Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

узко-бюрократических порядках. В связи с этим он писал, между прочим, своей двоюродной тетке гр. А. А. Толстой в письме от 23 июня 1874 года: «Я занят практическими делами, а именно педагогией: устраиваю школы, пишу проэкты и борюсь с петербургской педагогией вашего protégé[1] Дм[итрия] Андр[еевича], который делает ужасные глупости в самой важной отрасли своего управления, в народном образовании».[2]

Однако мысль, высказанная Толстым в его письме к министру народного просвещения, мысль о необходимости «образования народных учителей в самых школах» не была им оставлена. Вообще вопрос о постановке дела элементарного образования в народных, в частности сельских, школах настолько интересовал Толстого, что еще осенью 1873 года он решил даже, вопреки своему обычному нерасположению к официальным выступлениям, баллотироваться в гласные Крапивенского уездного земства, для того чтобы иметь возможность принять непосредственное и активное участие в общественной работе в пользу близкого ему школьного дела. Избранный единогласно в члены Училищного совета, он серьёзно занялся исполнением взятых на себя обязанностей. В декабре 1874 года он писал тому же лицу: «Я теперь весь из отвлеченной педагогии перескочил в практическое с одной стороны и в самое отвлеченное с другой стороны дело школ в нашем уезде. И полюбил опять, как 14 лет тому назад, эти тысячи ребятишек, с которыми я имею дело... Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, в роде того, который испытывал бы при виде тонущих людей... Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тех, тонущих там Пушкиных, Остроградских, Филаретов, Ломоносовых. А они кишат в каждой школе. И дело у меня идет хорошо, очень хорошо. Я вижу, что делаю дело и двигаюсь вперед гораздо быстрее, чем я ожидал».[3] Об этом увлечении школьным делом, охватившем Толстого, говорит и С. А. Толстая в своем письме к брату С. А. Берсу от 20 ноября: «Лёвочка весь ушел в народное образование, школы, учительские училища, т. е. где будут образовывать учителей для народных школ, и всё это его занимает с утра до вечера».[4]

В своей статье «О народном образовании» Толстой, полемизируя против насильственного внесения в народную школу новых программ, приемов и методов, заимствованных у немцев, искусственных и чуждых народному духу, высказывает свое глубокое убеждение, что всё дело народного образования должно быть основано на полной свободе и всецело предоставлено самому народу, потому что только при таком условии народное образование может развиваться быстро и успешно. Шурин Толстого Степан Андреевич Берс, одно время помогавший ему в его работе с яснополянскими школьниками, сообщает в своих воспоминаниях, что Толстой неоднократно высказывал мысль, что учителя, вышедшие из интеллигентной среды «не в состоянии образовать простого народа так, как это нужно

  1. [покровительствуемый].
  2. ПТ, стр. 251.
  3. Там же, стр. 258.
  4. Подлинник хранится в ГТМ.
710