ВЭ/ВТ/Австро-италианская война 1866 г.

Австро-италианская война 1866 г.
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 78—86 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ВЭ/ВТ/Австро-италианская война 1866 г. в дореформенной орфографии


АВСТРО-ИТАЛИАНСКАЯ ВОЙНА 1866 г. Кампания 1859 г. завершила объединение Италии не вполне: из всей територии Аппенинск. полуостр. оставались не присоединенными Папская и Венецианская обл. Первая находилась под покровительством Франции, а вторая принадлежала Австрии. Молодое италианское королевство, будучи не в силах единолично вступить в борьбу с могуществ. соседями, выжидало удобн. минуты, чтобы воспользоваться международн. осложнениями у своих противников, дабы закончить объединение всей територии, обитаемой италианск. народом. Удобный случай представился в 1866 г. во время столкновения Австрии с Пруссией, стремившейся к гегемонии в Германии, из-за Шлезвига и Гольштинии. Со своей стороны, и Пруссия искала союзников в предстоящей решительной борьбе и 8 апр. 1866 г. заключила с Италией тайный договор, сроком на 3 мес.; условия его: 1) поддерживать оружием реформу союзного устройства в Германии; 2) добиваться уступки от Австрии её италианск. провинций и 3) не заключать отдельного мирного договора с Австрией. К 14 июня 1866 г. конституционный кризис достиг в Германии крайнего предела и разрешился объявлением войны Пруссией Австрии и её союзникам. В отношении Италии, Австрия также не уступила, а потому и правительство Виктора-Эммануила 20 июня объявило ей войну. Своею неуступчивостью в италианском вопросе, Австрия подготовила себе весьма неблагоприятную обстановку для борьбы с Пруссией: участие италианцев в войне 1866 г. оказало прусской армии громадную услугу, отвлекши из вооруж. сил Австрии на южн. театр действий, не считая гарнизонов крепостей и войск в Тироле и Истрии, более 75.000 чел. превосходной боевой армии и лучшего австр. полководца эрцгерц. Альбрехта. Можно полагать, что присутствие их в Богемии, при лучшем руководстве операциями, изменило бы шансы борьбы в пользу Австрии. Вооруж. силы Австрии для борьбы с Пруссией и Италией были недостаточны: полное напряжение при мобилизации давало около 600.000 челов. против 660.000 пруссаков и 335.000 италианцев. Организация армии была неоднотипна и непостоянна; по политич. причинам части стояли не в районах своего комплектования, чем сильно затруднялась мобилизация. Для борьбы с Италией была назначена Италианская (впоследствии назв. Южною) армия, в составе: трех корпусов (5-го, 7-го и 9-го), одной рез. пех. дивизии, одной резервн. кавал. бригады, резевн. артил. парка и тылов. учреждений, — всего 63 б., 28 рот, 25 эск. и 22 батар. Кроме того, в борьбе с италианцами могли принять участие: дивизия в Тироле — 11 б., 6 р., 1 эск. и 5 батар.; войска обороны Приморья и Фриуля — 13 б., 10 р., 2 эск. и 2 батар.; гарнизоны крепостей и больш. городов Венецианской области — 42 б., 42 р., 3 эск. и 2 батар.; войска в Далмации — 9 б., 11 р. и 4 батар. След., всего на ю. могло быть, при полном напряжении сил, сосредоточено: 139 б., 97 р., 31 эск. и 35 батар. По штату числен. всех сил — 190 т.; строевых же 138 тыс. чел., 5.200 лош. и 248 оруд.; за исключением войск Тироля, Истрии и Далмации, для первого столкновения можно было рассчитывать на 83 б., 17 р., 25 эск., 22 батар., — т. е. около 78 тыс. челов. при 3.800 лош. и 176 оруд. Каждый из корпусов Южн. армии состоял из трех пех. бригад (в каждой по 2 лин. пех. полка в 3 б., по 1 егер. б. и по 1-й 4-фн. батарее в 8 ор.); одного кавал. полка в 4 эск.; четырех батарей корпусн. арт.; одной 4-фунт. пеш., одной 4-фн. конной, одной 8-фн. пешей и одной ракетной; одного санит. эск.; двух рот штабн. пех. и ½ взвода штабн. конн.; одного корп. арт. парка; подвижного продов. магаз. с двумя обозн. эск.; депо бойного скота; лазарета с запряжкою; 2 полев. инспекц. обоза. Боевая численн. пех. бригады: 7500 штык. при 8 пеш. op.; корпуса: около 22.000 штык., 1000 сабель, 32 пеш. и 8 конн. 4-фн. и 8—8-фн. ор. Резервн. кав. бригада Юж. армии состояла из двух гусарск. и одного уланск. полков по 4 эск. и одной 4-фн. конн. батар. в 8 ор. — всего около 2200 сабель при 8 ор. Технич. войска: 7 пионерн. рот с 8-ю понтонн. экипажами и 8-ю понт. эск. и 1 б. 2-го инж. полка. Пехота была вооружена ружьями со штыками сист. Лоренца, заряж. с дула; конн. — саблями, пиками и пистолетами (нек. части укороч. пех. ружьями). Матер. часть артилл. была превосходна, орудия сист. 1883 г., нарезн., зар. с дула. Снаряды: граната, картечн. гран., гран. с зажиг. состав. и картечь. Дальность стрельбы гранатами: 4-фн. — прицельно 4000 ш., навесно 2000 шаг.; 8-фун. — приц. 5000 ш., нав. 2000 ш.; картечн. гран. до 2000 ш.; картечью до 300—500 шаг. Ракетн. батар. бросали ракеты до 3000 ш. и свет. ядра до 1000 шаг. Армия была обучена по упрощенн. и хорошо составл. уставам; прекрасно маневрировала. В тактике был принят наступат. образ действий. Вооруж. силы Италии. Италианск. правительство учредило, наподобие прусск. ландвера, многочисленн. национ. гвардию, часть которой мобилизовалась и могла быть употреблена на всём пространстве королевства. Посему все регул. войска могли быть назначены для операций в поле. Обширная сеть ж. и иных дорог, значительное протяжение морского прибрежья, достаточн. транспортн. и торгов. флот позволяли быстро сосредоточить подавляющ. силы в любом районе страны. В мирное время армия состояла из 80 пех. п. (по 4 четырехрот. батальона), 5 п. берсальеров (по 8 четырехрот. батл.); 19 п. конницы (по 6 эск.), 9 п. артил. (5 — полевой, по 16 батарей в кажд.), 2 п. инжен. в. (по 18 саперн. рот в кажд.); 3 обозн. п. (по 9 рот); 6 администр. рот для продов. и госпит. службы. В воен. вр. формир. запасн. части. Крупные тактич. соединения формиров. только в воен. время, в мирн. же высш. соединением в пех. являлась бригада (из 2 полков), а в прочих войсках — полк. В воен. время бригада пех. состояла из 2 пех. п. и 1 б. берсальер., всего 9 б.; бригада конн. — из 2 кавал. п., всего 12 эск.; пехотн. дивизия из 2-х пех. бриг., 3 батар., 1 роты сапер, 1 инж. парка, 1 арт. парка; кавал. дивизия (всего 1) — из 4 п. при 2 конн. батар. 5-го арт. полка. Арм. корпус — из всех род. войск: 2—4 пех. див., 1—2 полка конн. с специальн. войсками, парками и пр. Особенность этой организации в сравнении с другими армиями, состояла в неимении корпусн. артил. резерва. Этот недостаток отчасти восполнялся тем, что от каждой дивизии отделялось по 1 батар., кои вместе с берсальерами составляли корп. резерв. Для войны с Австрией все войска образовали четыре корпуса: I, II, III (по 4 пех. див. и кав. бриг.) и IV (8 пех. див. и 2 кав. бриг.) и отд. кав. див. Боевая численн.: бриг. пех. 6.700 челов., бриг. конн. 1400 всадн.; див. пех. 12.500 штык. при 18 ор.; див. конн. около 3000 всадн. при 12 ор. Корпусов: I — 54.000 шт., 1700 саб., 72 ор.; II — 54.000 шт., 1100 саб., 72 ор.; III — 54.000 шт., 1700 саб., 72 op.; IV — 108.000 шт., 3.360 сабель, 168 ор. Всего до 270.000 чел. Линейн. пех. была вооружена нарезн. ружьями Минье, берсальеры — штуцером с саблейштыком; уланск. и линейн. полки — пиками, саблями и пистолетами, полк гидов — сабл. и пистол., остальн. конница сабл. и карабинами. Полев. арт. — медн. нарезн. оруд. сист. подобной франц. системе Лягита, трех калибров: 8-сант. горн., 9 и 12 сант. полев. Снаряды: гранаты, картечь; дист.: 4300—800 шаг. Национальн. гвардия состояла из всех способных носить оружие до 55-летн. возраста. Не достигшие 35 л. формировали подвижн. нац. гв., всего 220 б., до 125 т. ч.; ее м. б. употребить и вне района формирования. Лица от 35 до 55 л. составляли местную (неподв.) нац. гвард., назнач. для службы только в окр. формирования. Театр войны (Венецианск. область) был хорошо подготовлен в инжен. отношении и выгодно укреплен самою природою: на ю. протекает р. По; параллельно с нею, на расстоянии 15 в., течет р. Эч (Адиж), пространство между ними перерезано двумя каналами. Местность близ устья р. По и у креп. Мантуа — болотиста, что хорошо обеспечивает фланги этой оборонит. линии. На ней, вследствие природной силы, крепостей мало; замечательна лишь Леньего, остальные же (Ровиго, Падуа, Виченца) — незначительны. На зап. — р. Минчио и верхнее течение р. Эч (Адиж), сила которой увеличивается знаменитым четырёхугольником креп. (Верона, Пескьера, Мантуа и Леньего). Из путей сообщения: ж. д. из Вены в Триест и из Инсбрука к Мантуе; они связаны поперечною линиею из Триеста на Венецию и Верону; лучшие же грунт. дороги проходят к ю. от Кустоццы. Из предыдущего видно, что оборонит. линии австрийцев представляли исходящий угол. Против него италианцы имели длинную, охватывающую базу (ряд креп. от Лекко до Феррары), во входящем углу которой находится кр. Пиаченца. Готовясь к борьбе с Австрией, Италия тотчас по заключении договора с Пруссией, начала мобилизацию. Одновременно с этим, начато формирование корпуса волонтеров при участии Гарибальди. К половине июня в корпусе числилось 35.000 ч. (10 четырехбатл. п., 2 б. берсальер., 2 эск. гидов) и из рег. армии к ним б. приданы: 1 б. берсальер., 3 пол. и 2 горн. батареи и инж. рота. Вследствие этих распоряжений, в конце июня Италия имела под ружьем 483.087 ч. В апр. начата мобил. национ. гвардии, всего 70 б. (40.000 ч.) и приведены в оборонит. состояние крепости: Пиаченца, Кремона, Казальмаджиоре, Пиччигетоне — в районе верхн. По и Болонья, Феррара и Гвасталла — в районе нижн. По. Для действий против австрийцев, Виктор-Эммануил принял следующий план: наступать главными силами из Ломбардии, с р. Минчио, а частью сил оперировать со стороны нижн. По. Во исполнение чего в половине мая италианск. войска развернулись в двух группах: 1) в Ломбардии — главная армия под нач. короля (нач. штаба, ген. Ла-Мармора), в составе корпусов: I (ген. Дурандо), II (ген. Куккиари), III (ген. Делла-Рокка), отд. кав. дивизии (ген. де-Соннац) и арт. резерва с тылов. учр., — имея назначением направиться в Венец. обл. со стороны Минчио и действовать на фронт; всего 170—160 т., из коих строевых 130—120 т.; 2) на нижнем По между Болоньею и Феррарою армия ген. Чиальдини, в сост. IV корпуса, силою до 100 т. (строевых 80—90 т.), с назначением, переправившись через По, отрезать австрийцев от их сообщений. Корпус волонтеров Гарибальди (до 38 т. ч. при 40 ор.) расположился на лев. фланге главной армии между Бресчией и Рокка д’Анфо, имея назначением действовать против Тироля. Оценивая этот план, видно, что король могь переправиться через Минчио, но Чиальдини один на переправу рискнуть не мог, будучи слабее противника, если не численно, то боевыми качествами. След., он должен был выжидать результата операций армии короля и терять время. Назначение больших сил для демонстрации, с риском быть разбитым по частям, не может быть признано целесообразным. Т. обр. италианцы напрасно ослабили себя для первого столкновения на 80—90 т. чел. Австрия, в виду вооружений италианцев, объявила мобилизацию южной армии 21 апр. Командование ею вручено лучшему австрийск. полководцу эрцгерц. Альбрехту. Нач. штаба назначен г.-м. бар. Ион. Часть флота еще вооружалась, а готовые суда стояли на Фазанском рейде (у Поды). Эрцг. Альбрехт, взвесив обстановку, пришел к заключенно, что раздеделие сил италианцев давало австрийцам громадн. преимущества. Армия их, грозившая с ю., по числен. была равна австрийцам; армия же Ломбардская превосходила их числом вдвое. При таких обстоятельствах эрцгерц. решил занять центр. позицию на Эче, между Монтеньяной и Лониго, откуда, в один усилен. переход, возможно поспеть как к Вероне, так и на нижн. По, и затем, при удобном случае, атаковать врага, стараясь разбить его по частям. В подобном положении, трудно было составить более сообразный с обстановкою план. Главного удара австр. главнокоманд. ожидал со стороны Минчио, где он предполагал и самого короля. Поражение Ломбардск. армии повлекло бы отступление и южной группы. Угроза же со стороны этой последней сообщениям австрийцев в сущности была не так страшна. Болотистая местность на нижнем По, при порче дорог, переправ и плотин, надолго задержала бы даже такой значит. отр., как армия Чиальдини, и позволила бы малому австр. отряду парализовать его наступление. Поэтому всё внимание Альбрехта было направлено на короля, дабы разбить его, а против Чиальдини решено оставить отряд для наблюдения. Мобилизация южной армии закончена 12 июня. Чтобы заманить Викт.-Эммануила, эрцгерц. остался до 22 июня за р. Адиж (Эч). 15 июня австрийцы расположились: 5-ый кор. в Вероне; 7-й и 9-й кор. — в центре., у Лониго и Монтеньяно; для обороны По от 7-го корп. выделена бригада ген. Скудиера и 13-й гус. полк Сапари; р. Минчио наблюдала кав. бригада ген. Пульца. Резервн. див. еще формировалась: бриг. пр. Веймарнского — в Вероне, бриг. ген. Бенко — в Альбаредо. Для сохранения спокойствия в тылу оставлена, не входившая в сост. корпусов, бригада ген. Заставниковича, гл. силы которой стояли у Конельяно. Гл. кварт. в Вероне. Италианцы в это время располагались: I корп. — Кальчинато, II — Ривароло, III — Азола, кав. див. ген. де-Соннаца — Кастельнуово, штаб IV к. (Чиальдини) — в Ферраре, а войска его — к ю., до Болоньи. 20 июня король Виктор-Эммануил объявил войну Австрии, прислав письмо о том э.-герц. Альбрехту в Верону с предупреждением, что воен. действия начнутся через три дня. Убедившись из донесений, что непр. армии еще не соединились, э.-герц. решил сосредоточен. силами встретить армию короля, атакуя ее неожиданно с левого фланга во время движения к Эчу, или же идти за Минчио и там искать встречи с корол. армиею, опираясь на кр. Пескиеру. Полная скрытность в передвижениях была основн. условием успеха. К 23 июня приказано армии сосредоточиться к Вероне. Чтобы при нанесении решительного удара иметь возможно большие силы, э.-герц. притянут к себе по ж. д. большую часть бригады Скудиера. Против 90.000 непр. армии, собравшейся на нижн. По, оставлены были для наблюдения за рекою 10-й егерский батальон и 13-й гусарский полк, под нач. полк. Сапари. Для поддержания этого слабого отряда и в особенности для прикрытия ж. д. и подавления всяких попыток к восстанию, гл. силы бригады ген. Заставниковича переведены в Падую. Большая часть переправ на р. По уничтожены, наводнения спущены. Между тем, в ночь на 23-е армия Виктора-Эммануила начала переправу через Минчио, нигде не встречая сопротивления. К утру на лев. берег Минчио переведены весь III корп. и половина I-го; II-ой остался у Кастельлукио. Австр. бригада Пульца отошла к Вероне, не оказав сопротивления. Отсутствие австр. войск на Минчио окончательно убедило Викт.-Эммануила, что э.-герц. отказался от обороны страны между Минчио и Эчем и что австр. армия за Эчем. Поэтому решено 24-го перевести на лев. бер. Минчио всю армию и расположить ее частью на. Виллафранекой равнине, частью на холмистой местности у Соммакампании, С. Джустины и Кастельнуово и, притянув на себя внимание австр. армии, облегчить тем переправу через нижн. По армии Чиальдини. Получив утром 23 июня донесение Пульца о наступлении неприятеля, э.-герц. Альбрехт в полдень послал к Минчио на разведку полковн. ген. штаба бар. Рюбера. На основании его донесений, он пришел к заключению, что неприятель несколькими колоннами направляется к среднему Эчу и решил атаковать во фланг противника, переправившегося через Минчио. Известия к стороне Чиальдини были успокоительны; всё благоприятствовало исполнению смелого плана. Эрцгерц. не потерял ни одной минуты. Вскоре после полудня австрийцы были переведены на прав. берег Эча, а к вечеру 5-й корпус с резервн. дивизиею были направлены на Веронские высоты и заняли позицию между Кастельнуово и Соной. 24-го и вся австр. армия расположилась на этих высотах. Между тем, италианская кавалерия не могла выяснить, что аванпосты 5-го австр. корпуса к. вечеру 23-го находились всего в 5 вер. от расположения италиан. войск, переправившихся на лев. берег Минчио. На 24 июня, по диспозиции короля, армия продолжала наступление к Веронским высотам: I корп. на Кастельнуово, III кор. на Виллафранку; II корп. д. б. служить им резервом, заняв Гоито. Рано утром части I и III корпус. выступили с биваков, считая свое движение лишь переменой дислокации; сам король не подозревал возможности боя. К 6 ч. у. головные части I и II корпус. столкнулись с передовыми частями 5-го австр. корпуса; к этому же времени уже все силы австр. армии сосредоточились на Веронских высотах. Эрцгерц., не теряя ни минуты, перешел в решительное наступление и атаковал италианские корпуса, находившиеся в походном порядке. Произошло сражение при Кустоцце, длившееся 12 час. В общих чертах, план эрцгерц. заключался в том, чтобы, занимая неприятеля на всей линии от Монцамбано до Соммакампании, в тоже время подготовить решительную атаку на самый выдающийся в равнину пункт — Кустоццу, сосредоточив шесть бригад 5-го, 7-го и 9-го корпусов на линии Ст. Луччиа, Монте-Годи и Босконе, в долине Штаффало. Неожиданность боя, пассивность прав. фл. италианцев (III корп.), превосходство австр. войск в тактич. отн., искусство их начальн. и, наконец, запоздание резерва (10-я и 19-я див.), — всё это послужило к поражению италианцев (см. Кустоцца). Довольные победой и в виду крайнего утомления своих войск, особенно конницы, некоторые части которой были под седлом до 40 ч., австрийцы не преследовали. Потери с обеих сторон были почти одинаковы, по 8 т. чел.; трофеев досталось в руки австрийцев немного, но нравствен. результат был велик, п. ч. остановлено вторжение втрое сильнейшего неприятеля. Эрцгерц. Альбрехт выказал при этом необыкнов. искусство относительно сосредоточения войск на решит. пункте: против армии короля он собрал около 71 т. при 168 ор., а перед Чиальдини оставил только 1 б. с гус. полкомь с поддержкою в тылу бригадою Заставниковича. Во время боя им правильно оценено значение Кустоццы и к этому пункту направлено 23 б. при 6 батареях, против 20 непр. б. с 2 ор., истощенных непрерывными атаками. Австрийцы ввели в дело 69.600 ч. при 156 ор.; италианцы успели притянуть 48.315 чел. при 105 ор. После сражения, эрцгерц. решил быстро двинуться к нижнему Эчу и атаковать корпус Чиальдини, или между Эчем и По, или же на Эче, если бы, несмотря на поражение короля, он остался при намерении вторгнуться в Венецианскую область. На 25 июня было приказано начать движение неск. колоннами к Эчу и 28-го соединиться у Треченты, на канале Бианко. Однако, после полудня 25-го от полк. Сапари получено донесение, что начавшие было переправу войска Чиальдини быстро отошли назад. Предположив, что Чиальдини идет на соединение с королем, эрцгерц. решил на время оставить армию в холмистой стране на лев. бер. Минчио, дабы пополнить запасы и вообще окрепнуть для дальн. действий. Войска остались на занятых биваках и до 30 июня занимали районы: 5-й корпус — у Кастельнуово, 7-й — в Соне и С. Джустине, 9-й — в Соммакампанье, рез. пех. див. — у С. Массимо и Киево. Все штабы были соединены полев. телеграф. с Вероною (гл. кв. армии). Сюда эрцгерц. притянул все войска, оставив на нижн. По 1 погран. б. и 1 уланск. эск. Сапари и бригада Заставниковича стянулись к Вероне. Последняя с рез. пех. див. образовали резервн. корп. (17 б. и 3 батареи). Кав. бригада Пульца усилена до 20 эск. и 8 ор. Соммакампанья укреплена. Армия короля первоначально должна была отойти к Кремоне, но, не видя преследования, оправилась и к 27 июня остановилась за р. Олио, где и заняла позицию между Пескароло и Пиаденой; потом фронт расширился до Монтичели и Гаццуоло. Чиальдини, уже приготовившийся к переправе, по получении телеграммы Ла-Мармора о бедствии, отступил 28 июня к Модене, где и оставался до 3 июля. Получив донесение, что итал. армия остановилась за р. Олио, Альбрехт решил перевести свою армию в гористую местность на прав. берегу Минчио. 2 июля, переправившись накануне у Валеджио, австр. армия достигла: 5-й корпус — линии Вилла-Онофрио — С. Джиакомо, 7-й — Поццоленго, 9-й — Вольты и Валеджио, рез. корп. — Понти и Бролио (бл. Лагетто), бр. Пульца — у Гвидиццоло. За это время можно отметить только мелкие кавал. стычки разведывающих частей. Между тем, эрцгерц. получил известия о первых неудачн. делах Северной армии и приказание императора действовать осторожно. Вследствие этого, 3 июля австр. армия обратно перешла на лев. бер. Минчио, где была отдана диспозиция на случай оборони. боя. 4 июля получено известие о поражении Сев. арм. под Кениггрецом и приказание отправить в Вену по ж. д. корпус из четырех бригад пех. с 2 кав. полками, а затем решено всю Южную армию оттянуть к Дунаю. Это решение объясняется тем, что после поражения при Кениггреце 3 июля, Австрия уступила Венецию Наполеону III, рассчитывая тем приобрести его посредничество при заключении мира. 6-го июля, под прикр. 5-го корпуса, остававшегося на позиции у Валеджио до 8-го числа, армия отошла за Эч. Вслед за тем, 5-й и 9-й корпуса, усиленные до 4-х бригад каждый, направлены были прямо в Вену; 7-й корпус и нек. вспомог. войска (Истрии, Далм. и пр.) с гарниз. креп., под нач. ген. Маройчича, оставлены для обороны края (всего до 35—40 т. ч. против 350—270 т. италианцев). Для быстроты, отступление совершалось по 2 направлениям: 5 корп. — через Пастренго на лев. бер. Эча и далее, через Инсбрук, на Вену; 9 корп. — через Конельяно на Козарзу, где был посажен в вагоны. 13 июля Южн. армия отступила за р. Пиаве; 16-го — за р. Тальяменто; 17-го окончена отправка пех. по ж. д.; кавалерия же направилась в Виллах, а оттуда по ж. д. в Вену. Эрцгерц. Альбрехт назначен главноком. всеми вооружен. силами Австрии и 12-го отправился в Вену, сдав начальство Маройчичу, которому было указано: не ввязываться в бой, отступать до р. Изонцо, где занять позицию и держаться до последней крайности. 23 июля войска Маройчича отступили к Герцу и Градишке. Их было слишком мало, чтобы сопротивляться 2 итал. армиям. На Изонцо сосредоточились: 2 бригады и 3 эск., силою от 12 до 13 т. при 40 ор. Впоследствии удалось довести эти силы до 25 т. чел. Когда италианцы узнали о сделке относительно Венец. области, то пришли в негодование, и Виктор Эммануил решил немедленно вторгнуться со всеми силами в Венец. область, чтобы завоевать ее, а не принимать в подарок от Наполеона III. Ген. Чиальдини, по отступлении к Модене вступивший в связь с гл. армией, должен был открыть военн. действия. Оставив перед тет-де-поном у Боргофорте дивизию Миньяно с осадн. парком, он с остальными силами двинулся к По. Утром 8 июля переправился по 3 мостам через По и с 80.000 ч. двинулся к Ровиго. Австрийцы в это время отошли за р. Пиаве. 11-го Чиальдини достиг Ровиго, а 15-го занял Вичеицу. Армия короля 10-го июля направилась за Чиальдини к Ферраре, которой достигла 12-го. План короля заключался в следующем: корпус Чиальдини, подкрепленный неск. дивиз., должен был достигнуть Изонцо, чтобы оттуда, при случае, перейти через Альпы, между тем как II (Куккиари) и III (Делла-Рокка) корпуса назначались для обложения крепостей и охранения операцион. линии. Флот во что бы то ни стало должен был искать встречи с австрийским, разбить его и овладеть Триестом, чтобы подкрепить Чиальдини и обеспечить его продовольствие. 14-го июля итал. армия была переформирована и разделена на 7 корп.; из них 5 должны были войти в состав действующей армии Чиальдини; затем сформирован VIII-й корп., сосредоточенный между Пармой и Болоньей. 17-го июля сдался италианцам тет-де-пон Боргофорте. 20 июля итал. флот был при Лиссе разбит австр. адм. Тегетгофом. В этот же день армия Чиальдини достигла реки Пиаве, а 26-го её передовые отряды переправились через р. Изонцо, когда пришло известие о перемирии между Пруссией и Австрией. Известие это несколько запоздало, а потому в этот день произошла стычка у д. Верса, которою и прекратились неприязн. действия. 29-го июля Чиальдини признал перемирие и установил демаркац. линию по ручью Юдрио и р. Изонцо. Оборона Тироля. Войска, назначенные в Тироль, составляли часть Южн. армии (11 б., 1 эск. и 32 ор., всего 13.200 штык., 140 саб.) под нач. г.-м. Куна. В виду недостатка регул. войск, австр. правительство обратилось к помощи населения, которое выставило роты земск. стрелков, общ. численн. до 6.200 чел. Первое распоряжение Куна, хорошо знакомого с особенностями страны, было разделение всех войск на 5 групп: на 4 полубригады, из коих каждая должна была занять один из главн. участков южн. Тироля, и на 2 резерв. бригады, которые должны были стоять наготове в дол. Эча. Штабы полубригад к концу мая стояли в Рива, Тионе, Мале и Мальс, а резервн. бригад в Триенте. Роты земск. стрелков предназначались для усиления полубригад и занятия горных проходов, частью для связи между разл. участками. Из итал. войск для нападения на Тироль предназначены волонтеры Гарибальди, всего до 35—40 т. ч. Корпус волонтеров разделен на 5 бригад, каждая из 2 пех. полков 2—4 б. состава и 1 б. берсальеров; кроме пех., были сформ. 2 эск. гидов. В помощь волонтерам был придан легион полк. Гвиччиарди, в составе нац. гвардии с 6 горн. и 2 полев. ор. Позднее, после сраж. при Кустоцце, к корп. волонтеров добавили из регул. армии: 1 б. берсальеров, 3 пол. и 2 горн. батареи и 1 роту сапер. К наличн. боев. средствам надлежит причислить флотилии противников на оз. Гарда. Действия гарибальдийцев до 10 июля ограничивались небольшими стычками; успех неизменно был на стороне австрийцев. 10-го июля Гарибальди перешел в наступление с целью проложить себе дорогу к Триенту через Юдикарии, Валле Ампола и Валле ди Ледро. 13-го он занял значит. силами Юдикарии, 14-го перенес свой штаб в Сторо и сосредоточил три бригады между Кондино и Каффаро. После дел: 16 июля — у Спондалунги, Чимего, Монте Кастелло, Сторо и С. Лоренцо, 18 июля — у Монте Нотте и Неве ди Ледро, — Гарибальди вполне завладел всеми сообщениями между озерами Гардским и Идро, за исключ. лишь форта Амполы. 19-го сдался и этот последний. Оборона Тироля становилась для австрийцев всё затруднительнее; на помощь регул. войск извне рассчитывать было нельзя. Между тем, во что бы то ни стало, нужно было остановить успехи Гарибальди в дол. Эча. С наличными силами Кун перешел в наступление и в многочислен. делах 21—24 июля увенчал успехом свои операции в дол. Концеи и Ледро. В это время Южн. армия была отозвана на Дунай и ю.-в. часть Тироля совершенно обнажилась; сюда-то, долиною р. Бренты, была направлена 15-я итал. дивизия Медичи, которая весьма скоро оттеснила австрийцев до Триента. Здесь Кун и Медичи получили 25 июля сообщение о заключении перемирия, что и помешало серьезному столкновению. Гарибальди не воспользовался движением Медичи к Триенту и к концу войны продвинулся за границу Тироля всего на 15—20 вер. Италианцы, занявши часть Тироля, не соглашались уступать эти земли, считая, что они должны отойти к ним по мирному договору. Тогда эрцгерц. Альбрехт, в виду безопасности со стороны Пруссии, которая вопреки договору с Италией, вела отдельн. переговоры, двинул с 2 по 14 авг. к итал. границе 150 т. чел., 20 т. лош. и более 3.600 ор. и повозок, потребовавш. свыше 400 поездов. Благодаря образцовой перевозке по ж. д., к 16 авг. против итал. была сосредоточено 127 тыс. чел. при 435 ор. Но в это время снова было заключено перемирие, а 3 окт. — по мирному договору Австрия признала Италианское королевство и присоединение к нему Венецианской области.

Театр военных действий 1866 г. в Сев. Италии.

Участие флота. После объединения Италии война её с Австрией была неминуема, т. к. Венеция всё еще оставалась под властью Австрии. В предстоящей борьбе, вследствие географического положения противников, большое значение должно было иметь обладание водами Адриатич. моря. Поэтому как Австрия, так и Италия тратили большие средства на создание морской силы. Особенно энергично в этом отношении действовала Италия. Взрыв патриотизма, явившийся следствием только что совершившегося объединения, лозунг "Венеция должна быть отторгнута от австрийцев" подвинули италианский народ на крупные жертвы — на создание флота была ассигнована огромная для того времени сумма в 300 мил. франков. Время создания италианского флота совпало с периодом преобразования флота из деревянного в броненосный и артиллерии из гладкостенной в нарезную. Типы кораблей и орудий еще не успели установиться и были очень разнообразны. Поэтому таким же разнообразием, несмотря на одновременность постройки кораблей, страдал и вновь созданный италианский флот, тем более, что для того, чтобы не упустить время, корабли строились на различных заводах во Франции, в Англии и в Соедин. Штатах Сев. Америки. Всего было выстроено 12 броненосцев различных величин и типов: 7 фрегатов (4100—5700 тонн, 22—36 орудий от 6 до 8 дюйм. калибра), 2 корвета (2700 т., по 20 ор. 6—8 д. кал.), 2 канонерские лодки (2000 т., по 4 ор. 7½ д. кал.) и 1 башенный таран (4100 т., 2 ор. 10½ д. кал.). Все эти суда были защищены бронею от 4½ до 6 дюйм., а поставленная на них артиллерия была частью нарезная, с дула заряжающаяся, а частью гладкостенная. Кроме того, имевшиеся уже налицо деревянные флоты отдельных государств, объединившихся теперь, представляли из себя значительную силу, состоявшую из фрегатов (3200—4000 т., 50 ор.), корветов (2000 т., 20 ор.), канонерскихь лодок (250 т., 4 ор.), авизо и т. п. — всего около 60 судов. Слабая сторона этой внушительной морской силы заключалась в её личном составе. Хотя италианцы и были превосходными моряками, но, объединившиеся в один, контингенты различных флотов, недавно еще враждовавших между собою, не имели внутренней спайки, не было еще достаточного доверия к начальникам и доверия последних друг к другу. Напр., Пьемонт обладал хотя и небольшим, но хорошо организованным флотом, но после объединения в 1861 г., он быль наводнен гораздо более многочисленным личным составом прежнего неаполитанского флота, который во время только что пережитой революции совершенно потерял облик регулярной военной силы. Это в значительной мере отражалось на дисциплине. Кроме того, война возникла в тот момент, когда новый броненосный флот только что был выстроен, личный составь еще совершенно не ознакомился с новым оружием, не были еще оборудованы порты, склады запасов и т. п. Между тем народ, непонимавший неготовности флота, и знавший лишь о затраченных миллионах и о том, что броненосцы выстроены, требовал их немедленного применения, воспользовавшись затруднительным положением Австрии. Вследствие этого, кампания 1866 г. на Адриатическом море протекала для италианского флота в чрезвычайно неблагоприятных для него условиях. Далеко не в блестящем положении перед войной находился и австрийский флот. Когда в 1854 г. начальником его был назначен молодой и пылкий эрцгер. Максимилиан (впоследствии несчастный император Мексики), он очень много сделал для организации австр. флота и продолжаль благотворно влиять на его развитие вплоть до отправления своего в Мексику (1864 г.). Но после его отъезда взяло верх мнение, что морская сила для Австрии не имеет особого значения, и потому постройка броненосцев подвигалась очень медленно. К началу войны австрийский флот состоял из 7 броненосцев (2800—4800 т., 16—30 ор. 6—10 дюм. кал.) и из 45 деревянных судов различных типов. Некоторые из броненосцев были незакончены: на одном не хватало носовой брони, которую пришлось заменить деревянной обшивкой, на двух других не была еще поставлена артиллерия, и получить ее не было надежды, т. к. она была заказана у Круппа, т. е. в стране, внезапно оказавшейся неприятельской. Пришлось вместо новой нарезной артиллерии поставить старую гладкостенную. Но во главе австрийского строевого флота оказался энергичный и талантливый человек — к.-а. Тегетгоф. Несмотря на противодействие прямого своего начальника, морского министра (вернее, морского товарища военного министра) в.-адм. Фаутца, тоже не придававшего важного значения австрийскому флоту в предстоявшей войне, Тегетгофу, при поддержке эрцг. Альбрехта, предназначенного командовать армией на италианском театре войны, удалось настоять на том, чтобы с конца марта начались работы по приведению флота в боевую готовность и чтобы судам, находившимся в заграничном плавании, было послано приказани вернуться домой. 3-го апр. вышел приказ о сформировании эскадры из 5 броненосцев и деревянных: 5 фрегатов, 1 корвета, 7 канонерских лодок и нескольких посыльных судов. Базироваться эта эскадра должна была на Полу, но так как последняя имеет один узкий выход, Тегетгоф, чтобы не быть заблокированным более сильным италианским флотом, выбрал местом стоянки для своей эскадры, находящийся рядом с Полой, обширный рейд Фазано с двумя широкими выходами, куда и переходили из Полы суда эскадры по мере готовности. Т. обр. нпо отношению к Поле он занимал выгодное фланговое положение и препятствовал её блокаде. Неустойчивость во взглядах на значение флота привела к неопределенному его положению и отсутствию самостоятельности. Тегетгоф был подчинен одновременно и эрцг. Альбрехту и начальнику морского отдела военного министерства, а через него, значить, и военному министру, и был лишен решающего голоса даже в распределении морских сил на театре войны. Так, напр., от австрийского Ллойда было куплено 4 быстроходных парохода, чтобы сделать из них разведчиков, но вместо того, чтобы дать их в полное распоряжение Тегетгофа, ему дали только один из них, а три передали в распоряжение командующего войсками в Заре и комендантов крепостей Лиссы и Каттаро. Этим всякая возможность организации разведочной службы на морском театре войны была подорвана. Вместе с тем коменданты приморских крепостей потребовали назначения на все батареи морских офицеров, так как иначе трудно было различать национальность появляющихся перед ними военных судов и оценивать значение их маневров. Эскадра Тегетгофа получила назначение прикрывать фланг и тыл армии эрцг. Альбрехта. Это было совершенно правильно. Но это могло быть лишь общей директивой, с предоставлением Тегетгофу свободы в выборе способов достижения этой цели. Между тем, на его эскадру смотрели, как на составную часть армии, и он получил приказание не удаляться из сев. части Адриатич. моря и всё время держать в Триесте быстроходное судно, которое могло бы ему доставить приказания. 21 апр. вышел приказ о мобилизации армии и флота, и приступили к вооружению и всех тех кораблей, которые еще не были зачислены в эскадру Тегетгофа. Однако, изготовление судов подвигалось вперед довольно медленно: 1-го мая на рейде Фазано Тегетгоф имел в своем распоряжении только 5 деревянных фрегатов, из которых два было парусных. Только к 4-му июля там собрался флот из 27 судов, в составе которого было 7 броненосцев и 7 больших паровых деревянных судов. По мере того как корабли приходили из Полы, на них начиналось энергичное обучение команд. Особенное внимание Тегетгоф обращал на уменье сосредоточивать огонь, т. к. он считал это единственным средством наносить повреждения броне посредством своей слабой гладкостенной артиллерии. С 6-го июня, когда набралось достаточное количество судов, он энергично принялся за обучение своей эскадры маневрированию. 20-го июня он выслал единственный свой разведчик на разведку к итал. берегам, но никаких известий о том, где находится итал. флот и что он делает, ему собрать не удалось. Помимо эскадры Тегетгофа, австрийцы имели еще флотилию из легких канонерских лодок для действий в венецианских лагунах, которые находились в распоряжении коменданта Венеции. В таком положении находился австрийский флот к 23-му июня — дню начала военных действий. Приказ о приготовлении итал. флота к войне и о назначении его начальником адм. гр. Персано последовал только 3 мая (на месяц позже австрийцев). Сборным пунктом был назначен Таранто, а операционной базой — Анкона. Персано вступил в командование флотом в Таранто 16 мая; там было в этот момент 5 броненосц., 1 дер. фрег. и 1 авизо. В это время в Анконе готовились 2 бронен. и 2 дер. судна. 10-го июня в инструкции италианскому флоту ставилась задача овладеть водами Адриат. моря, щадя Венецию и Триест (последний в случае, если там не окажется воен. судов). 15-го июня в Таранто собралось 9 бронен. Не хватало только одного (Affondatore), который шел из Англии с завода, где был выстроен. 20-го июня Персано был извещен, что 23-го начинаются военн. действия и получил приказание перейти в Анкону. 21-го он направился в Адриат. море. Из Анконы навстречу ему вышли 2 бронен. и так. обр. весь броненосн. флот был сосредоточен. 25 июня Персано прибыл в Анкону. Переход был совершен многими судами в совершенно неготовом виде. Никаких предварительных учений в Таранто не производилось. На некоторых кораблях не хватало пушек и снарядов. Не хватало значительного количества и офиц. и нижи. чин. Эскадра совершенно не умела маневрировать. Нападение в это время австрийцев, хотя бы с небольшими силами, могло окончиться печально для Персано. Тегетгоф вышел в море 26 июня с 6-ю бронен. и несколькими деревянными судами и прежде всего направился к Анконе, к которой подошел с рассветом 27-го июня, и убедился, что здесь собран весь италианский флот. В продолжение нескольких часов Тегетгоф держался против Анконы, надеясь, что италианцы выйдут, но Персано воздержался от этого, т. к. многие корабли были не готовы (некоторые меняли артиллерию) и эскадра была совершенно не обучена. В этот же день Тегетгоф вернулся в Фазано. Вследствие неимения быстроходных разведчиков он не мог непрерывно наблюдать за Анконой. Самые быстроходные его суда (2 авизо) имели скорость 11—13 узлов, тогда как у италианцев было два авизо с ходом в 17 узлов. Из-за неготовности многих судов Персано не двигался из Анконы, но в это время началось на него давление общественного мнения. После поражения под Кустоццой народ возложил всю надежду на флот, который стоил ему таких крупных материальных жертв. Морской министр (штатский) на жалобы Персано на неготовность, ответил 5-го июня: "Неужели вы желаете сказать народу, который в своем безумном тщеславии считает своих моряков лучшими в свете, что, несмотря на миллионы, которые мы прибавили к его долгу, собранная нами эскадра неспособна встретить врага? Нас побьют каменьями. И кто когда-либо упоминал об австрийском флоте иначе как с презрением? Сделайте что-нибудь, сразитесь с австрийцами, высадитесь на их берегу, атакуйте Лиссу, только действуйте", а 7-го июля он телеграфировал: "Выходите из гавани, оставьте все суда, на которых не хватает орудий". Это показывает полную растерянность в министерстве и отсутствие какого-либо плана действий. Не было этого плана и у Персано и между ним и его помощниками (адмиралы Вакка и Альбини) царило разногласие. Исполняя приказание, флот 8-го июля вышел и продержался 5 дней в море, после чего вернулся в Анкону, не видев неприятеля. Персано не подходил к Фазано, чтобы вызвать Тегетгофа на бой, не посылал туда и разведчиков. Обучение маневрированию шло вяло. В стрельбе не практиковались. Тегетгоф, не имея разведчиков, не знал о выходе италианцев. Возвращение Персано в Анкону вызвало взрыв общественного негодования. Он получил категорическое приказание короля выйти в море "для того, чтобы предпринять против неприятельских крепостей или флота такие действия, которые можно бы было считать пригодными для достижения успеха". Ему усиленно рекомендовали атаковать укрепл. остров Лиссу. Это было конечно, нелепо — флоту атаковать приморскую крепость, когда в тылу у него оставался (в Фазано) неприятельский флот, но едва ли Персано ясно сознавал эту нелепость, т. к. он решил выполнить желание министерства. Эта нелепая операция вытекла из стремления "сделать что-нибудь" для успокоения общественного мнения. 16-го июля Персано вышел к Лиссе, отправив вперед быстроходное авизо для рекогносцировки. Рекогносцировка была выполнена благополучно под английским флагом. 18-го июля Персано начал атаку Лиссы. 17-го июля Тегетгоф получил с Лиссы телеграмму о рекогносцировке острова военным судном под англ. флагом, а на следующий день о появлении перед ним итал. флота и о завязавшемся бое с береговыми укреплениями. Нелепость такой операции, однако, навела Тегетгофа на мысль о том, что это не более как демонстрация, имеющая целью отвлечь его эскадру подальше из сев. части Адр. моря. Дальнейшие известия, полученные в тот же день, убедили его, что атака италианцами ведется всерьез, при чём известия получались уже запоздалые, т. к. непосредственное телеграфное сообщение с Лиссой было прервано неприятелем. Это заставило Тегетгофа прийти к убеждению о необходимости выхода в море, о чём он и сообщил по телеграфу властям. Вечером он получил неопределенный ответ эрц. Альбрехта: "Эскадру не разделяйте. Опасайтесь нападения на берег Истрии и Триест". А между тем из Зары продолжались дальнейшие донесения о действиях италианцев у Лиссы. А Тегетгоф всё не мог выйти и не получал определенного ответа на свои вопросы. Только в 2 часа дня 19-го июля он получил телеграмму: "По высочайшему повелению, вам предоставляется действовать по вашему собственному усмотрению". Тегетгоф, державший в ожидании ответа свою эскадру под парами, немедленно вышел к Лиссе и на следующий день 20-го июля утром (см. Лисса), разбил италианский флот, разбросанный вокруг острова и ослабленный материально и нравственно целым рядом неудачных атак против береговых укреплений. Несмотря на то, что италианский флот потерял в бою два бронен., он всё еще по числу и силе судов оставался гораздо сильнее австрийской эскадры. Этим можно объяснить, что Тегетгоф не преследовал Персано, отступившего в Анкону, где он был заменен к.-а. Вакка. Пробыв у Лиссы два дня Тегетгоф вернулся с эскадрой в Фазано. 25-го июля было заключено между воюющими сторонами перемирие. Кампания в Адриат. море 1866 г. замечательна, как яркий пример печальных последствий отсутствия определенного плана действий и управления флотом с берега. Если италианцы не взяли Лиссы, то только вследствие своей неспособности. Благодаря задержке Тегетгофа, связанного подчинением двум береговым властям, Персано имел полную свободу действий в продолжение лишних суток. Тегетгофу не дана была "полная мочь", и в этом главная причина прискорбной бездеятельности австрийцев на море. Если бы Тегетгоф был самостоятелен, и имел бы лишь общую директиву — парализовать действия италианского флота — он один и был бы кругом виноват, что упустил италианскую эскадру. Адм. Персано, оставляя в стороне его собственные ошибки и неспособность, должен был следовать указаниям штатских морских министров, находившихся, в свою очередь, под влиянием общественного мнения и уличных манифестаций. Результатом такого ненормального порядка вещей были: выход в море совершенно неготового флота, неспособного ни к каким операциям, и переход его в таком виде из Таранто в Анкону, под риском ежеминутно встретиться с австрийским флотом; затем позднее — Лисская операция, совершенно противная основным началам стратегии, и наконец — поражение.

Сражение при о. Лисс 20 июля 1866 г.

(А. Станкевич. Борьба Австрии против Пруссии и Италии в 1866 г., сост. воен.-истор. отд. Австр. ген. штаба, перев. с нем., 1872—73 гг. В. Н. Клембовский. Обзор войны 1866 г. в Германии и Италии (Междунар. воен.-истор. библ. Березовск.), 1891 г. Путилов, Н. 1866 г. Австрия и её союзники в войне против Пруссии и Италии, 1889—91 гг. Oesterreichs. Kämpte im Jahre 1866. Nach Feldacten Bearbeitet durch das K. K. Generalstabs-Bureau für Kriegsgeschichte. I—v Band. 1867—1869. Rüstow. Der Krieg von 1866 in Deutschland Und Italien, Politisch-militärisch Beschrieben. 1886. v. Scudier. Betrachtungen über Den Feldzug 1866 in Italien, 1896. La Marmora. Un peu plus De lumiére sur les événements Politiques et militaires De l’annéе 1866, 1874. La Campagna Del 1866 in Italia. Redatta Della sezione storica Del corpo di stato Maggiore. 1875. Пойен. Значение артиллерии в сражениях последнего времени; Перев. с франц. Шабо-Арно. История военных флотов. 1896. Перев. с франц. Вильсон. Броненосцы в бою. Том I. 1896. Перев. с англ. Attlmayr. Der Krieg Österreichs in Der Adria im Jahre 1866. Составлено по поручению морского отдела австр. военного министерства. 1896).