Гесиод
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Германия — ГИМН. Источник: т. XVI (1929): Германия — ГИМН, стлб. 507—508 ( скан ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : РСКД : ЭСБЕ : RE : Britannica (11-th) : Britannica (11-th) : DGRBM


ГЕСИОД (Hesiodos, приблизительно с конца 8 в. до половины 7 в. до хр. э.), древне-греческий поэт, первый известный по дошедшим произведениям поэт Европы, родоначальник бытовой дидактической поэзии. Ее реалистически-злободневный характер резко отличается от гомеровской, несмотря на общую с ней эпическую форму. В противоположность безыменным гомеровским рапсодам, Гесиод говорит от своего лица, выражает свои думы и чувства и, т. о., знаменует переход от эпоса к лирике. В поэмах «Эрга» и «Теогония» имеются некоторые автобиографические сведения: Г. — сын выходца из малоазийских колоний (город Кимы), переселившегося после разорения, «в поисках лучшей, более достойной его светлого рода жизни», в Европу и превратившегося в крепкого беотийского земледельца (в деревне Аскра, у подножия Геликона). Дебюты Гесиода тесно связаны с Беотией. Он выступал как крестьянско-демократический поэт (в отличие от Гомера, поэмы которого, основанные на легендах, сложились несомненно в кругах аристократии), искусно превращая гимны в честь древнейших местных культов в жанровые картины и практические наставления в картины полевых работ и крестьянского быта, в своего рода инструкцию по земледелию. Таков гимн в честь матери земли Деметры, ее «дел», «Эрга», т. е. земледелия, который впоследствии и составил ядро основной дидактической поэмы Гесиода «Erga kai hemerai» (Труды и дни). В результате склоки с братом из-за наследства, обычной, по описанию Г., в переходный, современный ему «железный» век распада родовых связей и отсутствия твердых гражданских норм, Г. был лишен своей доли. Его поэтические протесты (в частности против аристократического суда) — защита трудового люда, земледельческого и вообще личного труда («труд никакой не позорит людей, а позорит безделье» и т. п.) — оказались, по собственному его сравнению, лишь «пением бессильного соловья в когтях хищного ястреба», т. е. озлобленной против Г. местной крепостнической аристократии. Реальным стимулом, стихийным двигателем жизни, вместо гомеровской слепой судьбы и каприза богов, у Г. выступает «Голод» (Лимос), борьба за существование (Эрис), протекающая в двух формах, к-рые олицетворяются двумя Эридами: злой, стихийной, звериной, ведущей к взаимоистреблению и доброй, созидательной, культурной, регулируемой самодеятельностью, соревнованием и правопорядком (Дике). Поэма «Эрга» (объемом в 828 стихов), композиционно очень нестройная, явно спаяна из разновременных выступлений Г. и объединена одной общей идеей конечного торжества доброй Эриды (выступающей в образе идеализируемой Г. более культурной аристократии); формально она объединена обращением к брату — обидчику. Один раздел поэмы (стихи 383—688) представляет собой описание работ земледельца и судоводителя; другие — свод всевозможных наставлений, поучений, примет, обращений к богам, и т. п. Из массы поэм, приписывавшихся Г. и уцелевших б. ч. лишь в цитатах и фрагментах (напр., явно позднейший «Щит Геракла», с описанием единоборства Геракла с Кикном и сделанного Гефестом щита для Геракла, «Каталог женщин», «Эои» и другие), наиболее прочно, несмотря на расхождения критиков, установилось авторство Г. за другой поэмой, «Теогонией» («Theogonia» — Родословная богов; 1.022 стиха). Ядро ее образовалось из гимна в честь древнейшего беотийского культа Эроса, путем развития генеалогических элементов гимна, в целую родословную систему мира, данную в историческом развитии от рождения природы из хаоса до появления мифических предков греческой аристократии. Здесь в качестве стихийного двигателя выступает «влечение», Эрос. И здесь, как в «Эрга», рисуется в лице Зевса, низвергшего Урана и Кроноса, торжество порядка над слепой стихийностью. «Теогония» — идеализация светской хозяйствен. аристократии в противовес крепостнической, кастовой, жреческой. Греческая мифология в значительной степени, благодаря Г., явилась наиболее полным выражением общегреческого миросозерцания, источником вдохновений для художников и поэтов античной и новой Европы. Поэзия Г., поэзия личного труда и хозяйственности, в греч. мире имела успех лишь постольку, поскольку еще не успело развиться рабовладельчество. С возобладанием рабовладельческого строя Г. из поэта-идеолога общегреческого объединения превратился в глазах рабовладельческих сфер в поэта крестьянской мелкоты, рабов, илотов (по позднейшим отзывам этих сфер: «Гомер — поэт царей, Г. — поэт рабов»). Но в дальнейшем поэзия Г. была высоко оценена в александрийский и римский периоды; так, в эпоху Августа панегирист принципата, Вергилий, явно пытался воскресить гесиодовский идеал крепкого земледельца (отвечавший тенденциям правящих кругов Рима) в своих «Георгиках».

Соч. Г. на рус. яз.: «Работы и дни. Земледельческая поэма» и «Теогония» — в переводах В. Вересаева, Полн. собр. соч., т. X, М., 1929; «Труды и дни» — в кн. «Древнегреческие поэты в образцах и биографиях», сост. В. Алексеев, СПБ, 1895.

Лит.: Hовосадский Н. И., Реализм Гезиода, «Известия Академии наук СССР», № 2, 1928; Brach A., Hesiodos, «Realenzyklopädie der klassischen Altertumswissenschaften», Band VIII, Stuttgart, 1912 (сводка лит. о Г.); Geffeken I., Griechische Literaturgeschichte, Band I, Heidelberg, 1926 (с новейшей библиографией о Г.); «Hesiodos Erga», erklärt von Wilamowitz-Moellendorff, В., 1928 (с историей текста произведений Г.); Mazon P., Hésiode. Théogonie. Les travaux et les jours. Le bouclier d'Héracle, Paris, 1928; Rand E . K., Horatian Urbanity in Hesiode's Works and Days. «American Journal of Philology», Baltimore, v. X X X I I , 1912,

Г. Поляков.