БЭАН/Аммонитяне

Аммонитяне, или сыны Аммона (Быт. XIX, 38) – были потомками Бен-Амми, сына Лотова, по кровосмешении его со своей младшей дочерью. Он родился вблизи Сура, но потомство его распространилось к с. и занимало гористые страны Галаада, между потоками Арноном и Явоком. Первоначально владения их граничили к с. потоком Явок, к з. Иорданом, к ю. Арноном и вдавались с восточной стороны в Аравию. Аморитяне, при своем царе Сигоне, изгнали аммонитян из плодороднейшей части их владений, лежавшей между двумя реками; но Моисей взял эту землю у аморитян и разделил оную между коленами Рувимовым и Гадовым. Вследствие того западной границей аммонитян сделался один из потоков р. Явок, при котором стоял их главный город Рабба, или Рабба-Аммон. Горы Галаадские составляли восточную границу земли Аммонитской, а страна Моавитская – южную. Сыны Аммоновы предавались глубокому идолопоклонству (Суд. X, 6). Главным идолом их был Молох, как полагают, одно и то же божество, что и Ваал. История их наполнена многими проявлениями гнева Божия, который они многократно навлекали на себя своим нечестием, хотя и были пощажены, по нарочитому повелению Божию, когда Израиль обошел страну их во время своего похода из Египта (II Пар. XX, 10, Втор. II, 19). Спустя 300 лет после сего царь аммонитский объявил войну израильтянам под тем предлогом, что они занимали страну его (Суд. XI, 13). После кровавой битвы аммонитяне были разбиты с большой потерей. В начале царствования Саула (I Цар. XI, 1) аммонитяне под начальством Гааса, своего царя, осадили город Иавис-Галаадский и согласны были заключить союз с жителями оного только при таком условии, чтобы у каждого из жителей был выколот правый глаз. Израильтяне потребовали семь дней срока для ответа и к концу его собрали значительное войско из 33 тысяч для сражения с аммонитянами и так побили их наголову, что не осталось из них двоих вместе (I Цар. XI, 11). Через 50 или 60 лет после того умер один из царей аммонитских, и Давид, по-видимому обязанный некогда ему, отправил к его сыну и преемнику послов с изъявлением своего соболезнования. Это дружеское расположение, к сожалению, было встречено царем аммонитским враждебно; с посланниками Давида было поступлено грубо и оскорбительно. Ожидая, что Давид не преминет отомстить за оскорбление, они постарались запастись наемным войском из сирийцев. Давид, услышав об их враждебных замыслах, послал навстречу им Иоава с отборным войском израильским. Исход битвы был гибелен для аммонитян: они и их союзники были разбиты и бежали; Равва, столица, и прочие города их были разрушены израильтянами; венец царя их Давид взял и возложил на себя, народ же бывший во взятых городах вывели, клали под пилы, под железные молотилки, под железные топоры и бросали в обжигательные печи (II Цар. XII, 29, 31). Так поступил Давид, по словам свящ. историка, со всеми городами аммонитскими (II Цар. XII, 29–31). В состоянии рабства они оставались до царствования Иосафата. В союзе с моавитянами и другими народами они объявили войну Иуде, но были поражены чудесным образом (II Пар. XX). После этого Иофам вступил с ними в войну, победил их и сделал своими данниками на несколько лет. Самый грозный суд Божий был произнесен над ними и их столицей за то именно, что они захватили и заняли часть земли Израильской (Иер. XLIX, 1–6), и за то, что они надменно торжествовали и глумились над израильтянами во дни их плена (Иез. XXV, 2–7). Все сии грозные предсказания исполнились над ними во всей точности и силе, как, несомненно, то подтверждают и светские историки. Они как народ скоро исчезли с лица земли, и Ориген, писатель III в., говорит, что в его время они были известны только под общим наименованием арабов. На том месте, где находился их главный город, разбросано в настоящее время бедное селение Емман, в двенадцати милях к ю.-з. от нового города Исалт. Главный город их в настоящее время есть в собственном смысле стойло верблюдов (Иез. XXV, 5) и место для лежания стад; вся страна их, прежде столь многолюдная и цветущая, теперь обращена в обширную пустыню, изредка усеянную только стадами бедуинов.