ВЭ/ВТ/Амилахори, Иван Гивич, князь

АМИЛАХОРИ (Амилахвари), князь Иван Гивич (Егорович), ген.-адъют., ген.-от-кав., один из замечательных представителей старой "Кавказской армии", происходил из старинного княжеского рода Грузии и род. в 1829 г. По окончанин Тифлисской гимназии, А. поступил в 1850 г. вольноопределяющимся в драг. Нижегородский Его Кор. Выс. Насл. Принца Виртембергского полк, расположенный тогда на передовой Сулакской линии, и в следующем же году прииял с ним участие в походе в Б. Чечню. Участвуя во всех делах и перестрелках с горцами, при рубке Шалинской просеки и при поражении скопищ их на рр. Шавдоне и Бассе, у.-о. А. заслужил знак отличия военного ордена. В последующих военн. действиях (1851—1852 гг.) — движение к аулу Авгуру и взятие его, штурм Гельдигена, наступление в ущелье Хулхулаву, жаркое дело со скопищами Шамиля, истребление андийских хуторов и аулов, поражение горцев у Сан-Юрт, взятие 4-х чеченеких редутов в окрестностях Джалкии друг. — А. упрочил свою боевую репутацию, и заслужил производство в первый офицерский чин.
Amilaxoriig.jpg
В 1853 г. прап. А. участвовал во многих стычках с горцами на р. Сулак и на Кумыкской плоскости, при чём особо выдающийся подвиг мужества оказал в бою под Чапчакскою башнею (31 августа). Увидев, что раненый юнкер кн. Чавчавадзе окружен горцами, А. бросился к нему на выручку и, прорубившись сквозь толпу горцев, спас его от неминуемой гибели, но при этом сам был тяжело ранен в голову (пуля попала в шею около левого уха и остановилась возле правого, повредив височную кость и шейные мышцы). Рана эта вывела А. из строя лишь на короткое время: через два месяца он участвовал уже в сражениях при Баян-дуре (2 ноября) и Башкадыкляре (19 ноября); в последнем под А. была убита лошадь, и ему, пешему и отрезанному от своего эскадрона, пришлось шашкою прорубать себе дорогу сквозь неприятельскую пехоту. За доблестные подвиги в этих боях прапор. А. был произведен прямо в поручики. В 1854 г. А. находился в составе Гурийского отряда кн. Андронникова, при наступлении его к Озургетам, участвовал во многих делах и стычках, но особенно отличился в сражении при Чолоке, где нашими войсками был уничтожен турецкий корпус Селима-паши. В этом сражении грузинская конная дружина охотников, сформированная и обученная А., бросилась с последним на выручку куринцев, с налета врезалась в турецкий бат-н и буквально весь его изрубила, захватив знамя, 3 ротных гвард. значка и одно орудие. Дружина сразу же заслужила Георгиевское знамя, а А. был произведен в шт.-кап. и получил орд. св. Анны 4 степ. В 1855 г. А., несмотря на то, что был офицером менее 4-х лет, получил в командование эскадрон, с которым находился в составе Александропольского отряда и участвовал в делах, сопровождавших блокаду Карса, получив за оказанные отличия орд. св. Станислава 3 степ. с меч. В 1856 г. А. боевую деятельность перенес в В. Чечню, где участвовал с отличием во многих походах и делах почти беспрерывно до 1860 г., при чём за подвиги свои в 1857 г. он был произведен в капитаны; в 1858 и 1859 гг. А. дважды заслужил по статусу право на георгиевский крест: в 1858 г. он с 2 эск. и сотнею казаков не только остановил 10 тыс. скопище Шамиля, но и разбил его до подхода пехоты, а в 1859 г. — при хут. Дольце со своим эскадроном отбил неприятельское орудие. В первом случае А., вместо Георгиевского креста, была пожалована золотая сабля с надписью: "за храбрость", а во втором — Георгиевский крест получил начальник отряда, А. же был произведен в майоры. В 1860—1864 гг. Вост. Кавказ был покорен, и тогда А. принял деятельное участие в покорении Западного. За оказанные здесь отличия А. был произведен в подполковники и награжден орденом св. Станислава 2-й ст. с меч. Боевая служба А. настолько выдвинула его из рядов сверстников, что в 1864 г., на 12 году службы в офицерских чинах, он был произведен в полковники и назначен командиром Нижегородского драгун. полка. В 1869 г. А. был вызван в С.-Петербург для присутствования в лагерном сборе гвардии. В 1871 г. А., по желанию Государя, был командирован в Штутгардт для принесения поздравления королю Виртембергскому по случаю 25-летия шефства его в Нижегородском полку, а затем, посетил германскую армию, занимавшую Париж. Здесь императором германским А. было оказано исключительное внимание. По возвращении на Кавказ, А. был назначен флиг.-адъют. к Е. И. В., в 1873 г. произведен в ген.-майоры, с назначением состоять при Кавказской армии, и в следующем году зачислен в свиту Е. И. В. С началом русско-турец. войны 1877—1878 гг. А. был назначен в распоряжение к-ра отдельного корпуса, действовавшего на кавказско-турецкой границе, для заведования милициями и командования отдельными колоннами. Прибыв к корпусу, А. командовал 3-ю, а потом 4-ю сводно-кавал. дивизиями. Перейдя границу в составе отряда ген. Тергукасова, А. последовательно занял: Баязет, Диадин и Сурб-Оганез. Будучи нач-м летучей колонны Эриванского отряда, а потом и начальником его авангарда, А. занял: Кара-Киллису, Алашкерт и Зейдекян. С назначением А. начальником кавалерии того же отряда боевая деятельность его расширилась, и он принял участие в сражениях у Драм-Дага, Даяра, в освобождении доблестного гарнизона Баязета от блокады, в ночном деле у г. Гассан-Кала, в сражении при Деве-Бойну и в занятии Эрзерума. За целый ряд подвигов в этих делах А. был награжден орденами св. Георгия 4 степ. (за Даяр), св. Влад. 3 ст. с мечами, св. Станислава 1 ст. с мечами и св. Анны 1 ст. с мечами. В 1879 г. А. был назначен нач-м 3-й Кавказской кавал. див., а затем состоял при Кавказской армии. С 1881 по 1893 г. А. командовал последовательно 2-й Кавказской казач. дивизией и Кавказскою кавалер. дивизиями, при чём в 1883 г. был произведен в ген.-лейт., а в 1884 г. зачислен в списки Нижегородского драг. полка. В этот период мирной службы А. замечательно бескровное усмирение им Чечни в 1886 г. Под влиянием ложных слухов о распространении на кавказ. жителей воинской повинности, местное население заволновалось. Кровавый взрыв ожидался с минуты на минуту. Князю А. поручено было усмирить население. "Добрым кунаком" пришел он в Чечню и одним своим нравственным влиянием восстановил тишину и спокойствие. В том же году А. был пожалован орд. Белого Орла. В 1893 г. кн. А. был назначен командиром Кавказского арм. корпуса, в 1896 г. — произведен в ген.-от-кав., а в следующем году сдал корпус, получив назначение состоять в распоряжении гл-щего войсками Кавказского военного округа. В 1899 г. А. был награжден брилл. знаками орд. св. Александра Невского, а через два года получил ряд исключительных наград: 1) в день 200-летнего юбилея Нижегородского драг. полка он был назначен ген.-адъют. к Е. И. В.; 2) в память долгой и доблестной службы в этом полку, А. повелено во всех случаях при ген.-адъют. мундире носить Нижегородскую шапку и 3) восстановлено древнее наименование его фамилии — кн. Амилахори. Затем, в день 50-летнего юбилея, своей службы в офицерских чинах, А. был пожалован орд. св. Владимира 1-й степ. В 1904 г. маститому ветерану вновь пришлось выступить в роли умиротворителя смуты: он был назначен врем. ген.-губернатором г. Баку и своим влиянием не мало способствовал успокоению умов. Расстроенное здоровье вынудило А. выехать на родину, в Гори. Но и тут А. приходилось обьезжать местное население и призывать его к спокойствию. 29 августа 1905 г. он скончался. — А. справедливо считался патриархом Кавказской армии и её великим учителем, обращавшим особенное внимание на воспитание нравствен. духа войск. Будучи всего в 25-летнем возрасте, кн. А. сумел в сформированной им Грузинской конной дружине водворить настоящую дисциплину и искоренить хищнические инстинкты, вкоренившиеся у туземцев вредными обычаями ведения войны с горцами. Он внушал дружине: "Чтобы быть достойным высокого звания воина и не уподобляться диким лезгинам, вам нужно прежде всего отказаться от всякой добычи. Ваша добыча — пушки и неприятельские знамена, с ними вы не приобретете материального богатства, но приобретете то, чего нельзя купить ни за какие деньги — честь воина и бессмертное имя в народе". Каким высоким духом была одушевлена дружина, лучше всего свидетельствует отмеченный выше бой на р. Чолоке. Командуя дивизиями и корпусом, кн. А., не имевший соперников в знании Кавказа и Кавказской войны, пользовался всяким случаем, чтобы передать офицерам и нижним чинам целую летопись боя, происходившего в той или другой исторической местности, где войска производили маневры. Простой, увлекательный и правдивый рассказ и описание баснословных подвигов предков производили неотразимое впечатление на молодое поколение, которому кн. А. постоянно говорил: "Войска должны черпать свою боевую мощь только в своих духовных, нравственных силах, а не искать ее в материальном или численном превосходстве над противником. Конечно, и при таких условиях, если распоряжения не будут стоять на должной высоте, войска могут испытать неудачу, но они не могут быть рассеяны; могут погибнуть, но не будут отдаваться в плен десятками тысяч. Эту систему старого кавказского воспитания надо помнить и помнить крепко". (Потто. История 44 драг. Нижегородского полка; Указатель по кавказскому военно-историч. музею (Тифлис, 1907 г.); "Всемирн. Иллюст." 1877 г., № 104; "Русск. Инв." 1905 г., №№ 85 и 87; А. А. Старчевский. Памятник Восточной войны 1877—1878 гг.).