БСЭ1/Апокалипсис

АПОКАЛИПСИС («Откровение Иоанна Богослова»), сочинение, включенное церковью в канон Нов. Завета не без значительных колебаний, имевших место вплоть до 4 в. В книге предсказывается скорое пришествие Христа, которому должен, однако, предшествовать ряд бедствий и появление противника Христова — Антихриста (см.). Встречается в А. и идея тысячелетнего царствования божия на земле (т. н. хилиазм), за к-рым следует страшный суд, окончательная гибель грешников и торжество праведников. Все это представлено в форме четырех видений, якобы последовательно открывшихся перед автором в один из воскресных дней во время пребывания его в ссылке на о-ве Патмосе — за проповедь христианства. Образы, рисуемые им при этом, очень малопонятны и на воображение мистически-настроенного или суеверного человека могут произвести сильное впечатление. Автор питает склонность к нек-рым числам, в таинственное значение к-рых верили древние вавилоняне. Так, у него часто фигурируют числа 7 (семь печатей на пророческой книге, семь звезд и семь горящих светильников, окружающих Христа) и 12 (12 звезд над небесной женой, 144 тыс., т.-е. 12×12, праведников, избранных Христом и отмеченных особой печатью и т. д.). Все это — следы влияния на данную книгу не только иудейских, но и более ранних вавилонских и персидских религиозных представлений. Церковное предание относит А. к концу 1 века, ко времени римск. императора Домициана, и приписывает Иоанну, одному из предполагаемых им 12 апостолов, якобы первых учеников Христа. Этому же Иоанну приписывается т. н. четвертое евангелие и несколько включенных в канон Нов. Завета посланий, хотя между этими произведениями, проникнутыми духом христианского непротивленчества, и А., преисполненным началами чисто ветхозаветной мести и гнева, такое принципиальное различие, что их трудно представить вышедшими из-под одного и того же пера. Язык А., проникнутый древне-еврейскими формами, сильно отличается от языка четвертого евангелия. В наст. время известно, что в 1 и 2 вв. в христианской литературе встречалось несколько А. (напр., отвергнутый церковью А. апостола Петра), заимствованных из иудейской апокалиптической литературы. По всей вероятности, и рассматриваемый нами А. такого же происхождения. Во всяком случае, старая церковная точка зрения, связывавшая его с Иоанном, одним из 12 апостолов, является совершенно произвольной. А. — произведение нескольких авторов, в значительной степени заимствованное христианством из иудейской апокалиптики и в его нынешней форме сложившееся не сразу. Окончательная редакция А., повидимому, падает на конец 1 в. (Гарнак) или начало 2 в. Оригинальную позицию занял в вопросе о времени написания, авторе и характере А. один из рус. исследователей этой книги, шлиссельбуржец Н. А. Морозов, который усмотрел в ней астрономическое сочинение, хотя и не чуждое нек-рых политических тенденций, написанное в связи с затмением 30 сентября 395, и высказал предположение-, что его автор не кто иной, как Иоанн Златоуст. Эта точка зрения не нашла в науке никакой поддержки.

Лит.: Никольский, Н., Спор исторической критики с астрономией, М., 1908; Морозов, Н., Откровение в грозе и буре, М., 1907; A. Harnack, Geschichte der altchristlichen Literatur bis Eusebius, Chronologic, Leipzig, 1897 (послед, к вопросу о дате A.); I. Weiss, Die Offenbarung Iohannis, Götting., 1904; Bousset, Die Offenbarung Iohannis, 1906. Указания на старую рус. литературу об этой книге имеются в «Православной богословской энциклопедии», т. 1, СПБ, 1899.