Абхазцы
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Аколла. Источник: т. I (1926): А — Аколла, стлб. 115—117 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : RE


АБХАЗЦЫ, абхазы, абазы, абазги, народ абхазо-адыгейской группы, живущий в З. Закавказьи, в Абхазской ССР. А. составляли одну из ветвей обширного народа, населявшего все Черноморское побережье Кавказа. Родоначальниками А. считают гениохов или иниохов, живших за много веков до хр. э. на Черноморском побережьи Кавказа и упоминаемых еще Аристотелем. На территории Абхазии побывали древние греки, римляне, скифы и готы, тюрки и грузины, что наложило определенный отпечаток на антропологический тип А. Антропологически А. отличается от соседних кавказских племен. Они имеют длинную голову, более прямой нос; отмечается значит. процент голубоглазых и светловолосых. Вообще же антропологически А. мало изучены. Всего в Абхазской ССР ок 84 т. А-ов; кроме того, имеется абхазское селение ок. Батума (5 т. ж.), а также 40 т. А‑ов живет на С. Кавказе по рр. Зеленчуку и Кубани (см. Абазинцы), куда они переселились в 18—19 вв. Собственно чистых А. в наст. время, по исчислению Марра (1920), насчитывается 61 т. (по переписи 1897 — 72 т. ч.). Раньше А. были более многочисленны. За время царизма много А. выселилось в Турцию (до 400 т. душ), часть их (убыхи и джихоты) были почти поголовно истреблены, при чем выселились магометане, а христиане остались. Живущие в А. делятся: на А.‑гаграа (в Гагринском у.), на бзыбских А. (Бзыбская Абхазия — Гудаутский у.), А.‑гумаа по р. Гума, абживинских А. (абжуа в Кодорском у. от р. Кодор до Самурзакани), А.‑самурзаканцев или мурзаканцев в Самурзаканском у., между р. Гализгой и р. Ингуром. Сами А. называют себя апсуа («люди души», или «душевные люди»), а страну свою — Апсны («Страна души», или «Душевная страна»). С внешней стороны А. походят на зап. горцев и черкесов. Одежда у мужчин и женщин простая. Мужчина носит короткую получеркеску из грубого местного сукна поверх ситцевого бешмета, узкие в обтяжку штаны и самодельные башмаки — сандалии из телячьей кожи (ажцю-эйма), к‑рые долго размачиваются, прежде чем надеть. Необходимая часть одежды — башлык, к‑рый носят, то распуская концы на плечах, то завязывая их на голове наподобие чалмы. За поясом носят револьвер и кинжал. Одежда женщин — длинный бешмет (акцы), поверх к‑рого носится нечто вроде пестрого жилета или безрукавки. Селения А. разбросаны в виде хуторов или отдельных хозяйств, тянущихся на несколько верст. Гл. занятие — земледелие (кукуруза и гоми). Также занимаются садоводством и разведением винограда, табака и хлопчатника. Обычай кровной мести, в прежние времена чрезвычайно широко распространенный среди А., в наст. время совершенно почти исчез. Чувство общественности весьма развито. Обычай взаимопомощи и взаимоподдержки известен здесь повсюду: земли вдов и сирот, одиноких и т. п. обрабатываются, обычно, совместной работой всех членов общины. Старики и женщины пользуются всеобщим уважением: всякое покушение на права женщины встречает энергичный отпор. Следует отметить сильно развитый обычай молочного родства, к‑рое считается у А. не менее важным, чем кровное. К религиозным вопросам А. крайне индифферентны. На древние языческие верования наслоилось христианство и магометанство. Революция энергично разрушает последние остатки религиозных предрассудков.

Абхазский язык принадлежит к яфетической семье языков (см. Яфетические языки); область распространения: Самурзаканский, Гумистинский, Гудаутский уезды Абхазской ССР. Народный А. я. представлен в трех главных наречиях: самурзаканском, абжуйском и бзыбском. Начало научному изучению А. я. было положено акад. Н. Я. Марром, отвергшим общераспространенное мнение об его примитивности и определившим его как язык скрещенный спиранто-сибилянтного типа яфетический язык, генетически родственный с адыгейским языком. Помимо яфетических языков Кавказа (грузинского, мергело-чсанского, сванского и языков северно-кавказких), А. я. проявляет тесное родство с до-арийскими переживаниями языков Армении, а из европейских яфетических языков, в части грамматических категорий, особенно близко примыкает к баскскому. Морфологический строй А. я. — синтетический. Два рода (мужской и женский), два класса существ (разумных и неразумных) различаются между собой соответствующими местоименными частицами. Система исчисления двадцатиричная, как и в других яфетических яз. Кавказа, за исключением сванского. По богатству звукового состава, в частности, по обилию спирантов и аффрикатов, с абхазской фонетикой, насчитывающий свыше 75 самостоятельных звуков, можно сравнить лишь северно-кавказкие языки. Из отличительных особенностей абхазской фонетики, сравнительно с другими яфетическими языками, следует отметить: а) тяготение к слабым коренным, б) выступление губного к началу слова, в) устойчивость лишь начальной части произносимого целого и, в связи с этим, преимущественная односогласность корня — явление, частью изначальное, органическое, частью позднейшее, свидетельствующее лишь об изношенности формы слова.

Абхазская литература. После установления Советской власти в Абхазии и частичного введения родного языка в школе, началась работа над созданием литературного А. яз. Реформа алфавита также облегчила приобщение абхаз. масс к письменности, т. к. существовавшие транскрипции миссионеров и Услара (содержавшие: первая 60, а вторая 52 знака) мало удобны. О народной словесности А. не имеется данных ранее середины прошлого столетия; однако, общая яфетическим народам устойчивость форм и большое количество следов первобытного тотемизма в фольклорном материале указывает на ее глубокую древность. Существуют сборники пословиц Д. Гулия и Г. Курцикидзе (материал последнего мало доброкачественен, т. к. включает большинство грузинских пословиц, просто переведенных на абхаз. язык), затем — лежащие пока под спудом записи некоторых песен обрядового характера (свадебные, песни состязаний, похоронные) и заговоров против злых духов. Первоначальная деятельность ревнителей абхаз. языка ограничилась переводом Евангелия и изданием букваря и разговоров. Так обстояло дело к тому времени, когда начал свою деятельность Д. Гулия (см.), — первый абхазский литератор. Им издан ряд произведений на А. языке как в стихах, так и в прозе. В последние годы следует указать на произведения Чанбы, автора коммунистической драмы «Апьсны-ханым» (Абхазская женщина). В 1923 в Париже издана брошюра Анчбы-Шервашидзе «Абхазские легенды», не имеющая, впрочем, научной ценности. Трудов по изучению Абхазской литературы не существует.

Лит.: Услар, П. К., Этнография Кавказа, I, Абхазский язык, Тифлис, 1888; Чарая, П., Об отношении абхазского языка к яфетическим (матер. по яфетич. языкознанию, IV, СПБ, 1912); Марр, Н., К вопросу о положении абхазского языка среди яфетических (материалы по яфетическ. языкознанию, V, СПБ, 1912); его же, Из лингвистической поездки в Абхазию (к этнографическим вопросам), «Известия Акад. Наук», стр. 303—334, 1913; его же, Яфетическое происхождение абхазских терминов родства («Изв. Акад. Наук», стр. 141—146, 1914); его же, Кавказоведение и абхазский язык, «Журнал Мин. Нар. Прос.», № 5, 1916; его же, О записывании абхазских текстов (пособие для работ по яфетическому языкознанию, I), СПБ, 1917; его же, Абхазско-русский словарь (пособие к лекциям), 1925.

В другой редакцииПравить

АБХАЗЦЫ, абхазы, абазы, абазги, народ абхазо-адыгейской группы, живущий в З. Закавказьи, в Абхазской ССР. А. составляли одну из ветвей обширного народа, населявшего все Черноморское побережье Кавказа. Родоначальниками А. считают гениохов или иниохов, живших за много веков до хр. э. на Черноморском побережьи Кавказа и упоминаемых еще Аристотелем. На территории Абхазии побывали древние греки, римляне, скифы и готы, тюрки и грузины, что наложило определенный отпечаток на антропологический тип А. Антропологически А. отличается от соседних кавказских племен. Они имеют длинную голову, более прямой нос; отмечается значит. процент голубоглазых и светловолосых. Вообще же антропологически А. мало изучены. Всего в Абхазской ССР ок 84 т. А-ов; кроме того, имеется абхазское селение ок. Батума (5 т. ж.), а также 40 т. А‑ов живет на С. Кавказе по рр. Зеленчуку и Кубани (см. Абазинцы), куда они переселились в 18—19 вв. Собственно чистых А. в наст. время, по исчислению Марра (1920), насчитывается 61 т. чел. (по переписи 1897 — 72 т.) чел. Раньше А. были более многочисленны. За время царизма много А. выселилось в Турцию (до 400 т. душ), часть их (убыхи и джихоты) были почти поголовно истреблены, при чем выселились магометане, а христиане остались. Живущие в А. делятся: на А.‑гаграа (в Гагринском у.), на бзыбских А. (Бзыбская Абхазия — Гудаутский у.), А.‑гумаа по р. Гума, абживинских А. (абжуа в Кодорском у. от р. Кодор до Самурзакани), А.‑самурзаканцев или мурзаканцев в Самурзаканском у., между р. Гализгой и р. Ингуром. Сами А. называют себя апсуа («люди души», или «душевные люди»), а страну свою — Апсны («Страна души», или «Душевная страна»). С внешней стороны А. походят на зап. горцев и черкесов. Одежда у мужчин и женщин простая. Мужчина носит короткую получеркеску из грубого местного сукна поверх ситцевого бешмета, узкие в обтяжку штаны и самодельные башмаки — сандалии из телячьей кожи (ажцю-эйма), которые долго размачиваются, прежде чем надеть. Необходимая часть одежды — башлык, который носят, то распуская концы на плечах, то завязывая их на голове наподобие чалмы. За поясом носят револьвер и кинжал. Одежда женщин — длинный бешмет (акцы), поверх которого носится нечто вроде пестрого жилета или безрукавки. Селения А. разбросаны в виде хуторов или отдельных хозяйств, тянущихся на несколько верст. Гл. занятие — земледелие (кукуруза и гоми). Также занимаются садоводством и разведением винограда, табака и хлопчатника. Обычай кровной мести, в прежние времена чрезвычайно широко распространенный среди А., в наст. время совершенно почти исчез. Чувство общественности весьма развито. Обычай взаимопомощи и взаимоподдержки известен здесь повсюду: земли вдов и сирот, одиноких и т. п. обрабатываются, обычно, совместной работой всех членов общины. Старики и женщины пользуются всеобщим уважением: всякое покушение на права женщины встречает энергичный отпор. Следует отметить сильно развитый обычай молочного родства, к‑рое считается у А. не менее важным, чем кровное. К религиозным вопросам А. крайне индифферентны. На древние языческие верования наслоилось христианство и магометанство. Революция энергично разрушает последние остатки религиозных предрассудков.

Абхазский язык принадлежит к яфетической семье языков (см. Яфетические языки); область распространения: Самурзаканский, Гумистинский, Гудаутский уезды Абхазской ССР. Народный А. я. представлен в трех главных наречиях: самурзаканском, абжуйском и бзыбском. Начало научному изучению А. я. было положено акад. Н. Я. Марром, отвергшим общераспространенное мнение об его примитивности и определившим его как язык скрещенный спиранто-сибилянтного типа яфетический язык, генетически родственный с адыгейским языком. Помимо яфетических языков Кавказа (грузинского, мергело-чсанского, сванского и языков северно-кавказких), А. я. проявляет тесное родство с доарийскими переживаниями языков Армении, а из европейских яфетических языков, в части грамматических категорий, особенно близко примыкает к баскскому. Морфологический строй А. я. — синтетический. Два рода (мужской и женский), два класса существ (разумных и неразумных) различаются между собой соответствующими местоименными частицами. Система исчисления двадцатиричная, как и в других яфетических яз. Кавказа, за исключением сванского. По богатству звукового состава, в частности, по обилию спирантов и аффрикатов, с абхазской фонетикой, насчитывающий свыше 75 самостоятельных звуков, можно сравнить лишь северно-кавказкие языки. Из отличительных особенностей абхазской фонетики, сравнительно с другими яфетическими языками, следует отметить: а) тяготение к слабым коренным, б) выступление губного к началу слова, в) устойчивость лишь начальной части произносимого целого и, в связи с этим, преимущественная односогласность корня — явление, частью изначальное, органическое, частью позднейшее, свидетельствующее лишь об изношенности формы слова.

Абхазская литература. После установления Советской власти в Абхазии и частичного введения родного языка в школе, началась работа над созданием литературного А. яз. Реформа алфавита также облегчила приобщение абхаз. масс к письменности, т. к. существовавшие транскрипции миссионеров и Услара (содержавшие: первая 60, а вторая 52 знака) мало удобны. О народной словесности А. не имеется данных ранее середины прошлого столетия; однако, общая яфетическим народам устойчивость форм и большое количество следов первобытного тотемизма в фольклорном материале указывает на ее глубокую древность. Существуют сборники пословиц Д. Гулия и Г. Курцикидзе (материал последнего мало доброкачественен, т. к. включает большинство грузинских пословиц, просто переведенных на абхаз. язык), затем — лежащие пока под спудом записи некоторых песен обрядового характера (свадебные, песни состязаний, похоронные) и заговоров против злых духов. Первоначальная деятельность ревнителей абхаз. языка ограничилась переводом Евангелия и изданием букваря и разговоров. Так обстояло дело к тому времени, когда начал свою деятельность Д. Гулия (см.), — первый абхазский литератор. Им издан ряд произведений на А. языке как в стихах, так и в прозе. В последние годы следует указать на произведения Чанбы, автора коммунистической драмы «Апьсны-ханым» (Абхазская женщина). В 1923 в Париже издана брошюра Анчбы-Шервашидзе «Абхазские легенды», не имеющая, впрочем, научной ценности. Трудов по изучению Абхазской литературы не существует.

Лит.: Услар, П. К., Этнография Кавказа, I, Абхазский язык, Тифлис, 1888; Чарая, П., Об отношении абхазского языка к яфетическим (матер. по яфетич. языкознанию, IV, СПБ, 1912); Марр, Н., К вопросу о положении абхазского языка среди яфетических (материалы по яфетическ. языкознанию, V, СПБ, 1912); его же, Из лингвистической поездки в Абхазию (к этнографическим вопросам), «Изв. Акад. Наук», стр. 303—334, 1913; его же, Яфетическое происхождение абхазских терминов родства («Изв. Акад. Наук», стр. 141—146, 1914); его же, Кавказоведение и абхазский язык, «Журнал Мин. Нар. Прос.», № 5, 1916; его же, О записывании абхазских текстов (пособие для работ по яфетическому языкознанию, I), СПБ, 1917; его же, Абхазско-русский словарь (пособие к лекциям), 1925.