ВЭ/ВТ/Адмиралтейский приказ (1700—1712 гг.)

Адмиралтейский приказ (1700—1712 гг.)
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 155—157 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Адмиралтейский приказ (1700—1712 гг.) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АДМИРАЛТЕЙСКИЙ ПРИКАЗ (1700—1712 гг.), первое специально организованное, отдельное учреждение для управления морским ведомством. До 1700 года управление морской частью сосредоточивалось в разных приказах. Вернувшись в конце 1695 г. из неудачного Азовского похода, Петр немедленно приступил согласно «консилии генералов» к постройке флота на Воронеже (см. Азовский флотъ). Вся организация подготовки кораблестроения, заготовки материалов, инструментов, наряды рабочих людей, выписка иностранных мастеров, расходование средств и отчет были возложены на Московский военный приказ-разряд, начальником которого еще с 1689 г. был боярин Тихон Никитич Стрешнев. К строению кораблей, брандеров и галер были назначены преображенские и семеновские солдаты, собранные со всех концов России плотники и иностранные мастера. Одновременно с началом рубки леса в селе Преображенском, в Москве, на совещаниях в разряде, были выбраны: полковник Лима — вице-адмиралом, Де-Лозьер — шаутбенахтом и 24 капитана — командирами судов. Адмиралом нового флота был назначен Лефорт. Последний, оставаясь по болезни в Москве до самого движения флота к Азову, принимал лишь косвенное участие в строении его. О деятельности по постройке флота вице-адмирала Лима известно мало, что же касается шаутбенахта Де-Лозьера и командиров судов, то на каждом из них всецело лежало наблюдение за строением и вооружением своих судов, при чём Де-Лозьер, как старший, по-видимому, наблюдал за строением всех судов, т. к. в документах сохранилось несколько его записок-требований к стольнику разряда Григорию Титову о материалах для всех капитанов: «Григорий Семенович приказал дать в кузницу уголья всем капитанам; жалуются и кричат, что уголья нет, за тем дело наше стало, прошу твоего жалования, не давай больше кричать и жаловаться». К переезду царя из Москвы в Воронеж (29 февраля), по наказу из разряда, ему было приготовлено жилище на пристанном дворе подьячего Маторина, получившее название «государева шатра на Воронеже». Елагин, Чубинский и др. считают, что с этим названием связано наше первое учреждение морского центрального управления, но в действительности это лишь название Царского двора. Петр в этом новом и спешном деле являлся, конечно, главным руководителем и центром всех распоряжений и указаний, но особого центрального учреждения в Воронеже не было. Помощником Петра в Воронеже по снабжению судов, его сарваэром был голландец Франц Тимерман, а казначеем — думный дворянин Сем. Ив. Языков. Изготовлением и постановкой орудий на судах флота заведовал Пушкарский приказ, но и с ним все сношения велись через разряд. Строение стругов, лодок и плотов, возложенное на жителей Белгородского полка, было поручено думному дьяку Авт. Ив. Иванову, при чём для непосредственного наблюдения за строением, заготовкой лесных и прочих материалов согласно наказов разряда и для отчетности были назначены из разряда стольники: Гр. Титов — в Воронеж, Сил. Огибалов — в Доброй, Куз. Титов — в Сокольск и Конст. Кафтырев — в Козлов. Из вышеизложенного видна первая организация нового дела кораблестроения в России. Всем делом ведает московский военный приказ-разряд; это и есть то первое центральное учреждение, с которым все сносятся, которое организует всё дело, ведет все заказы, делает заготовки, ассигнует средства, получает отчет и заведует личным военным составом. Строение стругов, лодок и плотов, как дело уже известное, поручается думному дьяку, в помощь которому даются стольники из разряда для непосредственного заведования делом в каждом городе. Новое строение галер, брандеров, кораблей — ведется при ближайшем участии Петра и шаутбенахта Де-Лозьера самими командирами будущихь судов с их командами, каждым своего судна. Голландец Тимерман, единственно не чуждый морского дела, дает указания по снабжению и вооружению судов, а за раздачей жалования, в роли интенданта, видим «думнова дворянина» Языкова. По взятии, при помощи флота, Азова в 1696 г., Петр решил для удержания его завести постоянный флот на Азовском море. Вместе с тем, для немедленного ознакомления с постановкой морского дела за границей и изучения практически кораблестроения, он решил ехать за границу, взявши с собой 500 молодых людей, для обучения их разным мастерствам. Постановлением Думы от 20 октября и 4 ноября 1696 г. было решено строить флот «кумпанствами» на народные средства, а не из правительственных сумм. Сначала составление списков кумпанств и наблюдение за всем новым кораблестроением было поручено Поместному приказу, начальником коего состоял боярин Пет. Вас. Шереметев; сбор же полтинных денег на корабельное дело — окольничему Ал. Нет. Протасьеву в Володимерском судном приказе. Но указом 17 дек. того же года Поместному приказу было повелено все списки кумпанств и дела по кораблестроению передать в Володимерский судный приказ, начальнику которого, стольнику Протасьеву, как главному распорядителю по постройке флота, было дано звание Адмиралтейца. Часть же Володимерского приказа, ведавшая судостроение, начала называться приказом адмиралтейских дел. Согласно инструкции, данной указом государя от 28 дек., первому адмиралтейцу предписывалось: 1) организовать кумпанства, предложив выбрать одного или двух начальников, «чтобы удобней строить и приказывать»; 2) разделить лес от Воронежа и в ближайших местах по кумпаниям, объявляя им, «чтобы зело лесов берегли»; 3) назначить иноземцев мастеров по кумпаниям и следить за исполнением договоров с обеих сторон; 4) следить за правильным и скорым исполнением построек судов, согласно указаниям и образцам, чтобы поспели к указанному сроку; 5) выстроить адмиралтейский двор на Воронеже; 6) на полтинные деньги заготавливать лес и материалы для постройки 6 кораблей и 20 малых судов, а также постепенно материалы и инструменты для вооружения и снабжения судов и складывать их на адмиралтейском дворе, и самое главное: «адмиралтейцу о своем деле радеть, также и над кумпаниями смотрешь и понуждать, спрашивать временем и досматривать, чтобы какой лености не было и в начатом дгьле припятия оттого не учинилось». Так. обр. на приказ адмиралтейских дел были возложены все обязанности по организации заготовления материальных и личных средств для кораблестроения, высшая организация работ кумпанств, наблюдение за ними, производство работ по созданию адмиралтейства и по постройке на полтинные деньги 6 кораблей и 20 мелких судов. В 1698 г., по возвращении государя из-за границы, прибыли приглашенные им для службы во флоте в.-адм. Крюйс, шаутбенахт Роз, 5 капитанов, 174 офицера и других чина и до 354 матросов, а также 50 мастеров, главн. обр. корабельных, разных национальностей. Все они поступили в ведение Володимерского судного приказа (адмиралтейских дел) и были распределены по кумпаниям для постройки и вооружения флота, при чём в.-адм. Крюйс был назначен наблюдающим за изготовлением судов. Им и была составлена первая роспись предметов, необходимых для вооружения и снабжения судов, послужившая основанием нашей морской терминологии. В конце того же года, однако, было образовано в Москве особое учреждение для комплектования личного состава флота — воинский морской приказ, порученный в управление генералу и воинскому комиссару боярину Федору Головину, в следующем году, после смерти Лефорта, назначенному адмиралом. В 1700 г. адмиралтеец Протасьев был сменен, а на его место с тем же званием назначен стольник Фед. Матв. Апраксин, родственник царя и первый сотрудник его по оборудование верфей и порта в Архангельске, но с большими правами и полномочиями, т. к. ему был подчинен весь Воронежский край с Азовом и Таганрогом, впоследствии (1708 г.) переименованный в Азовскую губернию. Вместе с этим, часть Володимерского судного приказа, ведавшая судостроение и флот, была совершенно выделена из него в отдельное учреждение и переведена в Москву под названием «Адмиралтейского приказа», непосредственным начальником коего со званием товарища адмиралтейца был назначен стольник Племянников, а исполнителем распоряжений Апраксина в Воронеже — стольник Игнатьев и после его смерти — стольник Измайлов. С 1702 г., с начала судостроения для Балтийского флота на р. Сяси, затем на р. Свири, в Лодейном поле, Новой Ладоге и на Луге, и, наконец, после основания Петербурга, с 1706 г. на Неве, работы эти, а также оборудование верфей находились в ведении адмиралтейского приказа и адмиралтейца Апраксина, при чём помощниками и непосредственными руководителями работ были стольник Татищев, олонецкий комендант Яковлев, дьяки Топильский и Степанов и капитан Вальронд. Кроме непосредственных забот по судостроению, вооружению и снабжению флота, в обязанности адмиралтейца Апраксина входили и заботы по обороне и оборудованию азовских портов; за его время вследствие мелководья Воронежа судостроение было перенесено и устроены новые верфи сначала в Осереде, затем в Таврове, а для больших кораблей готовились верфи в Таганроге; кроме того, производились работы по заграждению всех устьев Дона, кроме Кривой Кутерьмы, по обороне Воронежа и стоявших в нём судов от набега татар, по обороне Азова и Таганрога. С 1707 г., после смерти адмирала Фед. Ал. Головина, Апраксин был назначен адмиралом и президентом Адмиралтейства, т. е. в его лице произошло объединение власти над всем морским ведомством. С этого момента заботы и мысли Петра переносятся на Балтийский театр, где флот принимал всё большее участие в войне с Швецией. При сохранении всех прежних учреждений, морское управление в Петербурге начинает всё больше обособляться, и с 1707 г. всё чаще встречается упоминание об адмиралтейской канцелярии, официально, однако, еще не существовавшей. С окончанием судостроения на Дону, после Прутского договора 1711 г., когда Азов и Таганрог были возвращены Турции и Азовский флот прекратил свое существование, по учреждении в том же году Сената, коему был предоставлен высший надзор и над морским ведомством, в 1712 г. по указу государя, для заведования личным составом флота, в Петербурге была учреждена отдельно от адмиралт. канцелярии — воинского морского флота канцелярия, на которую были возложены, кроме того, выдача жалованья и обмундирования, суд и заведование аптекою. Начальником её был назначен комиссар Тормасов. Одновременно с этим, воинский морской приказ в Москве был упразднен, а адмиралтейский приказ переименован в Московскую адмиралтейскую канцелярию, в заведовании коей осталась вся общая хозяйственная и финансовая часть Морского вед. Т. обр. к 1712 г. почти образовалось разделение функций по заведованию личным составом (воинская морского флота канцелярия) и по заведованию портами, кораблестроением и снабжением флота, которое разделялось между двумя учреждениями: Адмиралт. канцеляриями в Петербурге и Москве; главное назначение последней заключалось в сборе денег, необходимых для флота. (С. Елагин. История русского флота. Период Азовский, издание 1864 г. и 2 тома приложений. В. Чубинский. Историческое обозрение устройства управления морским ведомством в России. Издание 1869 года. Материалы для истории русского флота, томы I, II, III и IV).