ВЭ/ВТ/«Адмирал Ушаков»

«Адмирал Ушаков»
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 169—170 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/«Адмирал Ушаков» в дореформенной орфографии


«АДМИРАЛ УШАКОВ», брон-ц береговой обороны, погибший в бою при Цусиме, 15 мая 1905 г. Построен в 1893 г. в С.-Петербурге на Балтийском заводе и имел водоизм. 4126 тонн, при длине по груз. ватерлинии 277½ фут, ширине 52 ф. и углублении 19 ф. 8 д. Механизмы, завода Модслея в Лондоне, развивали 16 узл. скорость. Артиллер. вооружение состояло из VI — 10 дм орудий в 45 кал. в башнях, IV — 120 мм орудий в 45 кал. в батарейной палубе и из мелких скорострельных пушек. Минное вооружение состояло из 4 подводных минных аппаратов. Стоимость броненосца была около 3½ мил. руб. Во время русско-японской войны А. У. входил в состав эскадры к.-адм. Небогатова, вышел из России 2 февр. 1905 г. под командой кап. 1-го ранга Миклухи и 15 мая с честью погиб в Цусимском бою, продолжая стрелять до тех пор, пока не затонул в волнах океана. Такая кончина корабля была достойна памяти адмирала Ф. Ф. Ушакова, одного из знаменитейших флотоводцев, в честь которого и был назван этот броненосец. В первый день боя, 14 мая, А. У. посчастливилось: кроме повреждения носовой части неприятельским снарядом крупного калибра, пробоины под носовой башней у грузовой ватерлинии и удара снаряда в кормовую башню, других существенных повреждений им получено не было. Наиболее значительной оказалась носовая пробоина, благодаря которой весь носовой отсек был затоплен водой; бортовая пробоина была заделана изнутри во время самого боя, а снаряд, попавший в башню, оставил только след в броне, но не разрушил её. Вследствие затопления носового отделения, А. У. стал зарываться на ходу носом и не мог по этой причине давать более 10 узлов ходу; вследствие чего уцелевшая после дневного боя часть эскадры постепенно обгоняла его и к полночи А. У. остался один. После краткого совещания между командиром и офицерами броненосца было решено продолжать идти тем же курсом и догонять эскадру, а в случае неудачи самостоятельно прорываться во Владивосток. Рано утром, когда солнце осветило гладкое и спокойное море, с А. У. заметили отряд из шести японских судов, в числе которых были крейсера «Матсушима», «Итсукушима» и «Хашидате». Все они, перерезая курс А. У. и не обращая на него внимания, догоняли эскадру Небогатова. Тем временем А. У. сзади настигал быстроходный крейсер «Читозе» с миноносцем. Подойдя к нему кабельтовов на 35, «Читозе» повернул и ушел полным ходом обратно. А. У. оказался отрезанным от остальной эскадры и готовился к предстоящему бою. Иллюстрация к статье «Адмирал Ушаков». Военная энциклопедия Сытина. Том 1 (СПб., 1911—1915).jpg Около 3 ч. дня с разных сторон стали показываться дымки приближающихся судов, и А. У. попал в кольцо неприятельского флота; уйти незамеченным уже не было возможности. В виду такого положения, командир А. У. кап. 1-го р. Миклуха, приказал минному офицеру, лейт. Жданову приготовиться к взрыву кингстонных труб и циркуляционных помп на случай если придется затопляться. На собранном вновь совете офицеров решено было драться, пока хватит сил, а затем уже уничтожить броненосец. Тем временем А. У. нагоняли японские брон. крейсера «Ивате» и «Якумо», держа поднятыми сигналы, которых за дальностью нельзя было разобрать. Только когда «Ивате» подошел кабельтовов на 70, на А. У. могли разобрать сигнал, начинавшийся предложением сдачи. Но лишь только разобрали и доложили о нём командиру последний приказал спустить ответ и открыть огонь. Неравный бой продолжался недолго. При общем водоизмещении в 20.000 тон., японские крейсеры имели в сложности VIII — 8 дм и XXVIII — 6 дюйм. орудий, стрелявших на расст. до 65— 70 каб., и скорость хода 20 узлов, а А. У., при водоизмещении 4126 тонн, обладал артиллерией, состоявшей из IV — 10 дм и IV — 120 мм орудий, могущих вести бой только на 63 кабельтова, и скорость хода не более 10 узлов. Если к этим цифрам прибавить еще превосходство бронирования японских судов, то об успехе боя для А. У. не могло быть и речи. Пользуясь дальнобойностью своих орудий, японские суда засыпали А. У. своими снарядами на таком растоянии, на котором его снаряды были мало действительны. Вскоре гидравлическая наводка носовой башни А. У. попортилась, и башня перестала вращаться. Кормовая башня работала исправно до конца боя. 120 мм батарея действовала только по временам, т. к. дальность расстояний сама по себе выводила ее из строя. Минут через 20 было сбито носовое 120 мм орудие, произошел взрыв беседок с 120 мм снарядами; начался пожар в батарее, загорелись обшивка борта в жилой палубе и командные рундуки. К полученным в первый день боя повреждениям прибавилась большая пробоина в борту по ватерлинии под носовой башней, огромная пробоина под кают-компанией и большое количество мелких повреждений. А. У. накренился на правый борт настолько сильно, что вращение и стрельба из башен стали невозможными. Использовав боевую способность своего корабля и видя бесполезность дальнейшей стрельбы, командир приказал затопить броненосец. Через кингстоны и подорванные помпы машинного отделения вода стала быстро заполнять отсеки корабля. Команде было приказано, пользуясь спасательными средствами, бросаться за борт. Получив еще снаряд под кормовую башню, совершенно избитый корабль лег на правый борт, перевернулся вверх килем и пошел на дно, кормою книзу. Японцы, ожесточенные видом развевающегося до конца Андреевского флага и гибелью корабля, который казался им легким призом, вымещали свою досаду на беспомощно плававших людях, осыпая их снарядами с расстояния в 40—50 каб. Только спустя уже значительное время после гибели броненосца А. У. подошли японские крейсера и на шлюпках стали подбирать уцелевшую команду. По рассказам оставшихся в живых, многие из плававших погибли от холода, окоченев и обессилев от долгого пребывания в воде; некоторые, потеряв надежду на спасение, сами отвязывались от спасательных кругов и добровольно отдавались смерти. Точных данных о смерти доблестного командира кап. 1-го р. Миклухи не имеется: кто видал его бросавшимся в воду последним с А. У., кто плававшим на спасательном круге, но уже мертвым, кто утверждает, что его не подобрали за неимением места на шлюпках. По словам японских газет, Миклуха сам отказался от помощи и указал на гибнувшего рядом матроса. Всего было подобрано японцами 328 чел. из 422. Нельзя не отметить подвига минного офицера лейтенанта Бор. Конст. Жданова, который, не желая спасаться, погиб вместе с А. У., спустившись в трюм корабля.