ВЭ/ДО/Администрация военная, как наука

Yat-round-icon1.jpg

Администрація военная, какъ наука
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Алжирскіе пираты. Источникъ: т. 1: А — Алжирскіе пираты, с. 150—153 ( РГБ · commons · индексъ )ВЭ/ДО/Администрация военная, как наука въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


АДМИНИСТРАЦІЯ ВОЕННАЯ, КАКЪ НАУКА. Армія, соотвѣтственно цѣли ея назначенія, м. б. изучаема прежде всего, какъ организація, предназначаемая для выполненія функціи вооружен. борьбы. Вопросы объ организаціи арміи соотвѣтственно ея боев. задачамъ, т.-е. вопросы о раздѣленіи арміи на различныя категоріи по роду службы, по назначенію, вопросы тактической ея организаціи и т. д. относятся всецѣло къ области военной науки въ тѣсномъ смыслѣ этого слова и входятъ въ область воен. администраціи какъ науки лишь настолько, насколько воен. организація отражается на правовыхъ отношеніяхъ арміи. Но армія опредѣляется въ своей жизни и въ своемъ устройствѣ еще и разнообразными соціальными факторами и особыми задачами ея дѣятельности и потому является частью госуд.-правовой организаціи; какъ таковая она м. б. разсматриваема, какъ государственное учрежденіе, какъ юридическій институтъ, подчиняющійся въ своемъ устройствѣ и во взаимныхъ отношеніяхъ, составляющихъ его, элементовъ опредѣленіямъ права. И дѣйствительно, въ каждомъ государствѣ, независимо отъ его устройства, мы всегда находимъ опредѣденную совокупность правовыхъ нормъ, на которыхъ покоится не только устройство арміи и вся система воен. организаціи государства въ широкомъ смыслѣ этого слова, но и весь порядокъ внутренней войсковой жизни. Эти нормы въ своей совокупности конструируются въ особую отрасль права — право военное, которое, за выдѣленіемъ военно-уголовнаго и военно-судебнаго права, носитъ названіе права военно-административнаго. Хотя эти нормы и являются тѣсно связанными съ нормами общегосударственными, какъ часть съ цѣлымъ, и подчиняются одной и той же идеѣ государственнаго правопорядка, но, организуясь въ особую систему, соотвѣтственно спеціальному характеру назначенія арміи и особенностямъ ея внутрен. быта, онѣ требуютъ и спеціальнаго изученія, которое и является предметомъ особой науки — науки военно-административнаго права. Послѣдняя есть, слѣдовательно, наука о правовыхъ нормахъ, опредѣляющихъ устройство, организацію и комплектованіе арміи и снабженіе ея всѣмъ необходимымъ, а также устройство, компетенцію и дѣятельность органовъ военной власти. Какъ изучающая юридическую природу арміи, ея правовую организацію и правовой порядокъ ея жизни, наука эта является наукой юридической, будучи въ тѣсной связи съ наукой государств. и администр. права. Самостоятельною отраслью военныхъ наукъ наука в.-адм. права стала только недавно. Являясь въ сущности простымъ, систематическимъ изложеніемъ воен. законовъ государства, опредѣляющихъ устройство арміи и ея внутренній бытъ, т. н. "военная администрація" (Militärverwaltung, Militärwesen, Heerwesen, Heersorganisation, administration et organisation de l’armée), до второй половины XIX в. не пробуждала и не могла пробудить къ себѣ интереса научной мысли. Только съ того момента, какъ всеобщая воинская повинность глубоко вторгнулась въ народную жизнь и установила между нею и арміею тѣсную, неразрывную связь, пробудился въ обществѣ интересъ къ вопросамъ военнаго быта. Явилось сознаніе, что этотъ бытъ близокъ народной жизни, и что его интересы — интересы самого государства, самого народа. Тогда-то пытливый умъ изслѣдователя началъ искать юридич. обоснованіе этого быта въ связи его съ другими сторонами государств. жизни, и создалъ, наконецъ, вопросъ о наукѣ воен. права. Починъ въ научной разработкѣ вопросовъ воен. права принадлежитъ нѣмецкому юристу Лоренцу Штейну, который въ своемъ извѣстномъ сочиненіи: "Die Lehre vom Heerewesen als Theil der Staatswissenschaft" (Ученіе о воен. бытѣ) — первый опредѣлилъ содержаніе и задачи науки о воен. бытѣ въ отличіе отъ собственно воен. науки, разсмотрѣлъ воен. бытъ, какъ часть быта общегосударственнаго, установилъ органическую между ними связь и затѣмъ изслѣдовалъ его правовые принципы и элементы. Однако, въ Россіи это движеніе з.-европ. научной мысли долго не оказывало вліянія на изслѣдованіе в.-администр. вопросовъ, и еще до настоящаго времени наши курсы в. А. имѣютъ мало общаго съ юридич. наукой. Только въ послѣднее время начинаетъ сознаваться необходимость изученія арміи, какъ государств. учрежденія, именно съ правовой точки зрѣнія (А. Грековъ. Правовое положеніе арміи въ государствѣ. Спб. 1908 г). В. А., какъ наука, изучающая особый кругъ правовыхъ явленій и отношеній госуд. жизни, должна въ системѣ наукъ занимать самостоятельное положеніе. Но поскольку армія является учрежденіемъ, связаннымъ со всей госуд. и народ. жизнью, постольку изученіе основъ ея правовой жизни возможно лишь въ связи съ знаніемъ результатовъ, добытыхъ другими науками. Прежде всего нельзя не обратить вниманіе на живую, взаимнопроникающую связь, которая существуетъ между военною и государственною организаціею народовъ, а слѣдовательно, между науками воен.-администр. и государ. права. Сознаніе такой связи между этими двумя областями наукъ уже настолько сильно, что большинство нѣмец. юристовъ не признаетъ даже за воен.-адм. правомъ самостоятельнаго значенія и включаетъ его подъ названіемъ Heerwesen, Militärwesen, Kriegswesen и т. п., какъ составную часть, въ курсы государ. и адм. права (Laband, G. Meyer, Anschütz и др.). — Нельзя не отмѣтить также связь, которая возникла между правомъ в.-адм. и гражданскимъ со времени введенія всеобщей воинской повинности. Признавая вполнѣ справедливымъ принципъ, что каждый военнослужащій, поскольку это не ограничивается спеціальными условіями воен. службы, долженъ разсматриваться въ сферѣ гражд.-правовыхъ отношеній, какъ полноправный гражданинъ, подлежащій дѣйствію общегражданскихъ законовъ, нельзя упускать изъ виду, что граждане, вступая въ ряды арміи, попадаютъ въ совершенно особыя условія жизни, въ силу которыхъ нѣкоторые принципы гражд. права не могутъ получить въ отношеніи ихъ полнаго примѣненія. И вотъ на долю в. А., какъ науки, изучающей воен. бытъ во всѣхъ его своеобразныхъ отношеніяхъ, падаетъ задача выяснить и указать, насколько дѣйствіе началъ гражд. права ограничивается въ отношеніи лицъ, призванныхъ въ армію. Связь науки воен.-адм. права съ другими отраслями наукъ логически вытекаетъ изъ тѣхъ особыхъ отношеній, въ которыхъ армія находится къ народному хозяйству, къ народонаселенію страны, его экономическому положенію, этнографическимъ его особенностямъ и т. д. Вліяніе всѣхъ этихъ факторовъ на образованіе, устройство арміи и ея содержаніе несомнѣнно и неотразимо. Наиболѣе сложныя отношенія возникаютъ между арміею и народн. хозяйствомъ. Современныя арміи, по образному выраженію фонъ-деръ-Гольца, подобно ненасытному чудовищу, нуждаются въ постоянномъ питаніи и, какъ Антей, сохраняютъ свою силу только до тѣхъ поръ, пока онѣ въ состояніи черпать ее отъ матери-земли, т.-е. отечества. Отсюда — чрезвычайно важное значеніе для в. А. политич. экономіи, какъ науки, изучающей законы хозяйств. явленій и отношеній. Указанная только что зависимость эконом. жизни арміи отъ народнаго хозяйства, а слѣдовательно, и отъ государств. хозяйства (отсюда отношенія в. А. къ наукѣ о финансахъ), обусловливаетъ собою и значеніе для воен. хоз-ва промышленной и хозяйственной статистики, дающей не только богатый фактическій матеріалъ для сужденія о наличіи средствъ страны и ихъ распредѣленіи, но и рядъ общихъ принциповъ и руководящихъ началъ, выведенныхъ изъ изученія экономич. жизни государства вообще. Другой отдѣлъ статистики, статистика народонаселенія, имѣетъ громадное значеніе для рѣшенія вопросовъ о комплектованіи и организаціи арміи. Общее количество населенія, распредѣленіе его на государств. територіи, племенныя его особенности, духовныя и физическія способности, бытовыя условія жизни, — все это факторы, оказывающіе несомнѣнное вліяніе на численность и качество арміи. — Затѣмъ нельзя не указать еще на ту живую связь, которая существуетъ между наукою в.-администр. права и собственно военною наукою (теорія воен. искусства), имѣющею своимъ предметомъ изслѣдованіе принциповъ употребленія войскъ во время войны. Эта связь вполнѣ понятна. Война господствуетъ надъ военнымъ бытомъ; она подчиняетъ его своимъ требованіямъ. Стало-быть, и основы организаціи арміи, характеръ ея учрежденій, система управленія, принципы внутренняго быта, — все это опредѣляется въ своей цѣнности и практичности только тѣмъ, насколько они способны служить къ выполненію арміей ея прямой задачи — вести войну. Наконецъ, должна быть отмѣчена еще та связь, которая существуетъ между наукою военно-административнаго права и соціологіей. Армія, какъ объединенная совокупность людей, есть не только государств. учрежденіе, но и обществен. организація, находящаяся во внутренней связи съ другими обществ. группами и разнообразными соціальными факторами. Наличность этихъ взаимныхъ вліяній и отношеній сама по себѣ исключаетъ уже возможность пониманія и объясненія многихъ военно-правовыхъ институтовъ внѣ связи ихъ съ другими соціальными явленіями, законы которыхъ раскрываетъ намъ наука объ обществѣ. Достаточно указать, напр., на тѣ соціальные факторы, которые повели къ образованію феодальныхъ ополченій и затѣмъ къ постепенной замѣнѣ ихъ наемными войсками; или же отмѣтить то вліяніе, которое оказала отмѣна крѣпостн. права на формы отбыванія населеніемъ воин. повинности, чтобы убѣдиться въ томъ, что всѣ измѣненія, происходящія въ строеніи общества, естественно и необходимо находятъ свое отраженіе и въ той общественной организаціи, которая называется войскомъ. — Обращаясь къ указанію методовъ, т.-е. путей, которыми идетъ наука къ разрѣшенію задачъ, ей поставленныхъ, должно сказать, что задачею в.-адм. права является разрѣшеніе двухъ вопросовъ: каково содержаніе положительнаго воен. права и каковымъ это содержаніе должно быть. Первый вопросъ, теоретическій, разрѣшается изученіемъ догмы воен. права и его исторіи; второй вопросъ — построеніемъ должнаго, совершеннаго права, т.-е. политикой права. Уясненіе содержанія воли законодателя, выраженной въ нормахъ в.-адм. права, логическая разработка слѣдствій, вытекающихъ изъ данныхъ законодательныхъ положеній, и затѣмъ изученіе отдѣльныхъ военно-правовыхъ институтовъ, — вотъ самая важная и существенная задача догматики. Къ выполненію этой задачи она идетъ логическимъ путемъ. Она анализируетъ, синтезируетъ и затѣмъ классифицируетъ нормы воен.-адм. права, сводитъ ихъ къ извѣстнымъ категоріямъ, выясняетъ ихъ принципы и въ концѣ-концовъ изъ всего этого матеріала строитъ логически-стройную научную систему. Этотъ пріемъ изученія дѣйствующ. законодательства носитъ названіе юридическаго метода (юридическое направленіе въ наукѣ военно-административнаго права) и примѣненіе его имѣетъ чрезвычайно важное научн. и практ. значеніе. Но безъ исторической перспективы, безъ знанія прошлаго, нѣтъ правильнаго пониманія настоящаго. Это изученіе прошлаго пріобрѣтаетъ особенно важное значеніе тамъ, гдѣ положительное право, какъ, напр., нашъ сводъ военныхъ постановленій, представляетъ изъ себя пеструю смѣсь наслоеній различныхъ эпохъ и направленій, и оно приводитъ къ примѣненію другого научнаго метода, — историко-органическаго. Не всегда, однако, догма военнаго права и его исторія могутъ дать вполнѣ правильное понятіе о данномъ военно-правовомъ институтѣ. Изучая военный строй различныхъ государствъ, нельзя не обратить вниманія на то, что многія изъ воен. учрежденій являются въ этихъ государствахъ вполнѣ аналогичными, несмотря на то, что политическій строй и характеръ народной жизни въ нихъ весьма различны. Возникновеніе такихъ однородныхъ военно-правовыхъ институтовъ м. б. объяснено или дѣйствіемъ однѣхъ и тѣхъ же причинъ, приводящихъ къ одинаковымъ результатамъ, или заимствованіемъ ихъ однимъ народомъ у другого. Дѣйствіе этихъ причинъ на возникновеніе и развитіе тѣхъ или другихъ правовыхъ институтовъ особенно ярко обнаруживается въ военномъ строѣ государствъ, который аналогичной организаціей своихъ войскъ и устройствомъ ихъ быта стремятся уравновѣсить шансы побѣды надъ врагомъ. Развитіе постоянныхъ армій, усвоеніе современными государствами принциповъ всеобщей воин. повинности, созданіе института сверхсрочно-служащихъ, сокращеніе сроковъ дѣйств. службы и т. д., — все это, очевидно, вызвано дѣйствіемъ однѣхъ и тѣхъ же причинъ или является результатомъ взаимныхъ заимствованій. Необходимость объяснить возникновеніе такихъ однородныхъ институтовъ и уяснить ихъ истинную природу приводитъ къ примѣненію въ наукѣ в. А. сравнительнаго метода изслѣдованія. Что касается политики в.-адм. права, то задачей ея является анализъ воен.-правов. явленій съ точки зрѣнія соотвѣтствія ихъ тѣмъ цѣлямъ, для которыхъ существуетъ войско, и выясненіе необходимости сохраненія или преобразованія существующаго военно-правового порядка. Внесеніе этого элемента въ догматическую воен. юриспруденцію имѣетъ весьма существенное значеніе. Оно не позволяетъ игнорировать реальную жизнь, находящуюся въ постоянномъ движеніи, и стремится сглаживать и устранять противорѣчія, неизбѣжно возиикающія между положительнымъ военнымъ правомъ и уходящей впередъ жизнью.

Вопросы, изслѣдуемые наукою воен.-админ. права, въ настоящее время являются предметомъ преподаванія въ воен. академіяхъ и воен. училищахъ. Но какъ предметъ преподаванія в. А. преслѣдуетъ прежде всего практическія цѣли, излагая, гл. обр., на основаніи существующихъ законоположеній, вопросы комплектованія, организаціи и мобилизаціи арміи, порядка прохожденія воен. службы, устройства воен. управленія (центр., мѣст. и строев.) и военнаго хозяйства, какъ въ мирное, такъ и въ воен. время, а въ воен. академіяхъ и по сравненію съ иностр. арміями.

(Еллинекъ. Общее ученіе о государствѣ. Спб. 1908. Редигеръ. Комплектованіе и устройство вооруженной силы. Спб. 1900. Эртель. Военно-административное право. Лекціи, читанныя въ воен.-юрид. акад. Грековъ. Правовое положеніе арміи въ государствѣ. Спб. 1908. Макшеевъ. Военная администрація, какъ предметъ изученія въ академіи. Рус. Инв. 1901 г., №№ 231, 232. Гумпловичъ. Основы соціологіи. Спб. 1899. Ивановскій, В. В. Наука административнаго права въ ея прошломъ и настоящемъ. Журн. М-ва Юстиціи 1903, № 9. Новгородцевъ. Государство и право. Вопросы философіи и психологіи, № 74 и 75. 1896. Сергѣевичъ, В. Задача и метода государственныхъ наукъ. Моск. 1871. Ковалевскій, М. Историко-сравнительный методъ въ юриспруденціи и пріемы изученія исторіи права. М. 1880. Лееръ. Методъ военныхъ наукъ. Спб. 1894. Баронъ Корфъ. Связь военныхъ наукъ съ общественными. Спб. 1897. Гребенщиковъ, Я. Военная организація и статистика. Сборникъ государственныхъ знаній, т. VII. Спб. 1879. Лузановъ. Военно-административные законы. Спб. 1885. Gareis. Encyklopädie und Methodologie der Rechtswissenschaft. Giessen 1900. См. также литературу подъ статьей "администрація военная").