Д. С. Мережковскому (Бальмонт)/ДО

Yat-round-icon1.jpg


[214]
Д. С. МЕРЕЖКОВСКОМУ.[1]


1.

Ты благороднѣй и выше другихъ
Вѣчною силой стремленья.
Ты непропѣтый, несозданный стихъ,
Сдавленный крикъ оскорбленья.

Ты непостижность высокой мечты,
Связанной съ тѣсною долей.
Жажда уйти отъ своей слѣпоты,
Жажда разстаться съ неволей.

Ты проникаешь сознаньемъ туда,
10 Гдѣ прекращаются рѣки.
Другомъ не будешь ты мнѣ никогда,
Братомъ ты будешь навѣки.


2.

Когда я думаю, любилъ ли кто кого,
Я сердцемъ каждый разъ тебя припоминаю,
15 И вотъ, я знаю,
Что отъ твоей любви—въ твоей душѣ—мертво.


[215]

Мертво какъ въ небесахъ, гдѣ тѣ же день и ночь
Проходятъ правильно отъ вѣка и донынѣ,
И какъ въ пустынѣ,
20 Гдѣ та же мысль стоитъ и не уходитъ прочь.

И вдругъ я вздрогну весь—о, странный межь людей!—
И я тебя люблю, хоть мы съ тобой далёки,
И эти строки
Есть клятва, что и я не только рабъ страстей!

3.

25 Я полюбилъ индійцевъ потому,
Что въ ихъ словахъ—безчисленныя зданья,
Они ростутъ изъ яркаго страданья,
Пронзая глубь вѣковъ, мѣняя тьму.

И эллиновъ, и парсовъ я пойму;
30 Въ однихъ—самовлюбленное сознанье,
Въ другихъ—великій праздникъ упованья,
Что будетъ мигъ спокойствія всему.

Люблю въ мечтѣ—измѣнчивость убранства,
Мнѣ нравятся толпы магометанъ,
35 Оргійность первыхъ пытокъ христіанъ…

4.

Зачѣмъ волна встаетъ въ безбрежномъ морѣ,
Она сама не знаетъ никогда.


[216]

Но въ ней и свѣтъ и мракъ, и нѣтъ и да,
Она должна возникнуть на просторѣ.

40 Въ своемъ минутномъ пѣнистомъ уборѣ,
Ужь новыхъ волнъ стремится череда.
Бездонна перемѣнная вода,
И все должно въ согласьи быть и въ спорѣ.

И потому вознесшійся утесъ,
45 Храня слѣды морскихъ безплодныхъ слезъ,
Мнѣ заститъ видъ и кажется ненужнымъ.

Я жду свершенья счастья моего.
Я жду, чтобъ волны моря, бѣгомъ дружнымъ,
Разрушили со смѣхомъ—и его.

5.

50 О, Христосъ! О, рыбакъ! О, ловецъ
Человѣческихъ темныхъ сердецъ!
Ты стоишь надъ глубокой рѣкой,
И въ водѣ ты встаешь—какъ другой!

Широка та рѣка, глубока,
55 Потонули въ ней годы, вѣка.
Потонули въ рѣкѣ и мечты
Тѣхъ, что были сильнѣе, чѣмъ ты.

О, Христосъ! О, безумный ловецъ
Неожиданно темныхъ сердецъ!
60 Ты не зналъ, надъ какою рѣкой
Ты стоялъ, чтобъ возстать, какъ другой!


ПримечанияПравить

  1. В последующих изданиях стихотворение называется — «Одинокому».