Страница:Polonsky Polnoe Sobranie Stikhotvoreniy 1896 tom 2.pdf/257

Эта страница была вычитана


И меня ласкалъ тотъ вѣтеръ,
И ему внималъ я:
«Слушай,
«Бѣдный мальчикъ, надоѣли
«Мнѣ жрецы мои; мнѣ тошно
«Отъ куреній ихъ; отъ дыму
«Этихъ жертвоприношеній
«Закоптѣли золотыя
«Сѣни моего чертога,
«Закружились, какъ отъ чаду,
«Головы боговъ, со мною
«Раздѣляющихъ трапезу.
«И не тотъ я, чѣмъ когда-то
«Былъ въ тѣ дни, когда лишь греки
«Воздвигали мнѣ кумиры:—
«Въ дни безсмертныхъ пѣсенъ былъ я
«Святъ, какъ духъ слѣпца Гомера;—
«Жизнь моя текла въ ихъ стройныхъ,
«Величавыхъ изваяньяхъ;—
«Для меня тогда былъ мраморъ
«Осязаемымъ безсмертьемъ…
«Миновало это время!
.............


Тот же текст в современной орфографии

И меня ласкал тот ветер,
И ему внимал я:
«Слушай,
Бедный мальчик, надоели
Мне жрецы мои; мне тошно
От курений их; от дыму
Этих жертвоприношений
Закоптели золотые
Сени моего чертога,
Закружились, как от чаду,
Головы богов, со мною
Разделяющих трапезу.
И не тот я, чем когда-то
Был в те дни, когда лишь греки
Воздвигали мне кумиры:—
В дни бессмертных песен был я
Свят, как дух слепца Гомера;—
Жизнь моя текла в их стройных,
Величавых изваяньях;—
Для меня тогда был мрамор
Осязаемым бессмертьем…
Миновало это время!
.............