Открыть главное меню
Yat-round-icon1.jpg

Сумерки боговъ
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. М. Л. Михайловъ (1829—1865)
Стихотворенія М. Л. Михайлова, 1862.
Изъ нѣмецкихъ поэтовъ.
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Götterdämmerung («Der May ist da mit seinen goldnen Lichtern…»). — Изъ цикла «Возвращеніе домой», сб. «Книга пѣсенъ». Опубл.: 1860[1]. Источникъ: Стихотворенія М. Л. Михайлова. — Берлинъ: Georg Stilke, 1862. — С. 132—136 (Google).. Сумерки богов (Гейне; Михайлов)/ДО въ новой орѳографіи


Сумерки боговъ.


[132]

Явился май, принесъ и мягкій воздухъ,
И золотой свой свѣтъ, и ароматъ,
И дружелюбно бѣлыми цвѣтами
Всѣх ма́нитъ, и изъ тысячи фіалокъ
Съ улыбкой смотритъ синими очами,
И разстилаетъ свой коверъ зеленый,
Весь пышно затканный лучами солнца
И утренней росой, и созываетъ
Къ себѣ любезныхъ смертныхъ. Глупый людъ
10 На первый зовъ покорно поспѣшаетъ.
Мужчины вышли въ нанковыхъ штанахъ
И въ праздничныхъ кафтанахъ съ золотыми,
Сіяющими пуговками; въ цвѣтъ

[133]

Невинности всѣ женщины одѣлись;
15 Крутитъ свой усъ весенній молодежъ;
У дѣвушекъ высоко дышатъ груди;
Поэты городскіе запаслись
Карандашомъ, бумагой и лорнетомъ…
И всѣ ликуя за город бѣгутъ,
20 Садятся на муравчатыхъ полянахъ,
Любуются на быстрый ростъ деревьевъ,
На нѣжные и пестрые цвѣточки,
Внимаютъ пѣнью беззаботныхъ пташекъ
И шлютъ привѣтъ свой яснымъ небесамъ.

25 И у меня былъ Май съ визитомъ. Трижды
Въ затворенную дверь онъ постучалъ
И кликнулъ мнѣ: „Я Май! Не прячься, блѣдный
Мечтатель! выдь! Тебя я поцалую!“
Но двери я не отперъ, и сказалъ:
30 „Недобрый гость, зовешь меня напрасно!
Тебя насквозь прозрѣлъ я — и насквозь
Узналъ строенье міра: слишкомъ много
И слишкомъ глубоко узналъ — и прахомъ
Разсѣялись всѣ радости мои,
35 И въ сердце скорби вѣчныя вселились.
Сквозь каменную жесткую кору
Мнѣ ясно видно все въ людскихъ домахъ,
Въ людскихъ сердцахъ; и здѣсь и тамъ я вижу
Обманъ да ложь да жалостное горе.
40 На лицахъ я читаю злыя мысли;

[134]

Въ стыдливомъ дѣвственномъ румянцѣ видѣнъ
Мнѣ тайный трепетъ похоти; надъ гордымъ
И вдохновеннымъ юноши челомъ —
Колпакъ дурацкій. Всюду на землѣ
45 Лишь тѣни прокаженныя я вижу
Да рожи глупыя, и самъ не знаю,
Въ больницѣ я, иль въ домѣ сумасшедшихъ.
Насквозь, какъ въ чистое стекло, я вижу
И всю земную глубь, и весь тотъ ужасъ,
50 Что Май напрасно хочетъ утаить
Подъ пышной муравой своей. Я вижу,
Какъ мертвецы лежатъ въ гробахъ тамъ тѣсныхъ;
Глаза раскрыты, руки скрещены,
Лицо какъ полотно, и бѣлъ ихъ саванъ,
55 И черви между желтыхъ губъ клубятся.
Я вижу — сынъ съ любовницей шутя,
Садится на отцовскую могилу…
Вокругъ съ насмешкой свищутъ соловьи,
И нѣжные цвѣточки полевые
60 Лукаво издѣваются, и мертвый
Отецъ въ своей могилѣ шевелится,
И вздрагиваетъ скорбно мать земля.“

О бѣдная земля! твои терзанья
Я знаю. Вижу я, какъ грудь твою
65 Снѣдаетъ пламя, какъ исходятъ кровью
Безчисленныя жилы, какъ широко
Твоя раскрылась рана, и потокомъ

[135]

Вдругъ хлынули огонь и кровь и дымъ.
Я вижу — изъ земной разверстой пасти
70 Выходятъ исполинскіе сыны
Предвѣчной ночи, машутъ надъ собой
Багровыми свѣтильниками, ставятъ
Свои литыя лѣстницы, и грозно
Бѣгутъ по нимъ на штурмъ твердыни неба.
75 За ними лѣзутъ карлики, и съ трескомъ
Тамъ золотыя лопаются звѣзды.
Руками дерзновенныхъ пришлецовъ
Раздернута завѣса золотая
У Божьяго шатра, и съ воемъ ницъ
80 Святые сонмы ангеловъ упали.
Весь поблѣднѣвъ, сидитъ на тронѣ Богъ,
Рветъ волосы и топчетъ свой вѣнецъ.
Горитъ все царство вѣчности. Повсюду
Пожаръ кровавый мечутъ исполины;
85 А карлы бьютъ горящими бичами
По спи́намъ ангеловъ, и въ смертныхъ корчахъ
Ихъ за волосы тащутъ и кидаютъ.
И мой хранитель ангелъ тамъ, съ цвѣтущимъ,
Прелестнымъ ликомъ, съ русыми кудрями,
90 Съ блаженствомъ въ голубыхъ глазахъ и вѣчной
Любовью на устахъ… И гадкій, черный
Уродъ его схватилъ и повалилъ…
Со скрежетомъ онъ смотритъ на его
Божественные члены… Сладострастно

[136]

95 Насилуетъ его въ своихъ объятьяхъ…
И ярый крикъ несется по вселенной…
Шатнулися основы мировыя —
И рухнули и небо и земля —
И воцарилась тьма предвѣчной ночи.




Примѣчанія.

  1. Впервые — въ журналѣ «Современникъ», 1860, томъ LXXXII, № 8, отд. I, с. 471—473 подъ заглавіемъ «Сумерки», съ цензурными искаженіями. Полностью — въ книгѣ: Стихотворенія М. Л. Михайлова. — Берлинъ: Georg Stilke, 1862. — С. 132—136 (Google)..


  Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.