ВЭ/ДО/Аргутинский-Долгоруков, Моисей Захарович, князь

Yat-round-icon1.jpg

Аргутинскій-Долгоруковъ, Моисей Захаровичъ, князь
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе. Источникъ: т. 3: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе, с. 9—12 ( commons ) • Другіе источники: РБСВЭ/ДО/Аргутинский-Долгоруков, Моисей Захарович, князь въ новой орѳографіи


АРГУТИНСКІЙ-ДОЛГОРУКОВЪ, князь, Моисей Захаровичъ, ген.-адъют., ген.-лейт., одинъ изъ самыхъ выдающихся дѣятелей Кавказской войны, столь богатой замѣчательными боевыми натурами генераловъ, офицеровъ и солдатъ. Человѣкъ желѣзной воли, высоко-благородныхъ душевныхъ качествъ, онъ производилъ неотразимое обаяніе не только на свои войска, но и на противника, на котораго имя А. наводило страхъ, какъ синонимъ побѣды. Его прямота, безкорыстіе, прямодушіе и твердость въ словѣ вошли на Кавказѣ въ пословицу, а глубокое знаніе имъ солдата, умѣніе беречь его въ самыхъ серьезныхъ, рискованныхъ и опасныхъ предпріятіяхъ слѣпо подчиняло ему войска, которыя вѣрили ему безгранично и охотно шли за нимъ повсюду. Всѣ знали, что у А. неудачи не бываетъ, что все у него взвѣшено, обдумано, предусмотрѣно и, стало быть, каждый шагъ его ведетъ къ успѣху, къ намѣченной цѣли.
Аргутинский-Долгоруков, князь, Моисей Захарович.jpg
Отвага его дѣйствій, быстрота и мѣткость его ударовъ заслужили ему прозвище "Самурскаго льва", которое, какъ нельзя болѣе шло къ его фигурѣ — невысокой, плотной, хорошо сложенной, всегда въ мохнатой буркѣ на плечахъ и съ мохнатою папахою на головѣ, изъ-подъ которой рѣзко выступали черты лица, — крупныя, энергичныя, обвѣтренныя — зимою, опаленныя солнцемъ — лѣтомъ. Онъ происходилъ изъ старин. рода грузинск. князей Мхартдзели (Долгорукихъ), который велъ свое начало отъ княж. рода древней Арменіи — Аргуты, и род. въ 1797 г. въ Тифлисѣ. Когда кн. Циціановъ основалъ здѣсь въ 1806 г. первое русское "благородное" училище, А.-Д. поступилъ въ него и по окончаніи въ немъ курса уѣхалъ въ 1816 г. въ Спб., гдѣ и поступилъ юнкеромъ въ л.-гв. Конный полкъ. Въ 1817 г. онъ былъ произведенъ въ корнеты и оставался въ полку до 1827 г., когда война съ Персіей увлекла его обратно на Кавказъ. Переведенный съ чиномъ маіора въ Грузинск. грен. полкъ, А.-Д. принялъ съ нимъ участіе въ военныхъ дѣйствіяхъ, подъ начальствомъ Бенкендорфа, Фридрихса и Сухтелена, и за боевыя отличія б. произведенъ въ подполковники. Вслѣдъ за персидскою войною послѣдовала война съ Турціей (1828—29 г.г.), во время которой А.-Д., за взятіе крѣп. Олты, б. награжденъ орд. св. Георгія 4 кл. Едва кончилась турецкая война, какъ въ началѣ 1830 г. на Кавказѣ поднялась религіозная буря; мюридизмъ развернулъ свое кровавое знамя — и безъ того трудная, упорная борьба съ горцами стала еще тяжелѣе, безпощаднѣе и затянулась на десятки лѣтъ. При такихъ условіяхъ А.-Д., остался на Кавказѣ навсегда и 23 года подърядъ провелъ въ безпрерывныхъ почти экспедиціяхъ противъ непокорныхъ горскихъ народовъ. Первою изъ нихъ была экспедиція въ Джаро-Бѣлоканскую область для усмиренія возставшихъ лезгинъ. Очагомъ волненія была кр. Старыя Закаталы. Во главѣ бат-на Грузинск. грен. п., А.-Д. принялъ дѣятельное участіе въ штурмѣ этой крѣпости 14 ноября., завершившемся полнымъ успѣхомъ. Экспедиція закончилась, однако, не подъ Закаталами, а 22 дек. — у с. Бѣлоканъ, при штурмѣ котораго А.-Д. командовалъ одною изъ штурмовыхъ колоннъ (1 бат-нъ Грузинск. грен. п., полубат. пѣш. драгунъ и 3 ор.) и долженъ былъ дѣйствовать внутри селенія. Бой длился цѣлый день, а ночью противникъ покинулъ селеніе. Въ слѣдующемъ 1831 г. А.-Д. принялъ участіе въ экспедиціи противъ горцевъ въ ущелье Каписъ-Дара. Въ 1832 г. онъ былъ назначенъ ком-ромъ Тифлисскаго грен. полка, съ которымъ и усмирилъ возстаніе Джелалинскихъ куртинцевъ. Въ 1837 г. онъ участвуетъ въ экспедиціи ген.-л. бар. Розена въ Цебельду, въ постройкѣ укр. Константиновскаго, близъ мыса Адлеръ и съ боя занимаетъ аулъ Ліешъ, за что производится въ полковники. Въ 1838 г. онъ наноситъ въ Хагъ-Мазскомъ ущельѣ пораженіе скопищу лезгинъ, напавшихъ на г. Нуху; въ 1839 г. назначается воен. нач-комъ Ахалцыхской области и ком-ромъ бригады Грузинскихъ лин. бат-новъ. Въ 1841 г., въ самый разгаръ воен. дѣйствій въ Чечнѣ и Дагестанѣ, вспыхнуло возстаніе въ Гуріи, не имѣвшее съ этими дѣйствіями никакой связи, но оказавшее большое вліяніе на положеніе дѣлъ нашихъ на вост. берегу Чернаго моря. Къ подавленію его призванъ былъ А.-Д. — "Никто не исполнитъ съ такимъ благоразуміемъ и успѣхомъ возстановленія порядка въ Гуріи, — писалъ ему нач-къ штаба береговой Черноморск. линіи, ген.-м. Коцебу, — какъ в. сіят-ство, пользующійся полнымъ довѣріемъ нач-ства и вліяніемъ въ народѣ". А.-Д. съ бат-номъ Грузинск. грен. п., 2 ор. и 1.500 чел. милиціи немедленно выступилъ къ осажденнымъ возставшими гурійцами Озургетамъ и 31 авг. расположился лагеремъ близъ Чахатаурскаго поста въ ожиданіи прибытія 2 ротъ Эриванск. караб. (нынѣ 13-го л.-грен.) п., которыя могли прибыть не ранѣе 3 или 4 сент.; дѣйствовать же, опираясь, гл. обр., на милицію, онъ считалъ рискованнымъ. Когда же комендантъ Озургетъ полк. Брусиловъ далъ знать А.-Д., что не надѣется со своими слабыми силами отразить нападеніе, если оно будетъ повторено, то А.-Д., не теряя времени, 2 сент., двинулся къ Нагомарскому посту и заставилъ мятежниковъ, блокировавшихъ Озургеты, отойти на хорошо укрѣплен. позицію въ 3 верстахъ отъ Нагомаръ. Чтобы избѣжать дорого стоящей атаки ея открытою силою, А.-Д., оставивъ противъ нея небольшой отрядъ съ приказаніемъ демонстраціями удерживать съ фронта противъ себя мятежниковъ, самъ въ 9 час. вечера 4 сент. съ остальными войсками двинулся назадъ и, пройдя 7 вер., повернулъ вправо на обходную дорогу. Въ теченіе 12 часовъ его войска прошли 40 вер., не имѣя ни одного привала. Въ 9 час. утра 5 сент. они неожиданно появились подъ Озургетами и послѣ получасового боя разсѣяли противника. Послѣ этого предстояло атаковать съ тыла Нагомарскую позицію, но когда нашъ отрядъ двинулся къ заваламъ, они безъ боя были очищены мятежниками. Такъ однимъ рѣшит. ударомъ подъ Озургетами въ Гуріи было возстановлено спокойствіе. "Замѣчательно, — говоритъ историкъ Эриванск. полка, ген. П. О. Бобровскій, — что, несмотря на зловредный климатъ Гуріи, санитарное состояніе войскъ было превосходное... Сбереженію здоровья солдатъ въ гурійскомъ походѣ, безъ сомнѣнія, способствовали распоряженія кн. А.-Д. относительно довольствія солдатъ хорошею пищею и виномъ". Въ 1842 г. успѣхи Шамиля въ Дагестанѣ заставили сформировать на р. Самурѣ особый отрядъ, въ составѣ 4 бат-новъ, 4 горн. и 2 гарнизон. орудій, нѣсколькихъ десятковъ казаковъ и конной и пѣшей милиціи Елисуйскаго султана. Начальствованіе надъ Самурскимъ отрядомъ было ввѣрено А.-Д., который и заслужилъ себѣ съ нимъ прозвище "Самурскаго льва". Между тѣмъ Шамиль, вторгшись въ Казикумыхское ханство, овладѣлъ с. Кумухъ и грозилъ Дербенту. Чтобы положить конецъ успѣхамъ Шамиля, противъ него былъ двинутъ Самурскій отрядъ, который 12 мая атаковалъ авангардъ противника у д. Шаурклю и разбилъ его на голову. Побѣда эта произвела сильное впечатлѣніе на жителей Казикумыхскаго ханства, и они изъявили покорность. Но Шамиль собралъ новыя полчища, и часть ихъ направилъ къ Чираху, чтобы отрѣзать сообщеніе Самурскаго отряда, стоявшаго у Кумуха, съ Кубою. Узнавъ объ этомъ грозномъ обстоятельствѣ, а также о томъ, что въ с. Унжухатѣ, въ 8 вер. отъ Кумуха, стоитъ другой отрядъ Шамиля, составляющій его резервъ, А.-Д. рѣшилъ воспользоваться этимъ разобщеніемъ силъ противника для нанасенія ему рѣшит. удара. Сперва, въ 3 часа ночи 1 іюня, онъ атаковалъ Унжухатъ и разсѣялъ скопище Батыръ-бека, затѣмъ двинулся по слѣдамъ Шамиля, пробиравшагося на сообщенія Самурскаго отряда, и 2 іюня нагналъ его у с. Кюлюли. Завязался долгій, упорный и горячій бой. Когда милиція Самурск. отряда не выдержала ярости мюридовъ и дрогнула, А.-Д. сталъ во главѣ карабинерн. роты Тифлисскаго п. и повелъ ее въ контръ-атаку. Горцы бѣжали къ селенію. А.-Д., замѣтивъ тамъ свѣжія силы противника и имѣя въ резервѣ всего лишь 1 бат-нъ, не преслѣдовалъ ихъ и сосредоточилъ свои войска на позиціи. Въ 2 часа ночи Шамиль очистилъ Кюлюли и спѣшно направился къ Кумуху, гдѣ А.-Д. оставилъ всѣ тяжести своего отряда подъ охраною одной лишь роты маршевого бат-на. Едва узналъ объ этомъ А.-Д., какъ въ 5½ час. утра поднялъ свой отрядъ и "удвоеннымъ форсированнымъ маршемъ" поспѣшилъ за Шамилемъ къ Кумуху. Но и имамъ не шелъ, а летѣлъ къ этому пункту и былъ подъ стѣнами Кумуха въ 7 час. утра и яростно атаковалъ его двумя колоннами. Гнавшійся за нимъ по пятамъ А.-Д., дойдя до сел. Шаурклю, извѣстилъ защитниковъ Кумуха объ идущей выручкѣ нѣсколькими орудійными выстрѣлами. Услыхавъ ихъ за своей спиной, Шамиль отказался отъ дальнѣйшей атаки Кумуха и въ безпорядкѣ отступилъ. А.-Д., прибывъ въ Кумухъ въ 11 час. утра, не могъ уже преслѣдовать Шамиля, вслѣдствіе чрезвычайной усталости людей и лошадей отряда, сдѣлавшаго въ теченіе 2 сутокъ болѣе 80 вер. Побѣдою при Кюлюли спокойствіе въ Казикумыхскомъ ханствѣ было возстановлено, и за это А.-Д. былъ награжденъ орд. св. Георгія 3 ст. и чиномъ ген.-маіора. Однако, поколебленный этою побѣдою авторитетъ Шамиля среди горцевъ былъ скоро возстановленъ успѣхомъ его въ Ичкеринскомъ лѣсу, гдѣ погибъ отрядъ ген.-ад. Граббе, вслѣдствіе чего мюридизмъ достигъ въ 1843 г. полнаго своего расцвѣта. Шамиль овладѣлъ почти всею Аваріею и только Хунзахъ еще держался при помощи А.-Д., который, искусно демонстрируя, все время отвлекалъ противника отъ рѣшительныхъ противъ него дѣйствій. Для болѣе же активныхъ дѣйствій силы Самурскаго отряда были очень слабы. Въ началѣ 1844 г. стало извѣстно о замыслахъ Шамиля относительно Средн. Дагестана.
Иллюстрация к статье «Аргутинский-Долгоруков, Моисей Захарович, князь» № 2. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Тогда охрана его и южн. Дагестана возложена была на А.-Д., получившаго въ командованіе всѣ войска, собранныя въ Дербентскомъ воен. округѣ и Кубинскомъ уѣздѣ (7 бат-новъ, 2 легк., 7 горн. оруд. и милиція). Съ этими войсками онъ нанесъ Шамилю одинъ за другимъ два быстрыхъ и сильныхъ удара: 4 марта — при с. Дювекѣ и 21 марта у сел. Марги. "Маргинское пораженіе, — говоритъ одинъ изъ историковъ Кавказской войны, — было чрезвычайно важнымъ дѣломъ кн. А.-Д.: рѣдко собирались въ горахъ столь громадныя ополченія горцевъ; послѣ пораженія у Марги они разсѣялись, Дагестанъ на время успокоился и Самурскій отрядъ имѣлъ возможность подготовиться къ предстоящимъ дѣйствіямъ въ Акушѣ", которыя должны были начаться въ половинѣ іюня. Но уже въ началѣ этого мѣсяца А.-Д., получивъ свѣдѣнія о сборѣ значительныхъ непріят. скопищъ между Хозрекомъ и Кюлюли, и — съ главн. силами своего отряда поспѣшилъ къ Хозреку. Противникъ занималъ позицію на высотахъ Доккуль-Бяра. Атаковывать высоты, — которыя могли быть обойдены, — въ лобъ и увеличивать тѣмъ свои и безъ того неизбѣжныя потери, было не въ правилахъ А.-Д. Поэтому, оставивъ на первоначально занятой у Кюлюли позиціи отрядъ въ 1½ бат-на съ 2 ор., для лучшей маскировки своего обходнаго движенія онъ съ остальными совершилъ ночью обходъ лѣваго фланга противника и 9 іюля утромъ внезапно атаковалъ его и обратилъ въ бѣгство. На другой день непріятель очистилъ всѣ казикумыхскія деревни, которыя изъявили покорность. Послѣ этого А.-Д. двинулся съ своимъ отрядомъ на Акушу для содѣйствія Дагестанскому отряду и 30 іюня соединился съ нимъ близъ Цудахара. Но Шамиль не принялъ боя и 1 іюля отступилъ на сел. Боркарлю, а затѣмъ переправился на лѣвый берегъ Койсу. Самурскій отрядъ слѣдовалъ безостановочно по пятамъ его, не отставая отъ конницы Дагестанск. отряда, гнавшей непріят. толпы. Преслѣдованіе окончилось только за с. Салты. Отдыхъ былъ необходимъ: пѣхота Самурск. отряда сдѣлала въ день боя до 40 вер., безъ привала, скорымъ шагомъ, по горнымъ дорогамъ, — "и этимъ доставила возможность конницѣ нанести непріятелю большой уронъ и привести его въ полное разстройство". Награжденный за эти дѣла золотою шпагою, А.-Д., послѣ 2-мѣсячн. работы по постройкѣ и исправленію укрѣпленій въ Чирахѣ, Кумухѣ и Ахты, выступилъ 1 сент. съ отрядомъ къ сильно укрѣплен. аулу Талитли, чтобы взятіемъ его и разсѣяніемъ скопища Кибитъ-Магома облегчить дѣйствія Лезгинскаго отряда ген. Шварца. Обложивъ его 17 сент. и подвергнувъ сильному 2-дневному бомбардированію, А.-Д. не призналъ, однако, возможнымъ штурмовать его и 26 сент. отвелъ свой отрядъ обратно къ Кумуху. Въ слѣдующемъ, 1845 г., А.-Д. снова двинулся съ своимъ Самур. отрядомъ (11 бат-новъ и 2.000 чел. милиціи) на Талитль. Дойдя до р. Кара-Койсу и найдя, что отъ проливныхъ дождей переправа стала почти невозможной, онъ различными демонстрат. дѣйствіями привлекъ на себя вниманіе Кибитъ-Магомы, который собралъ значительныя силы на лѣвомъ берегу рѣки. Когда вода спала, А.-Д. переправился на лѣв. берегъ Койсу и 21 іюля атаковалъ эти скопища на высотахъ впереди Талитля. Пославъ милицію во флангъ и тылъ противника, онъ стремительно атаковалъ его съ фронта своею пѣхотою и опрокинулъ штыками. Окруженные со всѣхъ сторонъ, горцы бѣжали въ безпорядкѣ, потерявъ до 600 чел.; А. же, вернувшись на прав. берегъ Койсу, занялъ попрежнему оборонит. положеніе. Награжденный за это дѣло чиномъ ген.-лейт., А.-Д. въ слѣдующемъ 1846 г. взялъ штурмомъ аулъ Салты, разбилъ на высотахъ Чократль скопище лезгинъ и движеніемъ въ тылъ Шамиля, вторгшагося въ Акушу, заставилъ его оттуда удалиться. Въ янв. 1847 г., А.-Д. былъ назначенъ дербентскимъ воен. губ-ромъ, а затѣмъ и ком-щимъ всѣми войсками въ Прикаспійскомъ краѣ. Между тѣмъ, аулъ Салты снова очутился въ рукахъ Шамиля и былъ имъ сильно укрѣпленъ. Вмѣстѣ съ столь же сильно укрѣпленнымъ Гергебилемъ, онъ препятствовалъ намъ установить прочную связь между сѣв. и южн. Дагестаномъ, почему кн. Воронцовъ и поставилъ цѣлью своихъ дѣйствій въ 1847 г. овладѣть обоими этими пунктами. Выполненіе этой задачи было поручено имъ Самурскому отряду кн. А.-Д. и Дагестанскому — кн. Бебутова. 3 іюня 1847 г. отряды эти соединились у Гергебиля и для объединенія ихъ дѣйствій нач-ство надъ ними принялъ самъ кн. Воронцовъ. 4 іюня произведенъ былъ штурмъ Гергебиля, но лишь силами одного Дагестанск. отряда; Самурскій же отрядъ въ полномъ составѣ стоялъ въ готовности двинуться противъ скопищъ Шамиля, прибывшихъ наканунѣ для выручки гергебельскаго гарнизона, если бы таковыя перешли въ наступленіе. Штурмъ не удался, и Воронцовъ рѣшился до поры, до времени отвести войска отъ Гергебиля. Самурскому отряду назначено было 8 іюня идти къ Турчидагу, гдѣ и занять позицію. Вдохновленные успѣхомъ, горцы яростно обрушились на арріергардъ отряда. И вотъ тутъ-то А.-Д. впервые примѣнилъ отступленіе перекатами не отдѣльныхъ боевыхъ единицъ, а цѣлыхъ колоннъ. Отступленіе совершалось на протяженіи трехъ верстъ, и горцамъ не удалось занять ни одной господствующей надъ нашими войсками позиціи. Тогда, спустившись всею массою на ровную мѣстность къ берегу Койсу, Шамиль переправилъ часть своей кавалеріи на противоположный берегъ, чтобы взять нашъ отрядъ во флангъ. Замѣтивъ этотъ маневръ, А.-Д. сейчасъ же перешелъ со всѣми войсками арріергарда въ наступленіе на оставшіяся противъ него части горцевъ и заставилъ ихъ отказаться отъ дальнѣйшаго преслѣдованія. Дождавшись прекращенія холеры, открывшейся въ войскахъ, подвоза припасовъ и прибытія подкрѣпленій, Воронцовъ 25 іюля двинулъ отряды подъ Салты и послѣ полуторамѣсячной осады взялъ этотъ сильно укрѣпленный аулъ штурмомъ (14 сент.), во время котораго А.-Д., руководившій первоначальными дѣйствіями штурмовавшихъ войскъ, былъ раненъ. Въ 1848 г. при участіи А.-Д., былъ взятъ и Гергебиль, за что онъ былъ награжденъ званіемъ ген.-адъют., а 22 сент. того же года разбитіемъ скопищъ Шамиля у с. Мескинджы спасъ осажденное ими укрѣпл. Ахты. Въ 1849 г. дѣятельность А.-Д. отмѣчена разгромомъ мятежныхъ ауловъ Чохъ, Арчи и Шали, а въ 1850 г. онъ отбилъ вторженіе въ Табасарань Хаджи-Мурата, одного изъ самыхъ смѣлыхъ и искусныхъ партизановъ Шамиля. Въ 1853 г., наканунѣ войны нашей съ Турціей, Шамиль повторилъ вторженіе на Лезгинскую линію, въ Джаро-Бѣлоканскій округъ. О новыхъ замыслахъ Шамиля давно уже ходили слухи; не знали только, куда онъ обратитъ свой новый ударъ. Одни ждали его въ Малой Чечнѣ, другіе — въ Большой. "Князь А., собравъ свои войска въ Турчидагѣ — разсказываетъ П. О. Бобровскій въ своей исторіи л.-грен. Эриванскаго п., — сверхъ обыкновенія, спокойно занимался ученіями... Притворяясь "спящимъ львомъ", чтобы лучше слѣдить за имамомъ, онъ распускалъ слухи о предстоящемъ ему другомъ назначеніи и былъ наготовѣ". Получивъ 27 авг. извѣстіе о томъ, что 24-го числа въ виду Закаталъ появились значит. партіи горцевъ, онъ распустилъ слухъ, что идетъ въ Табасарань для наказанія жителей. Чтобы утвердить его въ умахъ населенія, онъ двинулъ свои войска на Кумухъ и Хозренъ, но, дойдя до Ихренскаго ущелья, повернулъ на з. и по снѣговымъ хребтамъ вышелъ на сообщеніе Шамиля, вслѣдствіе чего послѣдній вынужденъ былъ 4 сент. перемѣнить свою операціон. линію. Отказавшись отъ мысли овладѣть Закаталами, онъ обложилъ Мессельдегерское укрѣпленіе. Послѣднее оборонялось отчаянно, но едва ли бы устояло, если бы А.-Д. не поспѣшилъ къ нему на выручку. Замѣтивъ съ высотъ прибытіе Самурск. отряда, Шамиль въ ночь съ 6 на 7 сент. бѣжалъ въ горы. Этою экспедиціею, спасшею Лезгинскую линію, и закончилась боевая дѣятельность А.-Д. Непосильные труды, непрерывные походы сломили желѣзное здоровье "Самурскаго льва": его разбилъ параличъ; полуживымъ довезли его до Темиръ-Ханъ-Шуры. Черезъ два года, 20 февр. 1855 г., онъ скончался въ Тифлисѣ одинокимъ холостякомъ, оставивъ по себѣ въ рядахъ Кавказской арміи свѣтлую память выдающагося генерала, заботливаго начальника и безукоризненно-честнаго человѣка, воспитавшаго цѣлую плеяду отличныхъ боевыхъ офицеровъ. Характерными чертами его тактич. искусства было: широкое развитіе ночныхъ маршей съ боемъ на разсвѣтѣ, искусное соединеніе обходныхъ движеній съ демонстраціями на фронтѣ, умѣлое сочетаніе дѣйствія въ бою всѣхъ родовъ оружія и умѣнье наносить врагу внезапные удары, которые вслѣдствіе этого почти всегда являлись для противника неожиданными. Все это, при вѣрной оцѣнкѣ условій боя, тонкомъ расчетѣ дѣйствій, ихъ быстротѣ и рѣшительности всегда обезпечивали ему успѣхъ въ борьбѣ съ такимъ искуснымъ противникомъ, какъ Шамиль. Имѣя въ тылу всегда неспокойное мусульманское населеніе, а передъ собою скопища фанатизированныхъ горцевъ, А.-Д. часто бывалъ между двухъ огней и всегда со славой выходилъ изъ этого опаснаго и труднаго положенія. Въ 1877 г. въ Темиръ-Ханъ-Шурѣ ему воздвигнутъ памятникъ, на которомъ онъ изображенъ въ своемъ обычномъ видѣ: съ буркою на плечахъ, съ папахою въ рукѣ, взбирающимся на скалы. (А. Л. Зиссерманъ, 25 лѣтъ на Кавказѣ; П. О. Бобровскій, исторія 13-го л.-грен. Эриванск. п. за 250 лѣтъ, ч. IV; Б. М. Колюбакинъ, Кавказская экспедиція въ 1845 г. — "Воен. Сборн.", 1907 г., № 4).
Иллюстрация к статье «Аргутинский-Долгоруков, Моисей Захарович, князь» № 1. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg