ВЭ/ВТ/Берлинский конгресс

Берлинский конгресс
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Б — Бомба. Источник: т. 4: Б — Бомба, с. 503—505 ( commons ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Берлинский конгресс в дореформенной орфографии


БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС, созванный для пересмотра Сан-Стефанского прелиминарного договора о мире между Россией и Турцией, закончился подписанием 1 (13) июля 1878 г. Б. трактата, который до сих пор служит основным источником для определения международн. отношений на Балканском полуо-ве. Однако значение Б. К. дадеко не исчерпывается установлением нового порядка вещей на Ближн. Вост. В истории дипломатич. сношений Б. К. сыграл выдающуюся роль. Официальным объяснением необходимости Б. К. посдужило соображение, что Сан-Стефанский договор видоизменил международн. порядок, установленный прежними трактатами, в частности Парижским 1856 г.; между тем, международн. договоры могут быть изменяемы не иначе, как с общего согласия всех вообще подписавших их держав. Однако, политич. порядок Европы, основанный на международных договорах, претерпел в свое время чрезвычайно гдубокие потрясения вследствие событий, происшедших, напр., в Италии в 1859 г., или в Германии в 1866 и 1871 г., но ни о каком, однако, международном конгрессе для урегулирования таких изменений в свое время не было и речи. Совершенно понятно поэтому, что народн. гордость России была сильно задета, когда сделалось известным, что Сан-Стефанский договор передается на обсуждение международного ареопага. Результаты работ Б. К. еще более задели наше национальн. самолюбие. Достигнув победы, Россия склонилась перед волею Европы, пожертвовала интересами только что освобожденного ею славянства и отказалась от некоторых своих территор. приобретений. Неудивительно, что в русск. национ. сознании Б. К., это детище германской мысли, вызвал самое отрицательное к себе отношение. Причины, принудившие Россию согласиться на созыв Б. К., коренятся в неудачной с нашей стороны дипломатич. подготовке к войне: мы стремились избежать войны, пытаясь оказать давление на Порту путем совместных действий с европ. державами; в то же время, в предвидении войны, мы связали себя прямыми и крайне неудачными обязательствами с некоторыми из них. Первое тайное соглашение было заключено Россиею с Австрией 26 июня (8 июля) 1876 г. во время Рейхштадтского свидания Имп. Адександра II с имп. Францем-Иосифом. Сущность этого соглашения заключалась в следующем: обе державы принимают меры к прекращению неистовств мусульман над христианск. населением Турции; в случае победы христиан они не допустят образования крупного славянск. государства за Дунаем; изменение территориальн. status quo на Балканск. полуо-ве дает право Австро-Венгрии потребовать земельн. вознаграждения в Боснии, а Россия будет иметь право возвратить себе часть Бессарабии, отторгнутую от неё Парижск. трактатом 1856 г., и присоединить к своим вдадениям Батум. Наконец, в случае окончательного распадения Оттоманской империи, — из Болгарии, Албании и Румелии будут образованы независимые княжества; Фессалия, Эпир и о-в Крит присоединятся к Греции, а Константинополь будет объявлен вольным городом. Будучи, однако, недовольно таким соглашением и недоверяя своему союзнику, русское правительство осенью 1876 г. обратилось к Бисмарку с вопросом о том, какое положение займет Германия в сдучае, если Россия объявит Австрии войну. Ответ Бисмарка сводится к тому, что Германия, конечно, может перенести, чтобы её друзья (Россия и Австрия) выигрывали или проигрывали друг против друга сражения, но что она ни в коем случае не допустит, чтобы которая-либо из этих держав была поставлена в такое положение, чтобы её независимость и право голоса в Европе, как велик. державы, были поставлены в опасность. В виду такого ответа, русское правительство решило возобновить переговоры с Австриею. В результате новых переговоров явилось заключение между Россией и Австрией двух конвенций, воен. и политич. Первая была подписана 3 (15) янв. 1877 г., а вторая, хотя и носит ту же самую дату, но была подписана в Пеште 6 (18) марта 1877 г. После долгих настойчивых возражений Австрия на основании 1-й конвенции признала, что сербск. и черногорск. войска могут принимать участие в совместн. действиях с русск. войсками, однако за пределами своих княжеств; при этом занятие Сербии было положительно воспрещено русск. войскам. Что касается 2-й конвенции, то она имела в виду предварительное определение тех территор. изменений, которые могли бы быть последствием русско-тур. войны или разложения Оттоманской империи. В общем здесь повторялись постановления Рейхштадтского соглашения, однако территор. приращения Австрии определены уже не только Босниею, но и Герцеговиной, за исключением части, находящейся между Сербией и Черногорией. Что касается Англии, то для её успокоения со стороны русск. дипломатии было заявлено, что в намерения России отнюдь не входит занятие Константинополя и что, в случае войны с Турциею, она удовольствуется времен. оккупацией Болгарии. Англия, ревниво следившая в течение всего XIX ст. за русск. политикой в Турции, при этом открыто заявила, что она никоим образом не допустит окончательного разгрома Турецк. империи. Наконец, хотя по отношению к Германии Россия и не была связана никакими прямыми обещаниями, однако выдающееся положение, которое, благодаря Бисмарку, заняла Германия в Европе после фр.-прус. войны, заставляло Россию искать у неё нравственной помощи и поддержки и нередко обращаться к ней за содействием. — Постановления Сан-Стефанского договора в главн. чертах заключались в следующ.: 1) Турция признает независимость Черногории, Сербии и Румынии; 2) Болгария образует автономное княжество, с границею до Эгейск. моря, поставленное под сюзеренитет Оттоманск. Порты; 3) Босния и Герцеговина получат реформы, выработанные на Константинопольской конференции, с теми изменениями, которые будут установлены по взаимному соглашению между Турцией, Австрией и Россией; 4) Турция обязывается ввести органический устав 1868 г. на Крите, применять подобный же устав в Эпире и Фессалии и даровать реформы армянам, и 5) Размер воен. контрибуции в пользу России определяется в 1.410 мил. рублей, при чём взамен большей части этой суммы (взамен 1.100 мил. рублей) Россия получает территор. приобретения, а именно: на Балканск. полуо-ве, — Тульчинский санджак с правом обменять его на часть Бессарабии, отторгнутую от России по Парижск. трактату 1856 г.; а в Азии, — Ардаган, Карс, Батум, Баязет и территорию до Саганлуга. Сан-Стефанск. договор вызвал крайнее неудовольствие в Зап. Европе, особенно в Англии и в Австрии. Заинтересованная в сохранении Оттоман. Порты, Англия б. раздражена тем, что этот договор почти прекращал существование Турции в Европе. К тому же англичане находили, что Россия приобретает слишком большое значение в ущерб англ. влиянию. Отсюда угрожающее положение, которое заняла Англия по отношению к России. С нашей стороны замечалась преувеличенная, по-видимому, оценка англ. угроз, а с другой стороны, нежелание или неумение войти в сепаратную сделку с Англией. Что касается Австрии, то, с одной стороны, она была недовольна созданием "великой" Болгарии от Дуная до Салоник, что противоречило русско-австр. соглашениям 1876 и 1877 гг., с другой — она была недовольна отсутствием территор. вознаграждения в Боснии и Герцеговине, что также не соответствовало Рейхштадтскому и Пештскому соглашениям. При таких условиях между Австриею и Англиею образовался как бы союз, направленный против России. Из создавшегося положения надо было найти выход, т. к. русское правительство считало невозможным вести борьбу с двумя государствами. Тогда, благодаря германск. посредничеству, было принято австр. предложение о созыве европ. конгресса, и, по приглашению Германии, представители велик. держав собрались в Берлин для пересмотра постановлений Сан-Стефанского прелиминарн. договора. Б. К. продолжался месяц, с 1 (13) июня по 1 (13) июля 1878 г. Уполномоченными держав на конгрессе были: от России — госуд. канцлер кн. Горчаков, гр. Шувалов (посол в Лондоне) и Убри (посол в Берлине); от Германии — госуд. канцлер кн. Бисмарк, Бюлов и кн. Гогенлоэ-Шиллингсфюрст (посол в Париже); от Австро-Венгрии — мин-р иностр. дел гр. Андраши, Каролии-Наги-Кароли (посол в Берлине) и бар. Хаймерле (посол в Риме); от Франции — сен. Ваддингтон, гр. де-Сен-Валье (посол в Берлине) и Депре; от Великобритании — перв. мин-р гр. Биконсфильд, марк. де-Салисбюри и лорд Россель (посол в Берлине); от Италии — сен. гр. Корти и гр. де-Лоней (посол в Берлине), и от Турции — Каратеодори-паша, Магомет-Али-паша и Садулла-Бей (посол в Берлине). Б. К. в значит. степени изменил постановления Сан-Стефанского договора. Изменения прежде всего касались Болгарии. Согласно С.-Стеф. догов., Болгария простиралась от Дуная до Салоник, включала Македонию и отделяла, так. обр., Константинополь от зап. турецк. провинций — Фессалии, Эпира и Албании. Б. К. разделил это пространство на три части: собственно Болгарию, автономную турецк. провинцию — Вост. Румелию и Македонию, которую возвратил Турции. Затем, Босния и Герцеговина были отданы Австро-Венгрии для занятия и управления. Сербия и Черногория, хотя и признаны независимыми государствами, однако границы их несколько сокращены и, кроме того, на Черногорию наложены весьма существенные ограничения. Ограничено её право возводить укрепления по р. Бояне, воспрещено иметь воен. суда и воен. флаг, черногорск. воды объявлены закрытыми для воен. судов всех наций, полицейский надзор, морской и санитарный вдоль черногорск. побережья передан в руки Австро-Венгрии, наконец, покровительство черногорск. торгов. флагу поручено австр. консулам. Что касается территор. приобретений России, то в этом отношении также были сделаны некоторые сокращения. Россия должна была провозгласить порто-франко в Батуме и отказаться от Баязета со смежною с ним территориею. Все постановления Б. К. были формулированы в 64 ст. ст. Б. трактата. В то же самое время, как Европа, изменяя С.-Стеф. договор, ограничивала даже территор. приобретения России, не только Австрия, но и Англия расширяли свои владения на Ближн. Вост. За неделю до начала заседаний Б. К., 4 июня (нов. ст.) 1878 г. Англия заключила с Оттоманск. Портой оборонительный и наступательный союз, в договоре коего говорится, что если Россия присоединит Батум, Ардаган и Карс, то Англия соединит свои силы с турецкими для защиты оттоманск. владений. Взамен султан обещал Англии ввести реформы на пользу своих христианск. подданных, а дабы поставить Англию в возможность исполнить принятые ею обязательства, предоставил о-в Кипр для занятия и управления Англиею. Под конец заседаний В. К. Англия официально уведомила Францию, что она возвратит Турции о-в Кипр только тогда, когда Россия вернет туркам свои приобретения в Азии. Англ. владычество на о-ве Кипре продолжается и по настоящее время. Работы Б. К. ограничивались строго рамками С.-Стеф. договора, а потому вопрос об о-ве Кипре не подлежал обсуждению конгресса и в Б. трактате о нём не упоминается. Главнейшие постановления Б. трактата. Ст. 1—12 о Болгарии. "Болгария образует из себя княжество, самоуправляющееся и платящее дань, под главенством е. и. в. султана; она будет иметь христианское правительство и народную милицию" (ст. 1). Ст. 13—21 о Вост. Румелии. "На ю. от Балкан образуется провинция, которая получит наименование Вост. Румелии и которая останется под непосредственною политич. и воен. властью е. и. в. султана на условиях административной автономии. Она будет иметь ген.-губ-ром христианина" (ст. 13). Ст. 23 о введении органич. устава 1867 г. на о-ве Крите и в друг. частях Европ. Турции. Ст. 25: "Провинции Босния и Герцеговина будут заняты и управляемы Австро-Венгриею...". Ст. 26—33 о Черногории (ст. 27 — ограничения, наложенные на Черногорию). Ст. 34—42 о Сербии. Ст. 43, 44, 46—51 о Румынии. Ст. 45: "Княж. Румыния уступает обратно Е. В. Имп. Всероссийскому часть Бессарабской территории, отошедшей от России по Парижск. тракт. 1856 г., ограниченную с з. тальвегом Прута, с ю. тальвегом Килийского рукава и устьем Старого Стамбула". Ст. 52 — о срытии всех крепостей и укреплений по течению реки Дуная от Железных Ворот до устьев и о воспрещении воен. судам плавать по Дунаю вниз от Железн. Ворот, за исключением легких судов, предназначаемых для речной полиции и таможенной службы. "Стационеры держав в устьях Дуная могут, однако, подниматься до Галаца". Ст. 57 — о поручении Австро-Венгрии выполнить работы к устранению препятствий, которые представляют судоходству Железные Ворота и пороги. Ст. 58: "Блистательная Порта уступает Росс. Империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума, с портом последнего, равно как и все территории, заключающиеся между прежнею русско-турецк. границею и следующею пограничною чертою..." (далее определена новая граница). Ст. 59: "Е. В. Импер. Всероссийский объявляет, что его намерение сделать Батум порто-франко по преимуществу коммерческим". Ст. 60: "Долина Алашкерта и город Баязет, уступленные России статьею XIX С.-Стеф. договора, возвращаются Турции. Блистат. Порта уступает Персии город и территорию Котур..." Ст. 61 обязывает Турцию без замедления осуществить улучшения и реформы, вызываемые местн. потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Ст. 62 говорит о религиозн. свободе в Турции, о правах паломников всех наций, о дипломатич. защите духовн. и благотворит. учреждений на святых местах и о правах иноков Афонской горы. Ст. 63, имея в виду турецк. проливы, определяет, что "Парижский трактат 1856 г., а также Лондонский договор 1771 г. сохраняют свою силу во всех тех постановлениях, которые не отменены или не изменены вышеприведенными статьями".