БСЭ1/Николай II

НИКОЛАЙ II, Николай Александрович Романов (1868—1918), последний русский император, сын Александра III. Вырос и воспитывался в обстановке двора, напоминавшего патриархальную помещичью усадьбу крепостного времени. Среди учителей, подготовлявших Н. II к деятельности монарха, особенно выделялся К. Победоносцев, внушавший своему воспитаннику твердое убеждение в божественной избранности российских самодержцев. Под влиянием воспитания и обстановки при дворе отца сложились политич. взгляды и все мировоззрение Н. II. Самодержец-самодур Александр III представлялся Н. II идеалом царя, православие — незыблемой догмой и основой морали. Н. II был так же ограничен и невежествен, как его отец. Он весьма интересовался военным делом, но преимущественно в том виде, в каком оно культивировалось обычно при дворе — в виде внешней выправки и парадов. Проходя офицерскую школу в гвардии, Н. II вел распутный образ жизни. Ко времени своего восшествия на престол «дослужился» до чина полковника. Александр III умер в 1894, когда Николай II не успел еще закончить ни общего ни военного образования. В апреле 1894 Николай II был помолвлен с принцессой Алисой из Гессенского дома, ставшей затем русской императрицей Александрой Федоровной (ноябрь 1894). Присущие Н. II черты тупого, недалекого, мнительного и самолюбивого деспота в период его пребывания на престоле получили особенно яркое выражение.

Н. П стал царем в то время (21/X 1894), когда политич. обстановка — внутренняя и внешняя — чрезвычайно усложнилась. Назревала борьба между крупнейшими империалистич. хищниками за новый передел мира. Всем своим предшествующим развитием царская Россия выдвинулась к этому времени на положение крупнейшего военно-феодального империалистического государства, находившегося в то же время в полуколониальной зависимости от западно-европейских стран и в первую очередь от Франции. Наряду с этим в Россию, являвшуюся источником всякого гнета — крепостнического, военного, капиталистического и колониального, — к началу 20 века переместился центр мирового революционного движения. Российский пролетариат, возглавляемый революционной социал-демократией (большевистской партией), выступал в авангарде борьбы против самодержавия, за демократию, за социализм.

Н. II с первых дней своего царствования решительно опроверг легенду об его мнимом «либерализме», распространяемую до этого в оппозиционных буржуазно-помещичьих кругах. 17/I 1895, принимая депутацию земских и городских деятелей, Н. II с прямолинейной грубостью назвал надежды на конституционные реформы «бессмысленными мечтаниями» и заявил, что будет продолжать политику Александра III в духе ничем не ограниченного самодержавия. Реакционность политики нового монарха ярко выявилась в его отношении к нараставшему рабочему движению. Когда в 1895 при подавлении забастовки в Ярославле расстреляли бастующих рабочих мануфактуры Корзинкина (было убито 13 человек), Н. II на докладе об этом кровавом событии «начертать изволил»: «Весьма доволен поведением войск во время фабричных беспорядков в Ярославле». Эта резолюция царя-палача (сообщение о ней появилось во всех газетах) стала широко известна рабочим массам. Устроенные 18 (30)/V 1896 официальные торжества коронации, с целью инсценировки народного ликования, закончились ходынской катастрофой (см. «Ходынка»), к-рая вошла в историю как одна из кровавых страниц николаевского царствования.

Беспощадное преследование революционной социал-демократии, система повседневного сыска и провокации, жестокие расправы со стачечниками — вот характерные черты политич. режима царствования Н. II. Столкновение интересов крупнейших империалистич. держав в Китае и на Тихом океане привело к Русско-японской войне. Н. II и его министры в расчете на победу и патриотич. угар, к-рый, по их мнению, должен был приостановить нарастание революции, охотно шли на эту грабительскую войну. Значительную роль в завоевательной политике Н. II. сыграли и хищнические интересы семьи Романовых. Сам царь и его родственники владели концессиями в Корее и хищнически хозяйничали там. Царская армия и флот не были подготовлены к ведению войны с агрессивно выступавшим молодым империалистич. хищником — Японией, и война была проиграна. Поражение в Русско-японской войне и широко развернутая массовая работа большевистской партии ускорили революцию. «Кровавое воскресенье» (расстрелу рабочих в Петербурге 9 января 1905) значительно подорвало крестьянскую веру в «царя-батюшку» и положило начало революции 1905—07. Кличка «кровавый царь» навсегда пристала к Н. II, ставшему с этого времени объектом ненависти широчайших народных масс. В период революции 1905 полностью выявились его политич. ничтожество, убежденное черносотенство, ненависть к народу, вероломство и тупоумие. Под давлением революционной волны, угрожавшей существованию трона, Н. II вынужден был пойти на крайне лживые манифесты, на ничтожные реформы, на куцую законосовещательную Булыгинскую думу (см.). Манифест 17 октября 1905 (см.) был вырван у Н. II всеобщей политической Октябрьской забастовкой, приведшей в ужас всю династию. Н. II всегда рассматривал этот акт как злополучную минуту своей слабости и ненужной уступчивости. Подлинное свое «нутро» он обнаружил демонстративным подчеркиванием сочувствия черносотенным погромам, широко организованным в стране по указке министерства внутренних дел. Он с почетом принимал депутации погромщиков, с гордостью носил значок черносотенного «Союза русского народа», амнистировал заведомых убийц и громил, афишировал свой антисемитизм. Беспощадный разгром восставших рабочих в Москве, в Сормове, Ростове, в Донбассе и разгул карательных экспедиций на Казанской ж. д., в Сибири, Прибалтике, Закавказьи полностью отразили существо режима Николая II. Тысячи смертных приговоров, вынесенных военно-полевыми судами, расправы над заключенными в тюрьмах революционерами, расстрелы без суда воочию показали всю глубину ненависти Н. II к осмелившемуся подняться на революционную борьбу народу. Беспощадно подавив революцию 1905, Н. II с злобной мстительностью стремился искоренить все вырванные у него во время революции уступки. Закон о выборах в Гос. думу, изданный 11/XII в разгар Декабрьского вооруженного восстания и давший крайне урезанные избирательные права рабочим и крестьянам, был дополнен новыми законами (от 20/II, 8/III и 23/IV 1906), которые свели на-нет значение Думы. Н. II не потерпел существования ни 1-й Гос. думы, осмелившейся поставить на обсуждение аграрный вопрос (была распущена указом царя 8/VII 1906), ни 2-й Думы (была распущена 3/VI 1907), оказавшейся левее, чем первая. Н. II с трудом мирился с Думой даже в ее октябристско-черносотенном обличьи. Живым олицетворением реакции был Столыпин (см.), отправивший на виселицу, в ссылку и на каторгу тысячи революционеров. Оголтелый воинствующий национализм Н. II, поддержанный великорусскими помещиками-черносотенцами и кадетско-октябристской буржуазией, нашел свое законченное выражение в усилении национально-колониального гнета в Средней Азии, на Кавказе, в Финляндии и Польше. Одним из гнусных дел правительства Н. II явилась инсценировка антиеврейского судебного процесса, известного под названием «дела Бейлиса».

Н. II ревностно выполнял свою роль сторожевого пса западно-европейского империализма на Востоке. Царским полковником Ляховым в 1908 был разгромлен созданный в результате революции меджлис (см.) в Персии (Иране) и в 1911 подавлена персидская буржуазно-демократическая революция. Н. II оказал активную поддержку реакции в Турции и в Китае. Участие в войне за передел мира Н. II рассматривал как средство подавления революционных движений в стране и для новых империалистических захватов. Революционный подъем 1912—14 вновь вселил в него смертельный страх. Буржуазия под угрозой новой революции проявляла полную готовность оказать поддержку монархии Н. II. Но Николай II замыкался в узком кругу приближенных, предпочитал окружать себя угодливыми ничтожествами. Ближайшими советниками Николая II по политическим делам являлись спириты, знахари, гадальщики, шарлатаны, проходимцы. Среди них кишмя кишели жулики, авантюристы, германские и иные шпионы. Грубейшее суеверие толкнуло Н. II и его жену к грязному проходимцу Распутину (см.), оказавшемуся их ближайшим наперсником. Двор стал ареной скандальных происшествий, слух о к-рых распространился по всей стране. Н. II сделался посмешищем.

Традиционная внешняя политика, установленная еще Александром III, обязывала Н. II соблюдать политический и военный союз с Францией. Но собственные политич. симпатии Н. II влекли его к реакционной монархии Германии. В 1905 Н. II подписал даже тайное соглашение с Вильгельмом II в Бьорке, направленное против Англии и срывавшее налаживавшийся союз Франции, Англии и России. Под давлением министра иностранных дел Н. II вынужден был отказаться от соглашения в Бьорке. Патриотич. угар, охвативший в начале первой мировой империалистич. войны широкие буржуазные круги, сплотил буржуазию вокруг царя. Но уже первые месяцы войны показали такую степень разложения режима, возглавляемого Н. II, что о близких победах не могло быть и речи. Военно-бюрократич. аппарат оказался не в состоянии обеспечить войска снарядами, ружьями, патронами, продовольствием и обмундированием. Зависимость от планов союзного командования заставляла рус. армию наступать совершенно неподготовленной во всех тех случаях, когда противник предпринимал активные операции против Франции и др. союзников. Начались поражения русской армии. В стране нарастало мощное революционное движение, большевистская революционная работа открывала глаза широким массам на империалистич. цели войны. Рабочие стачки 1915, 1916 и революционные выступления приняли угрожающий характер. Нарастающему революционному подъему Н. II противопоставил новые репрессии, вводя самый свирепый режим в стране и армии. Началась «министерская чехарда». Министры возвышались и падали в зависимости от того, как они относились к Распутину. Назначения и смены фактически определялись волей Распутина и его кружка, состоявшего из ряда лиц, в личной преданности к-рых были убеждены Н. II и его жена. Умственное убожество и моральное разложение придворных кругов достигли крайних пределов. Режим гнил на корню. Даже самые оголтелые черносотенцы (вроде Шульгина) уже не одобряют всей деятельности Н. II. Усиленно ведутся разговоры о реакционном влиянии на него императрицы Александры Федоровны (см.), о губительной политике окружающей его камарильи. «Немку» называют шпионкой, Распутина — агентом Германии. В интересах спасения монархии и буржуазного строя и продолжения войны буржуазия готова пожертвовать монархом. В буржуазных кругах разрабатываются планы дворцового переворота, смещения Н. II и замены его другим царем — или его сыном Алексеем или братом Михаилом. Послы Франции и Англии принимают активное участие в этих заговорах. На убийство Распутина (18/ХII 1916), к-рое должно было сыграть роль предостережения самому Н. II, последний отвечает усилением репрессий и продолжением министерской чехарды. Усиление реакции сопровождается тайной подготовкой к заключению сепаратного мира с Германией. Организаторы генеральского и придворного заговора спешили дворцовым переворотом предупредить революцию и раздавить ее. Но Февральская буржуазно-демократическая революция не дала времени генеральскому заговору и снесла царскую монархию вместе с Н. II.

До последней минуты Н. II оставался тем, чем был — тупым самодержцем, неспособным понять ни окружающей обстановки ни даже своей выгоды. Он не отказывался от престола, несмотря на уговоры великих князей, командующих армиями, придворных. Он готовился итти походом на Петроград, чтобы в крови потопить революционное движение и вместе с приближенными к нему генералами обсуждал план измены. Предполагалось открыть фронт герм. войскам. Но 2(15)/III Н. II вынужден был подписать отречение от престола, т. к. выяснилось, что все войска перешли на сторону революции и ему отказалась служить даже дворцовая стража. 8(21)/III Н. II по требованию рабочих и солдатских депутатов Петроградского совета был арестован. Временное правительство пыталось спасти его. Керенский вел переговоры с англ. правительством о выезде Н. II и его семейства в Англию. Рабочие помешали контрреволюционной сделке, имевшей целью снова посадить кровавую монархию на спину русского народа. Буржуазное Временное правительство не решалось посягнуть на огромные имущества Романовых и оставляло в распоряжении бывшего царя средства для помощи контрреволюции. Н. II содержался в первые месяцы революции в Царскосельском дворце, затем был перевезен с семьей в Тобольск, оттуда в Екатеринбург. 3(16)/VII 1918 при приближении к Екатеринбургу чехословацких контрреволюционных войск Н. II со всей семьей был расстрелян.