентами и государственными советниками. К концу 18 в. особенно влиятельное положение заняли двое из «gorneyim», Иосиф Бакри и Нафтали Бузнаш. Дей Гассан предоставил им монополию торговли зерновым хлебом во время неурожайного 1795 г. Они снабдили Францию значительным количеством пшеницы в кредит, и по их совету дей утвердил заем французской «Директории» в пять миллионов франков, который они же обязались реализовать. При преемнике Гассана, Мустафе, всецело обязанном своим влиянием Бузнашу, в руках которого он был послушным орудием, скрытая ненависть янычар и мавров против всесильных gorneyim выразилась ужасным погромом. Бузнаш был убит у ворот дворца дея янычаром, который иронически воскликнул: «Здравствуй, король Алжира!». Чернь разгромила еврейские лавки, избивала евреев, а дей из боязни не противодействовал этому. Только французский консул заступился и спас двести евреев, укрыв их в своем доме. Вскоре gorneyim снова приобрели некоторое влияние. Дей Гассан (1818—30) предъявил иск к наследникам Бакри и Бузнаша по займу 1795 г.; возникшие при этом затруднения послужили первой причиной разрыва между правительством и Францией, экспедиции 1830 г. и завоевания Алжира французами. Несмотря на высокое положение, достигнутое gorneyim в 18-м и начале 19-го вв., еврейская народная масса много терпела от притеснений турецких властей. Она подвергалась беспрерывным преследованиям. Иллюстрацией может служить факт, что французские генералы нашли под стенами Алжира больше трехсот еврейских семейств, бесчеловечно выброшенных деем из города в ожидании осады.

Всего населения насчитывается в городе А. около 97.000 ч.; из них в 1900 г. было 10.000 евр., из которых 1.200 не местного происхождения. Главная часть еврейского населения занимается торговлей в больших и малых размерах и ремеслами. В 1900 г. среди еврейских ремесленников А. насчитывалось: 250 сапожников, 155 рудокопов и кузнецов, 200 портных, 40 столяров и токарей, 70 маляров, 100 ювелиров и часовщиков. До антисемитского движения 1897—99 гг. алжирское благотворительное общество субсидировало около 600 семейств; после этого периода число нуждающихся удвоилось. — Делами общины заведует консистория с главным раввином, который до последнего времени утверждался президентом французской республики по представлению Центральной парижской консистории. Имеется также значительное число местных раввинов, должностных лиц, причастных к консистории и оплачиваемых общиной, а также шесть членов общинного совета, называемых «gizbarim». В A. существует 19 синагог; из них 6 официальных и 13 частных. Из официальных первая синагога была построена в 1866 г.; из частных синагог девять существовали еще до завоевания, а остальные сравнительно недавнего происхождения. Среди алжирских раввинов дофранцузской эпохи, кроме вышеупомянутых Барфата и Дурана, известны: Иуда Айяс (см.), Моисей бен-Исаак Меших ибн-Хаим, Иосиф Азубиб и Негорай Азубиб (см.); из местных же раввинов: Исаак бен-Самуил, Давид Саис, Цемах Дуран, Иуда Амар. Из главных раввинов, откомандированных из Парижа: Мишель Вейль, Лазарь Коген, Авраам Каган, Исаак Блох, Моисей Вейль и Авраам Блох. — Ср.: библиографию под статьею Алжир-страна (Алжирия); Note sur les Israélites de l’Algerie, в Rev. et. juiv. X, 255; Cahen, Erreur chronologique à Alger в Archives Israélites, XXVI, 132. [Статья W. Marcais из Тлемсена в Алжире, в J. E., I, 386—387].

6.