Открыть главное меню

Страница:Schiller-I.pdf/82

Эта страница была вычитана


 



Тогда въ рукахъ толпы преступной
Зловѣщій загудитъ металлъ,
И, мира вѣстникъ неподкупный,
Къ насилью первый дастъ сигналъ.
Чу! крики бѣшеной тревоги:
Къ оружью, мирный гражданинъ!
Толпы бѣгутъ; дворцы, дороги
Полны убійственныхъ дружинъ.
Тогда и женщины-гіены
Ликуютъ въ ужасахъ пировъ,
Какъ тигры, рвутъ зубами члены,
Сердца кровавыя враговъ.
Тогда святаго нѣтъ ужь болѣ,
Покинулъ скромный стыдъ людей,
Пороки царствуютъ на волѣ,
Надъ добрымъ высится злодѣй.
Ужасна львица въ пробужденьи,
Ужаснѣй тигровъ злой набѣгъ;
Но что всѣ ужасы въ сравненьи
Съ твоимъ безумствомъ, человѣкъ?
И горе тѣмъ, кто свѣточь рая
Слѣпцамъ отъ вѣчности вручитъ:
Не свѣтъ, но пламень разливая,
Онъ грады, страны пепелитъ.

Радость небо мнѣ послала!
Посмотрите! вотъ оно,
Какъ звѣзда сквозь покрывало,
Блещетъ мѣдное зерно.

Тот же текст в современной орфографии

Тогда в руках толпы преступной
Зловещий загудит металл,
И, мира вестник неподкупный,
К насилью первый даст сигнал.
Чу! крики бешеной тревоги:
К оружью, мирный гражданин!
Толпы бегут; дворцы, дороги
Полны убийственных дружин.
Тогда и женщины-гиены
Ликуют в ужасах пиров,
Как тигры, рвут зубами члены,
Сердца кровавые врагов.
Тогда святого нет уж боле,
Покинул скромный стыд людей,
Пороки царствуют на воле,
Над добрым высится злодей.
Ужасна львица в пробужденьи,
Ужасней тигров злой набег;
Но что все ужасы в сравненьи
С твоим безумством, человек?
И горе тем, кто светочь рая
Слепцам от вечности вручит:
Не свет, но пламень разливая,
Он грады, страны пепелит.

Радость небо мне послала!
Посмотрите! вот оно,
Как звезда сквозь покрывало,
Блещет медное зерно.