Духовное завещание М. С. Лунина (Лунин)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Духовное завещание М. С. Лунина
авторъ Михаил Сергеевич Лунин
Опубл.: 1818. Источникъ: az.lib.ru

    ПАМЯТИ ДЕКАБРИСТОВ СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ
    ЛЕНИНГРАДЪ
    1926

    Материалы о М. С. Лунине.Править

    В 1923 году вышла книга «Декабрист М. С. Лунин. Сочинения и письма. Редакция и примечания С. Я. Штрайха» (Труды Пушкинского Дома при Российской Академии Наук. Петербург, 1923), где частью напечатаны впервые, частью перепечатаны из других изданий письма Лунина из Сибири, его сочинения и духовное завещание. Дополнение к этому материалу дают бумаги Лунина, находящиеся в Рукописном Отделении Библиотеки Академии Наук. Среди этих бумаг нашлись: 1) первая редакция духовного завещания Лунина 1818 г., сильно отличающаяся от второй его редакции (перепечатанной у С. Штрайха), 2) письмо Лунина к сестре от 15 сентября 1838 года, т. е., повидимому, последнее, написанное им до запрещения переписки с родными, которое относится как раз к этому же числу. Другое письмо Лунина от 21 октября 1837 года сохранилось в копии, сделанной для Бенкендорфа и посланной от его имени Е. С. Уваровой при бумаге, объясняющей невозможность оказать Лунину «испрашиваемые» для него «милости»; что это за «милости», выясняет приписка рукой Лунина, сделанная на той же бумаге: «т. е. пересылки собственнаго моего ружья и денегъ». Что касается самого письма, то отрывок из него, в русском переводе, напечатан С. Штрайхом и отнесен им к 7 апреля 1838 года, как разночтение другого письма с той же датой, между тем, как это — самостоятельное письмо, более обширное и с иным концом, относящееся к более раннему времени. Последний печатаемый документ представляет собою секретное отношение Иркутского земского исправника от 22 декабря 1839 года заседателю Птичкину о разрешении Лунину возобновить запрещенную переписку с родными; отрывок из этого отношения приводится С. Штрайхом, но полностью оно, повидимому, не было известно в печати.

    С. Щеглова. 0x01 graphic

    Духовное завѣщаніе М. С. Лунина.Править

    1. До погашенія казенныхъ и партикулярныхъ долговъ состоять крестьянамъ и дворовымъ людямъ подъ опекою гг. душеприкащиковъ, коимъ въ управленіи всего имѣнія руководствоваться моими установленіями безъ малѣйшаго измѣненія.

    2. Немедленно по погашеніи долговъ всѣ крестьяне и дворовые люди обоего полу съ ихъ семействами освобождаются оть крѣпостныхъ правъ, получая вѣчную волю на основаніи указа.

    3. Все движимое и недвижимое имущество крѣпостныхъ людей остается за ними, и сверхъ того удѣляется имъ по 6 сороковыхъ десятинъ пахотной земли въ окружности ихъ селеній.

    4. Побочной сестрѣ моей дѣвицѣ NN {Прасковья Михайлова.} отказываю все недвижимое мое имѣніе, всѣ наличныя деньги, которыя послѣ меня останутся, триста десятинъ пахотной земли и двѣсти десятинъ строевого лѣсу Тамбовской губерніи Кирсановскаго уѣзда в окрестностяхъ села Сергіевскаго, Ржавинье тожъ.

    3. Управляющему моими помѣстьями г. NN {Евдоким Федорович Суслин.} отказываю триста десятинъ пахотной земли и пятьдесятъ десятинъ строевого лѣсу въ Тамбовской губ. Кирсановскаго уѣзда въ окрестностяхъ села Земленого съ тѣмъ условіемъ, чтобъ онъ продолжалъ управленіе моимъ имѣніемъ и послѣ моей смерти до погашенія всѣхъ долговъ, буде оные окажутся. Сверхъ того, чтобъ онъ, а по немъ его наслѣдники содержали по смерть на своемъ иждивеніи вольноотпущенную дѣвицу NN {Анна Соколова.}.

    6. За исключеніемъ сихъ отказовъ всѣ доходы съ земли, съ лѣсу, съ фабрики и т. д. назначаю на сооруженіе и содержаніе вольнаго народнаго училища въ селѣ Сергіевскомъ, подъ руководствомъ гг. душеприкащиковъ. — Желаю также, чтобъ построена была богадѣльня при училищѣ для призрѣнія тѣхъ изъ дворовыхъ людей, кто не въ силахъ снискать себѣ пропитанія. {Во второй редакции завещания коренным образом меняется содержание его и выдвигается на первый план не только благосостояние крестьян, как мы это видим в первой редакции, но также и стремление «оставить имение неразделимым в нашем роде», как говорит сам Лунин (С. Штрайх, стр. 87).}

    Михаилъ Лунинъ.

    Учинилъ въ Москвѣ февраля 29 дня 1818 года.