Yat-round-icon1.jpg
Полное собраніе стихотвореній — Двѣ фіалки
авторъ Яковъ Петровичъ Полонскій
Источникъ: Яковъ Петровичъ Полонскій. Полное собраніе стихотвореній. — А. Ф. Марксъ, 1896. — Т. 2. — С. 125 — 127. Две фиалки (Полонский)/ДО въ новой орѳографіи

[125]

ДВѢ ФІАЛКИ.

На высотѣ, у каменной глыбы, охваченной корнями альпійской ели, на краю темнаго, бурями поломаннаго лѣса цвѣтетъ фіалка. За отрогами горъ, на горизонтѣ, свѣтится утро. На синевѣ розовыми пятнами мелькаютъ вѣчные снѣга заоблачныхъ вершинъ; изъ глубокихъ ущелій, какъ голубой дымъ, ползутъ туманы…

Изъ-за нихъ, высокій каменный утесъ сіяетъ такимъ ослѣпительно-алымъ блескомъ, что фіалкѣ чудится, что онъ пылаетъ къ ней самой возвышенной, вдохновенной любовью, и фіалка любуется красотой его и испаряется нѣжнымъ благоуханіемъ.

Вдругъ, что-то промелькнуло… На сухой, желтый прутикъ сѣла сѣрая птичка и зачиликала… [126]

— А я знакома съ одной изъ сестрицъ твоихъ, чиликала птичка. Тамъ, далеко, на сѣверо-востокѣ, въ березовой рощѣ, за кустами дикой малины, у канавки, цвѣтетъ она. И такъ она мила была тогда, какъ пѣли соловьи, капалъ дождь, а я выглядывала изъ своего притаившагося въ бузинномъ кустѣ гнѣздышка…

— Ахъ! если ты знакома съ тою далекой сестрой моей и если ты опять когда-нибудь съ нею встрѣтишься, скажи ей, что изъ всѣхъ утесовъ, меня окружающихъ, есть одинъ утесъ… онъ раньше всѣхъ встрѣчаетъ Бога, несущаго свѣтъ; цари орлы прилетаютъ отдыхать на груди его: они знаютъ, что никакія бури, никакіе дождевые, пѣнистые потоки не въ силахъ одолѣть его… Скажи милой сестрицѣ, что я каждое утро любуюсь имъ, и счастлива, когда мечтаю, что̀ до него, изрѣдка, съ раннимъ вѣтеркомъ, долетаетъ ароматъ благоговѣйной любви моей.

— Тамъ, гдѣ цвѣтетъ сестра твоя,— чиликаетъ птичка,— нѣтъ ни заоблачныхъ высотъ, ни стремнинъ, ни утесовъ, озаренныхъ блескомъ алаго утра, и никакіе орлы не летаютъ тамъ.

— Такъ для кого же она благоухаетъ?

— Она безъ аромата, бѣдная, далекая сестра твоя.

— Безъ аромата!..

— Красный мухоморъ, съ бѣлыми, точно серебряными пятнами, стоитъ отъ нея въ двухъ шагахъ; она любуется [127]имъ и ревнуетъ, когда зеленыя мухи садятся на грудь его…

— Мухоморъ — это тоже утесъ?..

— Нѣтъ? Это грибъ… толстый и жирный грибъ, и тотъ, кто прилетаетъ цѣловать его — улетаетъ отравленный…

Фіалка повѣсила головку и задумалась…

— Ну, такъ ничего, ничего не говори ты далекой сестрѣ моей… Она не пойметъ меня… Прощай, перелетная птичка!