Георг Эберс в пересказах для русского юношества Л. П. Шелгуновой (Эберс)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Георг Эберс в пересказах для русского юношества Л. П. Шелгуновой
авторъ Георг Эберс, переводчикъ неизвѣстенъ
Оригинал: нѣмецкій, опубл.: 1895. — Источникъ: az.lib.ru

    Георгъ Эберсъ въ пересказахъ для русскаго юношества Л. П. Шелгуновой. 1) Дочь Египетскаго царя. 2) Сераписъ. 3) Греда. 4) Слово. 5) Уарда. Передѣлки для дѣтей произведеній разныхъ знаменитыхъ писателей все болѣе и болѣе входятъ у насъ въ моду. Не говоря о «Донъ-Кихотѣ» и «Путешествіи Гулливера», которые давно уже стали принадлежностью дѣтскихъ библіотекъ, у насъ есть «дѣтскій Вальтеръ Скоттъ», «дѣтскій Диккенсъ», Шекспиръ въ пересказахъ для дѣтей и проч., и проч. Защитники такого рода передѣлокъ ссылаются обыкновенно на то, что книги, написанныя спеціально для дѣтей, страдаютъ отсутствіемъ художественности, что онѣ не развиваютъ вкусъ ребенка, не будятъ его мысли, что только произведенія великихъ мастеровъ слова могутъ имѣть могущественное воспитательное значеніе. Въ общемъ съ этимъ мнѣніемъ нельзя не согласиться: при прочихъ равныхъ условіяхъ нельзя колебаться въ "выборѣ между талантомъ и бездарностью, нельзя давать ребенку камень вмѣсто хлѣба. Бѣда только въ томъ, что часто хлѣбъ извѣстнаго качества оказывается неудобоваримымъ для ребенка и замѣняется препаратами, въ которыхъ исчезли всѣ главныя питательныя части хлѣба. Есть вещи, написанныя для взрослыхъ, которыя могутъ быть цѣликомъ прочитаны дѣтьми и достаточно полно усвоены ими, но большинство произведеній первоклассныхъ писателей мало годятся для дѣтей: иногда мысли, проводимыя въ нихъ, слишкомъ глубоки для дѣтскаго пониманія, иногда изображаемыя ими чувства недоступны ребенку, иногда они затрогивають слишкомъ серьезные вопросы и могутъ вызвать въ неокрѣпшемъ мозгу преждевременную, а потому мучительную и безплодную работу. Если мы захотимъ и такого рода произведенія приспособить къ требованіямъ дѣтской литературы, намъ придется совсѣмъ отбросить идею, лежащую въ основѣ его или, по крайней мѣрѣ, упростить, умалить ее до послѣдней степени, лишить все произведеніе яркости и оригинальности красокъ; весь духъ и смыслъ его исчезнетъ, она потеряетъ и свою обоятельность, и свое воспитательное значеніе.

    Георгъ Эберсъ несомнѣнно занимаетъ одно изъ первыхъ мѣстъ въ ряду писателей историческихъ романовъ. Извѣстный ученый, онъ съумѣлъ популяризовать свои научныя изслѣдованія, облекая ихъ въ заманчивую форму романа. Какъ египтологъ, онъ особенно ярко изображаетъ природу, нравы и вѣрованія Египта. Въ пяти своихъ романахъ (Уарда, Дочь царя Египетскаго, невѣста Нила, Императоръ, Сераписъ) онъ даетъ намъ рядъ послѣдовательныхъ картинъ жизни этого государства, начиная съ тѣхъ древнихъ временъ, когда господство жрецовъ надъ умами было почти неограниченно, и до торжества христіанской религіи надъ старыми вѣрованіями и старыми понятіями. Въ «Дочери царя Египетскаго» передъ нами Египетъ фараоновъ съ его культомъ покойниковъ, его торжественными религіозными процессіями, его предразсудками и суевѣріями; въ «Сераписѣ» мы присутствуемъ при агоніи язычества, при отчаянныхъ попыткахъ философіи бороться противъ христіанства, противъ этого новаго и уже торжествующаго ученія. Культурная и бытовая сторона народа нарисованы у Эберса мастерскими штрихами и всегда занимаетъ первое мѣсто въ его романахъ. Его романы изъ нѣмецкой жизни менѣе ярки, чѣмъ другіе, но и они даютъ наглядное представленіе о жизни нѣмецкой аристократіи и въ особенности нѣмецкаго бюргерства. Онъ подробно знакомитъ насъ съ устройствомъ храмовъ, съ архитектурой дворцовъ, съ убранствомъ бюргерскихъ домовъ и съ видомъ бѣдныхъ хижинъ; разсказывая о какой-нибудь битвѣ, онъ даетъ полное изображеніе костюма и вооруженія войска, описывая пиръ, онъ скажетъ, какая при немъ употреблялась посуда, какія подавались кушанья. Эти описанія могутъ иногда показаться черезчуръ длинными и задерживающими ходъ романа, но зато, благодаря имъ, является полная картина внѣшнихъ формъ жизни въ данную эпоху. Чтеніе Эберса можетъ быть превосходнымъ подспорьемъ при урокахъисторіи; большинство его романовъ вполнѣ доступно для подростковъ лѣтъ 14— 15. Въ передѣлкѣ г-жи Шелгуновой ихъ будутъ читать дѣти лѣтъ 10—12. будутъ читать съ удовольствіемъ, какъ интересный разсказъ, но и только. Чтобы «упростить» Эберса, чтобы сдѣлать чтеніе его какъ можно болѣе легкимъ, неутомительнымъ, доступнымъ для дѣтей, г-жа Шелгунова выпустила или сильно сократила всѣ описанія, всѣ разсужденія и оставила почти только одну фабулу романовъ. А между тѣмъ, у Эберса именно фабула-то и является наиболѣе слабымъ пунктомъ: она обыкновенно слишкомъ сложна, одновременно ведется нѣсколько интригъ, независимыхъ одна отъ другой, развязка часто бываетъ случайной и неестественной. Всѣ эти недостатки особенно замѣтны въ сокращенномъ изложеніи, гдѣ фабула играетъ главную роль и гдѣ въ сотню страницъ втиснуто то, что у Эберса занимаетъ пятьсотъ. Прочитавъ романы Эберса въ пересказѣ г-жи Шелгуновой, ребенокъ запомнитъ, можетъ быть, нѣсколько историческихъ именъ, но не составитъ себѣ никакого представленія о данной эпохѣ и данномъ народѣ. Для ребенка это не большая бѣда, но будетъ жаль, если, ставъ юношей, онъ вообразитъ, что хорошо знаетъ Эберса и не захочетъ еще разъ перечитать его уже въ настоящемъ видѣ, безъ всякихъ передѣлокъ и купюръ; онъ лишитъ себя чтенія не только полезнаго въ научномъ отношеніи, но и наводящаго на многія плодотворныя мысли.

    "Міръ Божій", № 11, 1895