Открыть главное меню

Графиня Донато
автор Иван Сергеевич Тургенев
Дата создания: ? (между 1834 и 1849 гг.). Источник: Тургенев И. С. Собрание сочинений. В 12-ти томах. — М.: «Художественная литература», 1976—1979. Т. 11
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



Начало поэмы

IПравить

Был светлый летний день, когда с охоты знойной

В свой замок, вдоль реки широкой и спокойной,

Графиня ехала. Сверкал зеленый луг

Заманчиво… но ей все надоело вдруг —

Все: резкий звук рогов в излучинах долины,

И сокола полет, и цапли жалкий стон,

Стальных бубенчиков нетерпеливый звон,

И лесом вековым покрытые вершины,

И солнца смелый блеск, и шелест ветерка…

Могучий серый конь походкой горделивой

Под нею выступал, подбрасывая гривой,

И умной головой помахивал слегка…

Графиня ехала, не поднимая взора. —

Под золотом парчи не шевельнется шпора,

Скатилась на седло усталая рука.

IIПравить

Читатель! мы теперь в Италии с тобой,

В то время славное, когда владыки Рима

Готовили венец творцу Ерусалима,

Венец, похищенный завистливой судьбой;

Когда, в виду дворцов высоких и надменных,

В виду озер и рек прозрачно голубых,

Под бесконечный плеск фонтанов отдаленных,

В садах таинственных, и темных, и немых,

Гуляли женщины веселыми роями

И тихо слушали, склонившись головaми.

Рассказы о делах и чудесах былых…

Когда замолкли вдруг военные тревоги —

И мира древнего пленительные боги

Являлись радостно на вдохновенный зон

Влюбленных юношей и пламенных певцов.

IIIПравить

Графиня ехала… Вдали, полузакрытый

Густою зеленью, солнечным лучом,

Как будто золотом расплавленным облитый,

Встает ее дворец. За ней на вороном

Тяжелом жеребце — покрытого плащом

Мужчину видим мы. Чета собак проворных

Теснится к лошади. Среди рабов покорных

Идет сокольничий суровый и седой;

Но птицы резвые напрасно бьют крылами…

Красивый, стройный паж поспешными шагами

Бежит у стремени графини молодой.

Под шапкой бархатной, надвинутой на брови,

Его глаза блестят; колышутся слегка

На шее локоны; румянцем юной крови

На солнце весело горит его щека.

IVПравить

Графиня ехала… А в замке под окном

Стоял ее супруг и, прислонясь лицом

К холодному стеклу, глядел на луг широкий.

И был то человек упорный и глубокий;

Слывя задумчивым, все наблюдал кругом,

Не требуя любви, ни от кого совета

И помощи не ждал, чуждался лишних слов;

Но светлый взор его, исполненный привета,

Умел обманывать, умел ласкать врагов.

И был он окружен послушными слугами,

Друзей удерживал обильными дарами,

И гневного лица его не знал никто.

Донато не спешил и в мести… но зато

Во тьме его души созревшие решенья

Напрасно никогда не ждали исполненья…